На главную

Елена Некрасова

Автор сценария

роман

                                                

ЧАСТЬ 1   

РАБОТА                                              

                                      

Рита сидит на балконе, без нее обойдутся. И зачем, спрашивается, она пишет эти сценарии? Отсняли уже восемь стариков, хоть бы один сценарий пригодился – приходишь на съемку, и все летит к чертям… Казалось – хороший заказ, чего проще? Интервью со старичками-киношниками, показать их фотографии в молодости, разбавить хроникой, кадрами из фильмов, воспоминаниями близких людей. Милый проектик под кодовым названием «Уходящая натура». Мягко сказано. Натура одной ногой уже в могиле, другой – в маразме. Если б знать заранее, ни за что бы не согласилась… Нет, это просто личное невезение, бывают совершенно нормальные старики, которые здраво рассуждают, отвечают на вопросы. Взять того краеведа из Минусинска… или художника Ефимова в прошлом году снимали, ему вообще за сто перевалило… а это полный мрак. Кого ни возьми, маразм в расцвете сил. И еще одиночество сказывается, у киномамонтов явный дефицит общения, а тут столько внимания…

 Наверное, лучше всех сохраняются ученые и писатели, в плане мозгов. Тот, кто не напрягает мозги, сильнее подвержен маразму. Рита уже думала об этом… Что актеры? Отыграли свое, пусть талантливо, это же эмоции… а как только сошли с дистанции – все, приплыли. Вот одни эмоции в результате у них и остались, на фоне старческого слабоумия. Да и режиссеры не лучше… это же не гении режиссуры, не Феллини-Годары-Куросавы какие-нибудь, а так, заслуженные деятели советского кино, серые труженики идеологии. Операторы до глубокой старости редко доживают, наверное, работа у них тяжелая. Хотя Юсов еще держится,  даже во ВГИКе преподает, сколько ему лет, интересно?

По условиям договора сценарист должен присутствовать на съемках, чтобы помочь режиссеру сориентироваться на месте, если что не так. Продюсер знал, поди, когда этот пунктик вписывал, что будет сплошное «если что»… и Женя еще такой неопытный режиссер попался, сразу впадает в истерику, начинает давить на стариков, а они этого не любят. А с другой стороны, надо быть не режиссером, а талантливым психиатром, чтобы выудить из них нужную информацию. Вот сегодня - приехали к вдове оператора, который лично знал Эйзенштейна, дружил с Роммом, работал с Пырьевым и прочими великими, супер-знаменитым не стал, но его ценили, даже приглашали работать в Голливуд, он отказался, ясное дело… и всю жизнь писал книгу, которую при советской власти не опубликовали, а вдова просто потеряла рукопись. «Ну что поделать, ребятушки, переезды, знаете ли…» Мужнину рукопись посеяла, зато достала из бельевого шкафа собственный трактат и хвастается, что это плод всей ее жизни, история любви Пушкина и какой-то польской  красавицы Каролины Сабаньской, которую также горячо любили  Адам Мицкевич и Виктор Гюго... Это можно выдержать?!  Утверждает, что провела  научное исследование, что красавицу  кто-то оболгал, а она вернула ей честное имя, и за это положена Нобелевская премия! Но ведь кругом мафия, наглые пушкинисты не пускают на свою территорию. Причем образования у женщины  никакого, после школы вышла замуж за военного, моталась по гарнизонам, а в сорок  лет влюбилась в оператора и поселилась с ним в Москве. Режиссер Женя хотел полистать эту потрепанную папку, но какое там, вцепилась мертвой хваткой - в руки нельзя, одному мужчине давала почитать, вроде честный человек, но  рассказал пушкинистам и те сразу же украли идею... короче, совершенно другое кино вырисовывается. О том, что до старости лучше не доживать. Возможно, горцы какие-нибудь и сохраняют ясность ума, а с городскими - полный привет. Этой Алине Петровне недавно исполнилось  восемьдесят, энергии хоть отбавляй, но в голове полнейшая каша. Сто раз уже просили - расскажите что-нибудь про мужа, про кино, вы же присутствовали у него на съемках? Вспомните какой-нибудь забавный случай… говорят, Тарковский у вас часто бывал, советовался с Николаем Ивановичем… А хрен. Про  мужа ни слова, только про себя и про мужиков, которые по ней сохли… явно изменяла ему по-черному. Ах, про Коленьку? А что ж рассказывать? Он у меня был хороший, покладистый... Покладистый был, ну да, одна её телега  про летчика чего стоит, но такое в фильм тоже  не вставишь. Якобы у нее была  любовь втроем («де-труа-а…» - выдыхает она с сиплым шипеньем) с Коленькой и каким- то летчиком,  героем Советского Союза, фамилию не называет. Любовь случилась в санатории, в конце 60-х, их поселили в одном корпусе, летчик отдыхал один, ну как упустить такое… Выходит, муж не возражал? Оказывается, продвинутый был оператор. Хотя попробуй ей возразить. Сама по себе история нормальная, особенно когда ее излагает старуха с манерными ужимками и страстными придыханиями… а может, врет. Прикол. Неделю она не смывала его поцелуи... 

Женя то и дело прибегает  советоваться - как думаешь, а это можно будет использовать, а это подойдет? Рита посоветовала – сделай авторское кино про секс-старуху, отправишь на фестиваль, прославишься. Как еще использовать эту пургу? Ничего хорошего они не сняли, оператор упоминается только в связи с «де-труа-а», и детей у них нет,  и все друзья оператора давно вымерли. Теперь придется сочинять закадровый текст про их счастливую семейную жизнь, опять работы прибавляется. И что характерно – звонишь им, вроде все нормально. Приходите, все расскажем, все будет в лучшем виде. Эта вдова по телефону тоже вела себя совершенно вменяемо - ах, фильм про Николая Ивановича,  я так счастлива, и он был бы счастлив, покажу вам фотографии...  и кроме своих в пляжных нарядах ничего не нашла, сволочь. Нет, документальное кино должен снимать сам режиссер, какие к черту сценарии? Надо импровизировать, а Женя  совершенно беспомощный. Вот зачем тратить время на невменяемую вдову? Забить  хроникой или вставить кусок фильма, или самому что-нибудь рассказать в кадре… Эта "уходящая натура" вгоняет в жуткую депрессию, так и думаешь целыми днями про старость и маразм... И еще запах кислой плесени. Когда входишь в квартиру, почти всегда чем-то таким попахивает, причем явно не от вещей, а от самих старичков исходит этот «аромат» тления. Особенно, если ближе к девяноста. Улыбаешься, пожимаешь руку-тряпочку, и только одна мысль свербит мозг – о боже,  не  дай дожить до такого… 

Кто самый приятный из всех стариков? Пожалуй, тот художник-постановщик, любимец Параджанова. Такой улыбчивый, весь «от кутюр», самолично испек  к их приходу вишневый пирог. Но тоже зациклился на "корнях". Нашел  в Сибири своих родственников, потерянных во время войны, вот и все разговоры... а, еще пел сибирские частушки. И всех подозревает в отсутствии корней - а у вас, девушка, какие корни, вы знаете свою родословную? А у вас, молодой человек? О-хо-хо, нет у молодежи корней, зависли вы между небом и землей, надо искать корни, пока не поздно...  Про кино ему было неинтересно рассказывать, хотя кое-что вытянуть удалось. Про Параджанова тоже вспоминал с неохотой… но у него хоть эскизы и фотографии остались, да и вообще минут на десять материала наберется…. Вчера они были у актера, который снимался в эпизодических ролях у Александрова. А на старости лет стал поэтом, издал свой сборник. Вот это маразмище! Решил разговаривать  с ними  только стихами, Женя спрашивает, например – А где вы родились? «На Волге я родился и десять лет учился». А город-то какой на Волге, как называется? «Мышкин город не велик,  но роднее нет земли!» А потом его что-то  заклинило, стал долго думать над каждой рифмой и перешел на великих русских поэтов. У них, мол,  есть ответы на все вопросы бытия. А на ваши - тем более.  Но ведь от склероза не уйдешь, с цитатами еще хуже вышло – старик потел от натуги, закатывал глаза, мучительно вспоминая классиков … такое теперь у него кредо. Он теперь даже в магазине изъясняется только стихами.

Закурить? Так противно не иметь силы воли, решила выкуривать в день не больше пяти сигарет, а выкурила уже семь, хотя только два часа дня... Духота невыносимая, даже на пятнадцатом этаже. На Мосфильмовской пробка, водители пытаются пробраться дворами, все противно сигналят, а толку...  все равно ведь быстрей не поедут. Нет, не будет она сдавать на права, нет смысла, всюду пробки, даже Ваня теперь бросает машину и едет на метро... С Ваней еще поругалась, он уже пятый  день не звонит, интересно... в субботу у нее день рождения, неужели  не появится? Тридцать один. Такая неприятная дата, а все равно придется отмечать... человек пять точно придет, все знают, что Рита сейчас в Москве... можно сбежать к родителям  на дачу,  но в семейном кругу еще хуже, мама позовет соседей и будет уверять, что они сами случайно зашли. А Ваня совсем обнаглел... обещал помочь ей с диваном, а теперь обиделся он, видите ли... надо будет Глеба попросить, или позвонить, как ни в чем не бывало? Типа как дела, дорогой, еще  не соскучился? Ну да, можно позвонить первой... если у человека такое болезненное самолюбие. Рита закуривает. Лучше уж смотреть в другую сторону, на пруд. Бледные тела  распластались на травке, ловят  солнце, но над Москвой висит смог, зря стараются… к тому же облачно сегодня. В этом году, похоже,  не вырваться к морю. Середина июля, а она  такая белая, колени прямо отливают синевой, смотреть противно…

 Еще четверо стариков, сценарии пошли прахом, придется сидеть с Женей  в монтажке, сам он не потянет... Рита  вдруг поняла, что из комнаты доносятся истошные крики. Старуха мечется и что-то орет, совсем разошлась, с чего бы это... при чем здесь Павлик Морозов?!... Ленин... да уж, убежденная  коммунистка. Похоже, кто-то неуважительно отозвался о Ленине и задел ее за живое. Теперь понеслось, вдова уже просто беснуется: "Не перечьте, дайте сказать, имейте уважение к моему возрасту!!!" А кто ж ей перечит? Все молчат и боятся. Женя вжался в угол дивана, оператор прячет камеру, чтоб не сбила случайно... Орет, что Ленин святой, а Павлик Морозов христианский мученик, потому что его отец закопал зерно, а  Павлик спас крестьян от голодной смерти... «Папа с дядей зверски его убили лопатой, зверски!» Вот ужас какой... теперь она схватила торшер и показывает, как именно убивали бедного Павлика... заткнет ее кто-нибудь?! Страшно же… надо закрыть балконную задвижку, вдруг она буйно-помешанная? Вот же блядство… какая опасная работа.

 

 

ЗАМЕТКИ НА ПАМЯТЬ.

          Про любовь

 

Почему-то в последнее время мне скучно читать. Особенно если автор старался излагать все художественно. Образно, так сказать. Мемуары пока нормально «идут»,  обычно они попроще скроены, но мысли в них яснее. Мысль мне важна, оказывается… только сейчас поняла. Бывает, что образы хороши, и такие точные описания чего-то-там, и дальше, и дальше… но ничего там дальше нет. Я, наверное, не права… возможно, теряю вкус к художественному слову. Каких мыслей, какой такой идеи? Захотела. Сами классики ничего не ответили на «вечные вопросы». Ведь это жизнь - нагнетание эмоций, проживание ситуаций, всегда надо быть начеку, не знаешь, чего от себя-то ждать, от других тем более. И совесть не совсем чиста (хроническое состояние, если она есть). Не кристально.  И в нужный момент не хватает ума (он приходит задним числом). НЕ ГОВОРЯ О ЖЕЛАНИИ СДЕЛАТЬ ЧТО-НИБУДЬ ПРЕКРАСНОЕ. Желание такое есть почти у всякого, а вот не делается ПРЕКРАСНОГО ни хрена. А чувства расходуются по пустякам. Невроз и депрессия. Почему-то сложно испытывать теплые чувства  к окружающим людям, нет, на улице в хорошую погоду такое частенько случается … но если мало-мальски знаешь человека (скажем, по работе), какой-то он уже не совсем симпатичный, или неинтересный, или со странностью, или карьерист, или зануда или-или… Близких и друзей не берем, но только из приличия, о них ведь тоже можно ой-сколько … а они о тебе, а ты о них… хорошо еще, если беззлобно и без последствий. Любовь, как правило, тоже не источник светлых мыслей и возвышенных настроений. Если влюбишься, сразу начинаешь что-то хотеть для себя. Любовь совсем не бескорыстна, еще бы. Влюбиться в чужого мужа и радоваться жизни, изредка встречаясь в компании? Думать – вот ведь как прекрасно, такой человек, так я его люблю, ну ничего мне не надо, лишь был бы он счастлив… С такими чувствами в миру не живут, надо в монастырь, хотя и там кое-что обещают. Царствие небесное, а как же. 

Даже если он, к примеру, совершенно свободен. Влюбляешься в конкретного человека, но вскоре тебе уже хочется, чтобы он был немного другим, так тебе больше нравится. Короче, всегда есть претензии. Вообще всё плохо. Желания наши куцые,  либо недостижимые, достигать их никто и не собирается. Так, для  разговора. Мало счастливых людей. А читающих много. Поэтому и пишут. Как правило, дамы пишут про любовь. Вот и я попробую, тема обширная, даже думать особо не нужно – у всех моих подруг проблемы с мужчинами (не говоря уж обо мне).

Мила сказала про любимого (горячо, но в прошлом) мужа: «Валяется ленивая скотина на диване и держится за сердце, а ведь здоров как бык… и ещё нудит – наверное, я тебе ужасно гадок, ну признайся, ну брось меня, я пойму...» В прошлый раз, когда я у них была, он и правда не встал с дивана, зато заунывно процитировал Бунина:

«…для женщины прошлого нет:

Разлюбила – и стал ей чужой».

Я говорю – для мужчины, что ли, есть прошлое? Если разлюбил? Почему именно для женщины? Нет, говорит, мужчины другие, они ранимее… понятно, судит по себе и по жене, такой жизненный опыт. Мила - успешная банковская служащая, он -  переводчик с китайского с дипломом скульптора. И литературу каждый может подобрать к своим мыслям.

Открыла сборник лирики серебряного века, там Блок, например:

«Что сердце - летящая птица

 Что в сердце – щемящая лень…»

И можно рассматривать наглое разложение Милиного мужа с романтических позиций, просто он не поэт - валяется на диване, а выразить не может.

На днях купила книжечку Колетт Пеньо, она очень созвучна моему нынешнему состоянию. Вернее, я к этому стремлюсь, а не получается пока.

«Избегать контактов с любым существом, в котором не чувствуется отклика на то, что вас глубоко затрагивает…привычка к терпению и благожелательности на деле оказывается готовностью к унижению…»

Если ты живешь, нужно действовать в ритме своего дыхания, иначе история остановит свой ход».

А как жить в ритме своего дыхания? Ритм сбивается, реальность сопротивляется. Или нет никакого собственного ритма? Общий ритм, как у всех, как у всех… А я почему-то считаю себя существом отдельным от массы. Такое вот глубокое убеждение с самого детства. Как я представляла себе МАССУ? Да никак, просто другие люди… или в детстве мы и вправду «отдельнее»? А потом всех замешивают в эту самую массу, и уже ничего страшного, подумаешь – пришла с работы, включила телевизор и тупо просмотрела серию про сексуальную няню. И  продолжаю тешить себя мыслью, что это для  «простого народа», что я-то другая… Или снова иду к школьной подруге Юле, я знаю, что её волнуют только измены мужа и ремонт, и мне это неинтересно, но можно выпить кофе с ликером, покурить на балконе. Она хорошо ко мне относится и считает творческой личностью, я рассказываю  ей какую-нибудь забавную историю на тему «я - творческая личность», а она мне про мужа. Например, как он после разговора с ней  забыл отключить мобильник, и тут же «подобрал» девушку – садитесь, девушка, вам куда?  И Юля четверть часа слушала, как её муж примитивно и пошло распускает хвост, а она-то думала, что он обладает интеллектуальным потенциалом. Приглашал в баню, хвастался машинами – мол, в гараже у меня стоят три новые, а этот джип – просто старье, я езжу на нем на охоту, заврался вконец. Неделю пытался загладить вину, не поднимал глаз и даже мыл посуду…. с Юлей мы никогда ничего важного друг другу не скажем. Общаемся, но каждый остается при своем. Есть ли свое, вот в чем вопрос… Или вот. Мне не понравился фильм, но Ваня знакомит меня с режиссером, и я говорю, что мне очень понравился его фильм, зачем? Потому что я сценаристка, наверное. Или просто так? Чтобы сделать человеку приятно? Фильм – полное говно. На мой вкус. И от подобных общений во рту вкус говна. Сама же и виновата.

Нет, с покойниками общаться гораздо приятнее. И человека уже никогда не узнаешь (мало ли, что про него говорили современники), то есть бытовое разочарование исключается, и мыслит мертвец тебе в унисон, и красиво излагает, и по существу.

Ахматова точно заметила (пролистываю тот же сборник):

«Сколько просьб у любимой всегда!

У разлюбленной просьб не бывает…»

Действительно, после того, что наговорил Ваня, попросить его перевезти диван просто невозможно… судя по нашим последним встречам, чувства уже исчерпаны. И эти постоянные звонки бывшей жене, разговоры с ребенком, раньше в моем присутствии он такого себе не позволял… А Ваня утверждает, что наоборот – признак доверия. Хотя  просто хамство, рассядется на кухне и звонит час – жене, воспитывает сына по телефону, полчаса - маме, ещё кому-нибудь по работе… а я что должна? Смотреть телевизор, пока он решает свои проблемы? Или спокойно работать? При том, что мы встречаемся всего раз в неделю…

Если послушать подруг - они любят совершенно недостойных себя мужчин. Прямо эпидемия какая-то. Все поголовно козлы, дебилы, эгоисты и моральные уроды…

А что думают эти неудачные мужчины о своих женах и подружках, интересно? Вряд ли так изощренно раскладывают на запчасти, как мы. Обычно мужчины в этом смысле попроще, вот Ваня - злится, а объяснить не может, чем я иногда его так раздражаю. Несет какую-то чушь про мой характер, что я часто выпячиваю интеллект напоказ. Какой у меня интеллект? Ну, разве что по сравнению с твоим… тут он совсем обиделся. Вообще-то интеллект – это не количество знаний, а способность мыслить широко и уважать другие точки зрения, а у Вани явно с этим проблема.  Спорит по пустякам и раздражается. И всяческие комплексы. «Не думай, что если у тебя два высших образования, а у меня только училище…», «Противно слушать ваши заумные термины, вы сами-то понимаете, о чем говорите? Любую мысль можно выразить на простом языке» и т.д. Все наши ссоры мелочные, даже и не вспомнить, с чего начинались. Бессмысленные злобные укусы. Прикоснешься к человеку, даже погладишь - а там подкожные крючки. Какая-то несовместимость. Я тоже часто раздражаюсь без видимой причины, и тоже не признаю своей вины … оправдываю себя –  это, мол,  реакция на то, что ты недавно сказал или сделал … круг замкнулся, никто не виноват, и выхода нет. Взять эту последнюю ссору – наговорить друг другу столько гадостей, из-за чего, спрашивается?! Из-за домика Волошина в Коктебеле. Я вспомнила апрельскую съемку в Феодосии и пожалела, что не получилось посетить домик Волошина, а Ваня говорит – ерунда, не жалей, я там был, не на что смотреть. Несколько фотографий и выцветших акварелей, даже мебель всю вынесли… Я ему объясняю, что мне не важна начинка  – там гостили мои любимые поэты, хочется просто побыть в этих стенах… А он – там теперь грязный городской пляж, шаурма с хот-догами, никакого духа Цветаевой и Мандельштама ты не найдешь… А если найду? Я так много  читала о Коктебеле и ни разу не была… Да перестань, говорит, Коктебель - нормальное место, но никакой атмосферы серебряного века там уже нет, уверяю тебя...»

Так пошло-поехало. Я пытаюсь объяснить, что для него нет, а для меня есть в любом случае. А Ваня злится, что я всегда подвергаю сомнению его слова, у меня, мол, такая манера. Лишь бы поспорить и доказать, что я умнее. Даже не видя самого места… Вот именно. Как я могу соглашаться с ним, даже не видя?!

Полнейшая тупость. Наговорили друг другу такого, что страшно вспомнить. Из-за мертвецов. Неужели они значат для меня больше, чем Ваня, живой любовник?  Могла бы выслушать человека, спокойно допить вино и заняться с ним любовью. Нет. Я полнейшая идиотка. Зачем я с ним разговариваю? В том смысле, что пытаюсь доказать свою точку зрения… знаю же, что он мыслит иначе, в тридцать пять люди уже не меняются, что доказывать? Раньше нам было так хорошо вдвоем… Но с другой стороны. Нельзя же относиться в Ване, как к животному, мол, сделал дело – гуляй. И так стараюсь не спорить. Но иногда он несет такую чушь, что я завожусь… Хотя понятно – человеку не хватает образования и культуры, он из простой семьи… и привык руководить людьми, у него это получается. Нет, у Ванечки много достоинств – деятельный, щедрый,  помогает друзьям… он жизнерадостный человек, а мне как раз этого не хватает, и хороший любовник. Да какая разница! Интеллект не главное. Или главное? Совсем запуталась. Мне нужен самец-интеллектуал? А такое бывает? Интересно, этот термин… Открыла словарь: «Интеллект (от лат.intellektus  - познание, понимание, рассудок) – способность мышления, рационального познания». У Вани есть такая способность, очень даже… у любого человека есть, если он не умственно отсталый.  Просто каждый мыслит по-своему. А хочется, чтобы мысли были похожими, чтобы тебя понимали… да, мы слишком разные люди.  Но я не перестаю думать о нем (к несчастью, пока это факт). И  все равно не уступаю, не жалею его мужское самолюбие… и мы расстанемся очень скоро. Или уже расстались?

Да. Только Райка беззаветно любит своего Сашечку, год уже как он её оставил, а она всё твердит – самый лучший, самый-самый, в психушке подлечилась, вышла – снова твердит.   Никаких недостатков, лучший человек на свете. Пять лет ее знаю, но такой бешеной  страсти не разглядела в рассудительной с виду женщине. А любовник моложе на пятнадцать лет, теперь решил жениться… Она звонит и плачет, а я заканчиваю разговор под любым  предлогом – то в дверь звонят, то мясо подгорает. Потому что если Рае дать волю, она заводится и начинает биться в истерике на другом конце провода. По ночам она воет, сосед уже не здоровается, опускает глаза и быстро проходит мимо. Считает её ненормальной, может быть, боится. После истерики Рая умывается и смазывает лицо кремом, чтобы не покрыться страшными морщинами. «Понимаешь, это не значит, что я неискренне вою, не думай…» Я и не думаю. Наоборот, полезная привычка. 

Вот, Цветаева пишет:

«Есть счастливцы и счастливицы,

Петь не могущие. Им –

Слезы лить…»

Может быть, она тоже мучила какую-нибудь знакомую, но лично мне Марина Цветаева не звонит по телефону, есть этот сборник, и хорошо. Поэт может выразить чужие эмоции, а многие люди не могут даже свои. Поэтому так тягостно общаться. Возможно, если чувство находит соответствующую форму, оно уже не так зудит… Выходит - тем, кто создает формы, всё же легче. Чем просто «лить слезы».

А у меня что? И «петь» не могу, и душу изливать противно. Однажды поговорила с Ликой о Ване и получила – ты ненормальная, ты с ума сошла?! Зачем тебе такой самовлюбленный идиот? Он же пустой, сплошные понты и амбиции, ни ума, ни высшего образования, нахватался полезной информации и делает карьеру, это же очевидно… Всё правильно. Наверное. Но при чем тут любовь? Если люблю? А она -  нельзя такого любить, это унижает человеческое достоинство, это душевный разврат, хотя почему? Это просто секс, секс – другое дело, попался подходящий мужчина, вот и давай… но только не говори, что ты его любишь и всё такое… Я напомнила девушке, что она недавно развелась со своим интеллигентным мужем - умницей, молодым профессором МГУ, потому что ей с ним невыносимо скучно, видите ли. И живет со звукорежиссером. Ходят теперь по ночным клубам и дискотекам. Чем он лучше моего Вани? Наверное, тем, что не  делает карьеру, а просто сидит на зарплате и не парится… но ей виднее, потому что – Любовь. Своя любовь ей понятна, а моя нет. Особенно после того, как я рассказала про его нескончаемые телефонные переговоры с женой. А у Лики был случай на эту тему. Вернее, она была свидетелем. Однажды они с мужем (уже бывшим) отдыхали на Кавказе, а там какая-то известная гора, на которую они взбирались вместе с группой. И в этой группе была молодая пара, очень влюбленная и трепетная пара, всю дорогу они не разнимали рук и вообще пребывали в любовном трансе.  И вот все влезли на вершину и разбрелись кто куда, а Лика с мужем и влюбленные плелись в самом конце, потому что муж натер ногу, а влюбленные, понятно, целовались на каждом шагу. Лика думала – молодожены, и вообще она ими любовалась, очень красивая была пара. Вдруг Ликин муж подвернул и без того натертую ногу, взвыл и уселся на камень, а у молодожена зазвонил телефон.  Почему-то парень сходу заявил, что находится на строительном рынке и покупает обои, какие, мол,  лучше брать – однотонные или с орнаментом? С первых же секунд стало ясно, что он разговаривает с собственной женой, которая думает, что муж занят ремонтом дома.... Ликин муж был доволен передышкой, курил и потирал растянутое место. Девушка отошла в сторону, а Лика стала прислушиваться – ей же интересно, сценаристке. Хотя на вершине горы вслушиваться не надо, и так слышно на километр. Обсудили дороговизну стройматериалов, вредную воспитательницу  детского сада, надгробие какого-то родственника, потом переключились на знакомых – один не отдает долг, другой спивается и что-то украл, будучи в гостях… и так полчаса. Девушка ждала, потом расстроилась, демонстративно забрала свой рюкзак  и стала спускаться с горы. Ну и что такого? Обычный адюльтер, сплошь и рядом. Ну, побаивается  мужик  свою жену. Понятно, что Лику поразил контраст между недавним романтическим влюбленным, превратившимся в подкаблучника. Но главное, говорит -  другое. Догорающее небо,  провалы каньонов, медленные облака… короче, чистота божественных форм, надмирный  покой. И на фоне вечности - такая суетливая пошлятина…                                       

Ваня тоже подолгу разговаривает с женой, с которой не живет уже три года… пошла по второму кругу. К черту Ваню. Нельзя, разумеется, по собственному заказу полюбить-разлюбить, но надо что-то предпринять. Отвлекающий маневр, иначе скоро буду, как Рая. А что? Можно попробовать – начну методично звонить Рае и изливать ей душу, как она отреагирует? Удивится, наверное. Она ведь мысли не допускает, что кто-то еще может страдать. К сожалению, я на такое не способна. Можно пойти другим путем. Вчера я разговаривала с продюсером студии «Викинг»,  он хочет снять фильм о «Мосфильме», только нет подходящего сценария. Так закажите кому-нибудь? Из великих? А вы, говорит, знаете великих? Почти все уже вымерли. А заказ предполагает аванс, срок сдачи и всё такое, и никакой гарантии, что получится хорошо… так что вы лучше просто так напишите, попробуйте, понравится – мы купим. Такую тему не каждый осилит, сценарий должен быть как лоскутное одеяло, множество параллельно развивающихся историй, такой гигантский клубок реальности и иллюзий, всё динамично, всё кипит. А основной сюжет должен  быть? Наверное, должен… хотя  можно выстроить фильм из отдельных новелл. Это на ваш вкус, лишь бы талантливо. Вы  видели «Прет-а-Порте» Роберта Олтмена? Ну вот, что-то в этом роде. Знаменитости играют сами себя, колоритные персонажи, любовные истории, амбиции, сплетни, …

Так что есть, чем развлечься. Я постеснялась вручить ему журнал со своим рассказом, вдруг не понравится? Подумает – убого, и будет  предвзято ко мне относиться… Надо попробовать. Всё лучше, чем предаваться бесплодным размышленьям о любви.  А за игровые сценарии сейчас стали неплохо платить, тысяч сорок можно заполучить, если повезет. Да. Надо собраться.

 

 

 

                                                                      ***

 

 

МОСФИЛЬМ-СЦЕНАРИЙ

                                                                 

                                                Эпизоды под титры

1

 

Мосфильм. По длинному коридору производственного корпуса идет молодой, уверенный в себе мужчина почти атлетического сложения. Обаятельный блондин с модной причёской, он тут среди своих – многие с ним здороваются, его узнаёт известная актриса, после обоюдных приветствий блондин галантно целует ей руку…

                                               

                                        

2

 

Блондин заходит в кафе «Кадр». Кое-кто обедает, но больше здесь выпивающих, курящих  и что-то шумно обсуждающих людей. Слышны возгласы: «Привет Васёк!», «Милорадов, подтягивайся к нам…», женский «Здравствуй Васечка!» и т.д.

Ответив на приветствия, блондин подходит к стойке, у него звонит мобильный телефон. «Алло! Да! Громче говори!» – кричит он в трубку и, улыбаясь, показывает буфетчице на коробку с апельсиновым соком. Та наливает ему сок в стакан, он залпом выпивает.

 « Что?! – он удивлён, - анекдот про лысого медведя? Слушай, тут очень шумно, я тебе потом расскажу! Ну, пока!» - голос то и дело тонет в гуле голосов. Экстравагантная девушка подкрадывается к блондину сзади и закрывает ему глаза холёными руками с длинными ногтями.

 

                                                                        3

 

Блондин в съёмочном павильоне. Здесь происходит строительство декорации. Чертыхаясь на ходу, он пробирается сквозь горы строительных материалов к представительному молодому мужчине в светлом костюме:

-          Привет работникам элитарного жанра! От народа забаррикадировался? 

     Игорь, что у тебя с мобильником?

-          Всё нормально… - тот вытаскивает телефон из кармана. - А, блин, 

     разрядился…

-          Ты говорил, тебе дача нужна? - блондин отряхивает брюки от стружек.

-          Да, недельки через две понадобится…

-           Мой приятель может сдать шикарную дачу, недорого. Ему деньги срочно нужны.

-          Супер. Надо Гоге сказать. Гога! Иди сюда! – кричит мужчина.

Неподалёку тщедушный  молодой человек восточной внешности с всклокоченной чёрной шевелюрой, отчаянно жестикулируя, беседует с пожилым бородачом.

-          Познакомься, это наш режиссёр Гога,  - мужчина представляет подошедшего молодого человека.

-          Василий, – блондин и Гога пожимают друг другу руки.

 

 

4

 

Блондин едет в лифте, рассматривает в зеркале свои зубы, затем брызгает в рот из баллончика, сглатывает слюну. Лифт останавливается, он выходит, и, что-то насвистывая, идёт по пустому коридору. Это подвал. Переплетения труб, облупившаяся краска на стенах.

 

 

Сцена 1. «Подвал» Интерьер. День.

 

            Среди труб, на фоне подмокшей стены, блондин Василий (теперь он в темном длинноволосом парике) занимается любовью с девушкой, поддерживая на весу её ноги. Девушка страстно обнимает его, стонет. Вдруг она поворачивает голову в сторону камеры, на лице проявляется ужас. «Это мой муж» – дрожащими губами тихо произносит девушка, и мы видим, как в кадр входит бритый мужской затылок, останавливается. Блондин резко взмахивает правой рукой. Бритый затылок «мужа» частично перекрывает кадр, ещё не ясно, что произошло, но в тот же миг голова поворачивается к камере, из глаза торчит охотничий нож, лицо искажено гримасой боли, струйкой стекает кровь. Покачнувшись, голова «мужа» медленно уходит вниз кадра. «Снято» – констатирует мужской голос.

«Ну, как?» - раздаётся озабоченный женский голос. Его обладательница - полная женщина, на её правую руку, как перчаточная кукла, надета бритая голова с застывшей гримасой. В левой руке женщина  держит устройство на основе большой клизмы. При нажатии на резиновую грушу из раны начинает струйкой стекать кровь. Теперь вокруг мы видим  съёмочную группу – режиссера на стульчике у монитора, ассистентов, гримёра, осветителей…

Режиссёр Филинский, пожилой лысоватый мужчина с опущенными уголками губ, отчего его лицо почти всегда имеет обиженное выражение, задумчиво массирует ухо:  

-          Мммм, не знаю… 

К нему подходит Василий (с париком любовника-убийцы руке):

-          Аркадий Иванович, я вам больше не нужен?

Лицо режиссёра становится ещё более обиженным, он размышляет, не глядя на вопрошающего:

-           Ммда…  как бы сказать, уважаемый Вася… эта голова… какая-то она неприятная… видно, что она ненастоящая…

Вася удивлён: «Что значит неприятная?! Это же ваша идея!»

Режиссёр задумчиво массирует ухо.

К Филинскому обращается бритоголовый актер (явный прототип резиновый головы):

- А давайте снимем меня живьем! Только надо сделать классный грим!

Лицо Васи каменеет, он смотрит на актера таким взглядом, что тот мгновенно ретируется.

-    Арка-адий Ива-анович, - Вася заглядывает в какую-то бумажку, затем склоняется к самому уху режиссера, начинает говорить очень внятно, почти по слогам,    а у нас сегодня по плану ещё две сце-ены, в мо-ойке  и на каруселях…

 Режиссёр не слушает Васю, даже не смотрит в его сторону, он думает. Приняв решение, оборачивается к оператору, и выглядит при этом  весьма воодушевлённым:

-          Попробуем так – пусть голова уходит вниз сразу, ещё на повороте, раз – и   

    всё! - пытается показать, как это должно выглядеть и чуть не падает со 

   стула. Вася едва успевает его придержать.

Оператор вяло сомневается: «Вам её не жаль? Никто эту красоту толком рассмотреть не успеет…»

Режиссёр воодушевляется всё сильнее:

 - Ничего, мы её в пятой серии покажем. Это будет потрясающе красиво! Волшебно! Я придумал!  Она придет в новогодней посылке!  Представь – мерцание ёлочных гирлянд, детишки  раскрывают большую коробку, а там ещё одна, стеклянная, а в ней – голова  в кубиках льда! Как тебе идея? - оператор явно не в восторге, но режиссёр увлечённо продолжает, – Точно! Такой эффект преломления! Красота! Вера!! Запиши про стеклянный ящик, его надо заказать. Все! Давайте, репетируем голову! Р-раз – и голова уходит …

Вася смотрит на часы, затем подходит к девушке (второму режиссеру):

         - Ирочка,  я отлучусь минут на двадцать, ладно? Феллини понесло, он

теперь час будет репетировать,  поставь пока Ленчика  в кадр вместо меня, - Вася кивает на молодого человека в рабочей одежде, поодаль читающего книгу, - или кого хочешь, я скоро!

Девушка не успевает ответить, потому что Вася быстро уходит, всучив ей парик.

 

Сцена 2. «Музей» Натура-интерьер. День. Лето.

 

Группа разновозрастных мужчин и женщин, младшим из которых лет двадцать пять, а старшему явно за шестьдесят, стоят у входа в Музей Мосфильма. В группе есть высокий негр и чукча маленького роста.

Из Музея выходит группа иностранцев, некоторые благодарят сотрудницу, машут на прощанье руками.

Высокий  полный парень, в джинсах и жилете с многочисленными карманами, проходит мимо по аллее. Его внимание привлекает чукча с видеокамерой, снимающий какой-то цветочек на клумбе. Недалеко от чукчи возвышается негр, он курит сигару. Парень останавливается чуть поодаль, достает мобильный телефон, набирает номер…

Пожилая сотрудница обращается к группе с вопросом:

-          Вы на экскурсию? Господа, у меня через пять минут студенты записаны, кто у вас тут главный?

-          Так мы и есть студенты режиссёра Мучникова, - сообщает девушка с разноцветными волосами, - только он сейчас занят и сказал, чтоб мы сами пошли…

Сотрудница удивлённо смотрит на мужчину «за шестьдесят», переводит взгляд на чукчу лет сорока.

 “ Ну, входите…” – пропускает студентов внутрь.   

 

Полный парень входит вслед за ними и сразу же направляется к негру, уже склонившемуся над украшенным “драгоценными” камнями головным убором: “Простите, можно вас на минуту?”

-          Да, конечно, – отвечает тот на чистейшем русском языке. 

-          Николай, – представляется полный.

-          Очень приятно, Дмитрий, -  мужчины жмут друг другу руки.

-          А как зовут человека с видеокамерой? – показывает на чукчу.

-          Э… кажется, Иван.

-          Даже так? А вы можете его позвать?

-          Конечно! Иван!!– Дмитрий машет рукой в сторону чукчи, присевшему на корточки возле какого-то экспоната. – Иван! Иди сюда!

-          Моя зовёшь? * (* Иван разговаривает на марковском диалекте русского языка, распространённом на п-ове Чукотка, в р-не Марково, откуда он родом.)

-          Твоя, твоя! – подтверждает Николай и Иван направляется к ним.

-   Ребята, есть предложение сняться в рекламе. За деньги, разумеется.

-          Моя денига не нужна, – улыбается Иван.

-          А что за реклама? Сколько платят? – интересуется Дмитрий.

-          Это не мой проект, я могу дать телефон директора, он вам всё объяснит.  Вот… - протягивает студентам визитные карточки, - его зовут Василий. Реклама какого-то пива, им нужны разные типажи в своих жилищах – ну, там, цыган в кибитке, чукча в чуме, японец в этом… как его…

-          У чукча яранга, однако, – замечает Иван.

-          Ты, вообще-то, зря отказываешься, – по-свойски обращается к нему Николай. – Побудешь на площадке, быстрее освоишь профессию.

-          Извините, а украинцы вам не нужны? – раздаётся вкрадчивый голос пожилого студента.

Все трое поворачивают головы.

-   Я говорю, украинцы… - смущённо произносит пожилой.

 

 

 

Сцена 3. «Реклама воды» Натура. День. Лето.

 

На территории «Мосфильма» идёт съёмка рекламного ролика. Режиссёр Марьяна, молодая и экстравагантная, сосредоточенно  смотрит в монитор. Оператор сидит на кран-стрелке, прямо над ней.

-  Есть мотор! – кричит оператор.

 - Начали! – громогласно командует Марьяна.

 

Машина, стоявшая на пустой аллее, начинает гореть, в тот же момент из машины выскакивает мужчина, частично охваченный пламенем, в руках у него – большая пластиковая бутылка с водой. Горящий мужчина подбегает к камере, делает смачный глоток из бутылки и произносит:

-          Утоли свою жажду! – затем снова с наслаждением пьёт.

           

К  съёмочной площадке приближается Вася и его сразу же обступает несколько человек. На заднем плане видно, как тушат горящего человека.

-          Так… - Вася изучает протянутую ему бумажку,  - Почему так дорого? Почему это клей столько стоит?

-          Ну, это супер-клей… - оправдывается долговязый мужчина, поправляя очки.

-          А зачем вы пол-литра брали? – удивляется Вася.

-          А меньше не было… - разводит руками мужчина.

-          Ладно. – Вася прячет чек в кожаную папку. - В следующий раз пригодится.

-          Вась, можно тебя на пару минут? – подходит Марьяна.

-          Извините… - Вася встаёт, отходит с ней в сторону.

-          Надо срочно определяться с йогуртом и колготками, - говорит Марьяна.

-          Для колготок, я думаю, гей - клуб подойдёт, там есть комната точно как ты хотела, а йогурт… там что нужно?

-          Деревенский дом. Витас предлагает дом своей бабушки. Правда, там с электричеством проблема…

-          Сколько хочет?

-          Пятьсот баксов.

-          Не жирно будет бабушке? Слушай, Марьян… у меня есть одна дачка, ну, такая классная дачка  двухэтажная, в деревенском стиле. Давай скажем твоему заказчику, что это стоит, ну… штуку баксов. Деньги пополам.

-          Твоя, что ли? – интересуется Марьяна.

-          Моего приятеля. Он в Америку на три года уехал, просил за ней присматривать. Так что можем аккуратно попользоваться, ты, главное, йогурты там не взрывай, -  кивает на остов сгоревшей машины. - И как ты понимаешь, это только между нами, - он понижает голос.

-          Само собой. А она с участком?

-          Ну да, там  даже есть маленький прудик… хочешь, съездим, посмотришь? – Вася произносит эту фразу явно «со смыслом», придвигаясь ещё ближе.

-          Ты о чём? – Марьяна с интересом смотрит на Васю, хотя не отстраняется, - С Юлей поругался?

-          С Юлей мы расстались ещё весной… ну так как?

-          Мдаа… Я думаю, можно будет сказать полторы, - заключает Марьяна.

 

 

 

***

 

Теперь, когда Рита пишет этот сценарий,  сюжеты роятся вокруг, как мухи, хватило бы на мыльную оперу. Только получается не «Высокая мода» Олтмена, а, скорее, история маленького человека в сетях концерна-монстра. С Васей = Ваней в главной роли. Возможно, это не то, что нужно… но уж как идет. Амбициозный молодой директор, провинциал без образования,  мечтающий стать знаменитым продюсером. Интересно, повезет ему или нет? Что касается самого Вани – скорей всего. Потому что его карьера впечатляет. После армии выучился на бухгалтера и занялся бизнесом, держал в Свердловске ларек. А склад арендовал на местной киностудии, ему выделили какой-то пустующий  подвал. Ваня постепенно перезнакомился со студийным начальством и даже подружился с молодым кинорежиссером, а потом пошел к нему директором. Сделал несколько фильмов в Свердловске, познакомился на съемках с московской актрисой,  женился и перебрался в Москву. И здесь всё, как по маслу – устроился директором на «Мосфильм» и сразу пошел в гору…

А про Васю пока ничего не ясно... у героев своя жизнь, и она не обязательно зависит от воли автора. Если образ получился психологически точным, характер героя заставляет его сопротивляться придумкам. Задаешь поток событий и думаешь – сейчас он сделает то-то, вот так себя поведет… а ему «не нравится», ему плевать на твою прекрасную идею. Тут понимаешь – насилие над личностью. Остается либо менять образ, либо придумывать другие обстоятельства…

 Этот Вася совсем не философ (ещё менее, чем его прототип). Он дико энергичен, всё время в движении. Весьма обаятельный, немного нечист на руку, так, по мелочи… Например, периодически сдает киношникам дачу друга, за которой обещал присматривать…  правда, предлагает ее только надежным людям, а не кому попало… Но в целом он директор-ангел, иные вообще безбожно воруют. Хотя существует закономерность – чем ты наглее и беспринципнее, тем реже попадаешься. А у Васи принципы есть. И совесть имеется. Вот это как раз и может повредить его карьерному росту… В нем нет тонкости восприятия, нет страдания (то бишь осознания своей ущербности и несовершенства и мира в целом).  Он сходу принимает все условия жизненной игры. И действует. Карабкается на верхушку социума, мечтает прославиться… Да. Этот герой малоинтересен сам по себе. К сожалению. Но если сделать его другим? Снабдить внутренними противоречиями и поисками смысла? Рефлексией? Неповторимой личностной историей? Тогда… вряд ли сценарий станет лучше. Потому что Вася – весьма типичный киношный персонаж. К тому же он просто склеивает сюжетные параллели, не стоит нагружать его сложностями. Пока что. Возможно, Вася себя ещё покажет…

Подобные мысли постоянно тянутся хвостом, что бы Рита ни делала, где бы ни была… Байки старых кино-маразматиков теперь не раздражают, мало ли, пригодятся. Ване она так и не дозвонилась – три раза вне зоны, значит, не судьба …

Интересно, если каждый день напоминать человеку о вечности, он изменится как-нибудь? Мало того, что эти старческие съемки каждый день, так еще и похороны три дня подряд. Сначала умерла двоюродная бабушка, пришлось идти, но это неизбежно, бабуля была близким человеком и Рита ее любила. Поэтесса, душа компании, кстати,  без тени маразма, только небольшой склероз. И в тот же вечер Рите сообщили, что в автокатастрофе погиб актер-лилипут, про которого она пару лет назад писала сценарий. Причем позвонила его жена,  как было не пойти? Хрупкие голоса, маленькие человечки, маленький гробик в облезлом Доме культуры на Первомайской, она сроду в тех краях не была… даже пришлось сказать прощальную речь. Еще Рита узнала, как много она значила в жизни покойного, как часто он ее вспоминал…. Потом опрокинула в себя две рюмки плохой водки, и час плелась среди заводских  заборов, как выяснилось, в противоположную от метро сторону… А сегодня утром позвонил однокурсник и сказал, что скончался Девятов, их педагог по истории искусства, и в Доме Кино будет панихида. Как это выдержать? Приходи, мол, хоть повидаемся, повод печальный, но все же… Рита пошла и весьма жалеет. Каждый день кого-то закапывают в землю. Понятно, дело житейское, но если каждый день ходить на покойника, можно и охренеть. Гроб, венки с черными ленточками, люди печалятся,  свежая могила, гроб закрывается (хотя на кладбище она ездила только к бабушке)… все эти картины стоят перед глазами. Перебор. Надо сходить в Пушкинский музей на выставку «Италия-Россия», она давно уже собирается, там Боттичелли, Тициан, Модильяни плюс русский авангард… как раз то, что нужно. Проверено, живопись помогает ей снять стресс. Да и по экспозиции пройтись, Сезанн, то-се… Странно. Люди так радуются рождению новой жизни, ути-пуси, колясочки-бантики, чему радоваться-то? Родился – попался. Родился – значит  умер. И хорошо еще, если прожил приличную жизнь. Конечно, неизвестность раздражает. Человек умирает насовсем? Или потом еще родится? Отправляется в рай-ад, или куда подальше… Ничего не ясно плюс холодный труп. А со мной-то как будет? Противные мысли… А что ждет этого младенца?! Тут неизвестность еще похлеще. Кажется - вот матерьяльный мир, вот мама-папа, все нормально … Но ведь иллюзия. Что угодно может случиться… у знакомого погиб младший брат, его накрыло снежной лавиной, и мама тронулась рассудком. Теперь каждую зиму ищет под снегом во дворе… А если кретином вырастет ваш ребеночек, или просто маньяком, или его жертвой… нет, это крайности, наверное. Но разве родители к ним готовы? А надо бы. Жизнь и смерть равноценны, но этого равновесия люди не признают. Только умозрительно. Конечно, если умирает близкий человек, это трагедия. Трагедия для того, кто остается… Но даже если не близкий… почему от смерти всегда такое брррр… такое неприятное «ой». И даже «фу», если труп выглядит плохо. Хотя сейчас не те времена, работа косметологов впечатляет. Рита помнит, как в пору её детства во дворе хоронили разных людей. Фальшивый оркестр вдруг ка-ак ухнет, как заскрипит – в первую секунду сердце щекотно проворачивалось и опускалось в живот. Выглянешь с балкона – там гроб на табуреточках, и толпится дворовый народ.  Вид покойники имели такой, что всем было понятно – дальше этот человек жить уже не мог. Ни секунды. Причем независимо от возраста…Сейчас другое дело. Красавцы. Мертвец выглядит гораздо лучше всех собравшихся. У девяностолетней бабушки ни одной морщинки на лице, ни пятнышка, нежный румянец, свежесть и покой… И даже не чувствуется, что это грим. Пожилой педагог   выглядел здоровым юношей, ну просто спит человек. Зачем хоронят этих людей, им еще жить и жить… Такое вот странное ощущение…Черт, Рита явно зациклилась на покойниках. Или покойники на ней, непонятно, кто к кому прицепился…

Она уже три часа сидит в «Кофеине». Сначала с однокурсниками, потом одна, а уходить неохота. С однокурсниками не виделась уже года три, оказывается, все в Москве. Пашка сначала уехал к себе в Питер, но не нашел там работы. Теперь снимает квартиру и пишет передачи для НТВ. Артем даже и не пытался вернуться на родину в Омск, там сразу зубы на полку или работать физически… он молодец, всегда был настырным, и вот «пробил» студию Горького, по его сценарию будет сниматься какой-то детский фильм… И Зоя с Викой хорошо устроились, все-таки Москва дает возможность работать по специальности. Причем только Москва… если даже в Питере не нужны сценаристы, да и платят там намного меньше. Вика сильно осунулась… вообще все немного постарели. Москва обеспечивает работой, но  высасывает жизненные соки, это точно. Хотя у Вики душевная драма, рассталась с женихом. Пашу тоже бросила жена, повадилась ходить в какую-то секту… Сережа голубой и у него все отлично, похоже. А Зиночка родила от кого-то, но  живет с мамой. Мда. С личной жизнью у людей фигня. Так было всегда, интересно? Или сейчас наступило особенное время?

Нужна история любви, но Марьяна не подходит… С ней у Васи ничего серьезного быть не может - трахнулись по быстрому и разбежались по своим делам. С другой стороны, Рита не хочет усложнять Васин образ… но тогда не будет никакой жизненной драмы и напряжения. Потому что только сильные чувства интересны зрителю. Допустим, он будет трахать этих Марьян пачками, но должна быть и другая женщина… типа роковая. Лучше не киношница, скажем, познакомился с ней случайно на улице…  она совершенно необычная… Нет, это глупо… и ничего не дает. Они должны вращаться в одном кругу, тогда  будет легче создать конфликт, столкнуть чувства и бизнес, к примеру… хм, она может быть продюсером… нет, разве это женщины? Ни одной сексуально привлекательной продюсерши Рита еще не встречала. Грубые издерганные тетки, в неравной борьбе с мужиками… придумать-то можно, конечно, и симпатичную… Даже и страхолюдина подойдет. Которая хочет заполучить симпатичного парня. И Вася предает настоящую любовь ради карьеры… но разве такой способен страдать? А он должен… А если Вася скрытый гомик? И осознал это незадолго до собственной свадьбы? Нет, чушь-чушь-чушь… Единственное, что она знает точно – это куда можно вставить потрясающую историю про вазу с говном, которую ей только что рассказала Вика. Рассказала и подарила. Пусть, мол, этот засранец узнает себя в твоем фильме…

 

 

МОСФИЛЬМ-СЦЕНАРИЙ

 

Сцена 4. «Старичок-1»» Натура. День. Лето.

 

На съёмочной площадке фильма «Страх и любовь» кипит работа. Пиротехники, художники, рабочие-постановщики  заканчивают приготовления к съёмкам. Несколько санитарных грузовиков с «ранеными» бойцами стоит на изрытой «снарядами» земле. Валяются присыпанные землёй мешки, алюминиевый таз, большая кукла, обломки гитары и т.п.

Рабочие выкладывают рельсы, помощники оператора устанавливают камеру на кран-стрелку.

Сухонький старичок - «одуванчик» лет восьмидесяти, а то и больше, вкрадчиво обращается к оператору-постановщику, мужчине средних лет: «А вот скажи-ка, сынок, каким объективом ты будешь это снимать?»

-          Хорошим объективом, отец… - оператор хочет отойти, но старичок цепко берёт его под руку.

-          А ты не мог бы, сынок, дать мне в него посмотреть?

-          Извини, отец, я тебе потом покажу, ладно?

-          Как скажешь, сынок… - старичок отпускает оператора.

Режиссёр, грузный мужчина лет пятидесяти, то и дело промокая вспотевшее лицо салфеткой, даёт наставление актёрам – женщине в ватнике и резиновых сапогах и мужчине в длинном клетчатом плаще с капюшоном.

Старичок – «одуванчик» с серьёзным видом расхаживает по съёмочной площадке, разглядывая лежащие на земле предметы, подходит к худощавому усатому мужчине в длинном бесформенном свитере (это художник-постановщик), и вежливо произносит, взяв его под руку: «Простите, дорогуша, но в то время таких кукол не было, с такими длинными волосами, понимаешь ли… особенно в деревне».

Художник молча вздыхает, старичок продолжает: «И ковриков таких тоже не было, деточка. Вот таз подходящий, стенные часы подходящие, мешки, понятно…»

-          Мы снимаем общий план, папаша, этих нюансов никто не увидит, – художник говорит, с трудом сдерживая раздражение.

-          Это не нюансы, дорогуша, это правда жизни.

-          Это, папаша, не жизнь, а искусство, – высвободив руку, художник устремляется на другой конец площадки что-то объяснять рабочим, а старичок семенит  по направлению к оператору.

Молоденькая ассистентка подбегает к режиссёру: «Виктор Иванович! Там студенты пришли посмотреть съёмку, где им можно встать?»

-          Какие студенты? Этого ещё не хватало!

-          Как это? – ассистентка растеряна. – Вы же им вчера сами разрешили прийти…

-          Ммда? А чьи они?

-          Да не помню я, Виктор Иванович! Но вы им точно разрешили, по телефону.

К ним подходит оператор-постановщик, вид у него озабоченный:

-          Слушай, Вить, будь другом, займи чем-нибудь Льва Львовича, я тебя прошу...

-   О! - режиссёр поворачивается к ассистентке, - Оленька,

   отведите Льва Львовича к студентам, пусть расскажет им о фильме, о войне… 

   и всё такое. Давайте, давайте, пора начинать. Стемнеет скоро! Все готовы?

   Массовка готова? Давайте, давайте…

           

Съёмочная группа приходит в движение, для непосвященного хаотическое. Чуть поодаль две женщины курят и беседуют, сидя на складных стульчиках.

Блондинка, мельком взглянув на суету, царящую вокруг: «Я чувствую, мы сегодня уже не понадобимся, как думаешь? »

-          Скорей всего… - смотрит на часы брюнетка, - Ну так слушай дальше! Короче, мы с ним расстались. Но уходя, этот урод нагадил в китайскую вазу, которая стояла у меня на шкафу в гостиной! И целую неделю в квартире был такой запах…

-          С ума сойти! – глаза блондинки округляются, - он что, совсем ненормальный? А ты ещё замуж за него собиралась!

-          Решил отомстить напоследок. Такое узкое горлышко, мне бы в голову никогда не пришло, если б она вчера не разбилась! Я тогда всю квартиру перемыла, все углы, вообще не знала, что думать, проветриваю целыми днями, мёрзну, зима же была…

Раздаётся оглушительный взрыв, всё окутывают клубы чёрного дыма.

 

 

Дым постепенно рассеивается, и мы видим сквозь струи дождя грузовики с красными крестами, в которых сидят перебинтованные бойцы, и слышим истошный женский крик: «Люди!! Держите его! Это фашистский диверсант!» Кричит деревенская баба в ватнике, со всех сторон к ней сбегаются люди, окружая человека в клетчатом плаще с капюшоном.

-          Да что вы, товарищи, я же свой, я диспетчер железнодорожного узла, иду на дежурство, - человек в плаще пытается убедить обступивший его народ.

-          Это шпион! Парашютист! Я видела, как он приземлился! Хватайте его скорее, а то сбежит! – не унимается  баба и двое мужиков заламывают руки  человеку в плаще. Тот выкрикивает срывающимся от волнения голосом:

«Товарищи! Вы ошибаетесь!…Я могу показать документы!…Ну какой же я немец…»

-          Ишь как по-нашему выучился, гад…- сощуривает глаза мужик в кепке.

-          Чаво его слушать, пустить в расход, и все дела… - советует другой мужик.

-          Бей его!! – кричит третий и кидает камень в голову пленённого. Тот обмякает на руках держащих его мужиков.

Народ бросается бить пленника, но тут раздаётся властный бас: «А ну-ка прекратить!»

 

 

-          Вот так-то, чуть не убили меня, деточки… - рассказывает старичок

студентам, сидя на каком-то ящике. Студенты тоже расположились на ящиках вокруг него. Съёмка недавно закончилась. От площадки отъезжают грузовики, идёт погрузка техники, реквизита и т.п.

-          А этот плащ злополучный импортный был, немецкий, в Ленинграде купленный, вот из-за него вся паника и началась. Если б не проезжал тогда мимо наш военный комендант, забили бы меня до смерти…

-          А почему ваш фильм называется «Страх и любовь»? -  спрашивает бледный молодой человек с серьгой.

-          Так я же всё время влюблялся, деточка. Четырежды был ранен, два раза контужен, кругом бомбёжки, смерть, разрушения… а я всё равно постоянно влюблялся в хорошеньких девушек! Такая вот у меня особенность…

 

Негр Дмитрий и чукча Иван стоят неподалёку, рассматривая бумажку. «Василий Милорадов, директор» – вслух читает Дмитрий, вопросительно смотрит на Ивана. – Ну что, ты пойдёшь?

-          Пусть твоя звонит.

-          Я позвоню, но ты пойдёшь?

 -   Моя пойдёт.

Дмитрий начинает набирать номер.

 

 

Сцена 5. «Декорация мэтра». Павильон.

 

Съемочный павильон. Внутри декорации, изображающей интерьер русской усадьбы 19-го века,  идёт приготовление к съёмке. Стол накрыт к чаю, в центре – начищенный до блеска самовар, всевозможная выпечка. Здесь царит спокойствие и уют, все члены съемочной группы работают слажено, без суеты, разговаривают вполголоса, чтобы не мешать мэтру. Мэтр (тоже в спокойной манере) репетирует сцену с известными актёрами, одетыми в старинные костюмы. (Все сцены, связанные с участием знаменитостей, будут уточняться после договорённости с ними).

 

Вася и полный парень Николай (тот самый, что вербовал студентов в Музее) беседуют возле окна, за которым рабочие укрепляют ветки деревьев. Вася жалуется на Филинского:

-          Договорился ему насчёт катера, совершенно бесплатно, за благодарность в титрах, представляешь? Даже спасибо не сказал, морду скривил, какой-то он не красивый, говорит, не современный… – Вася очень точно копирует повадки Филинского, -  А  у нас даже на аренду моторной лодки денег нет! Потому что каждый день из него лезут новые идеи, а смета не резиновая. Прикинь, я только что снялся за сто баксов в эротической сцене, чтобы сэкономить бюджет…

-          Да ты что?! – хихикает Николай, - эротика стоит денег …

-          Да мы одетые и в темноте, а потом сразу появляется её муж, я кидаю нож ему в горло, - Вася показывает, как он это проделывал, - и убегаю. А потом в подвал спускается наш фотограф-маньяк и отрезает у трупа голову. Так маньяка сняли со второго дубля, а на мою сцену полдня убили! Феллини наделал сорок три дубля, то голова у него медленно входит в кадр, то некрасиво уходит. Нет, чтоб я ещё хоть раз помог гаду…

-          Слушай, а этот твой Филинский, он же вроде детские фильмы снимал, про пионерский лагерь что-то…

-          Да он лет двадцать уже ни хрена не снимал, а тут ему наконец предложили этот сериал про маньяка. Так он это говно теперь вылизывает, хочет прославиться на  старости лет, не иначе…    

У Васи звонит телефон и он отходит подальше, прикрывая рот рукой. 

- Слушаю!… Да, я Василий Милорадов… Да, да, я понял, - на секунду   задумывается, - давайте лучше завтра. В три часа, у самолёта. Сможете?… Знаете, где самолёт?… Отлично! Стойте там, я к вам подойду. – Вася  прячет телефон, объясняет Николаю, - Твои протеже.  Блин, достала эта реклама, кино надо делать.   

-          Чего ж ты к нам не пошёл? – удивляется тот.

-          Да я свое кино хочу делать! Такой экшн неслабый со спецэффектами… Фантастический блокбастер, короче.

-          А деньги?

-          Надо искать. Вот с сериалом я зря завязался, такой геморрой… А Чехов вообще не моё, - он кивает в сторону мэтра, репетирующего у стола с актёрами. -  На рекламе я хоть нормально зарабатываю.

-          Это же Достоевский, - уточняет Николай.

-          Да, всё равно, - Вася наблюдает за репетицией. В этот момент дама, вскочив, даёт мужчине пощёчину. – Ладно, я пошёл.

 

 

 

Сцена 6. «Старичок-2» Натура. Вечер. Лето.

 

Вечер. Лев Львович по-прежнему сидит на ящике в окружении студентов, никакого присутствия съёмочной группы уже не наблюдается.

-          …А было это в Великих Луках, в самом начале войны, деточки. Город уже эвакуировали, а наш диспетчерский отдел ещё нет. И вот мы с одной милой девушкой выходим на ночное дежурство, и тут начинается бомбовый налёт на наш узел… Страшно было, взрывы сотрясают стены, связь уже полностью выведена из строя, рядом вдруг как грохнет – это разбомбили паровозное депо прямым попаданием… - несмотря на пугающую тему рассказа, старичок говорит мягко, обстоятельно, со спокойной улыбкой, его глаза далеко отсюда, они наполнены воспоминаниями. - А мы с этой девушкой друг другу симпатизировали, но, конечно, никаких поцелуев, ничего этого не было, очень скромная девушка, ну вот… а тут мы стали целовать друг друга, обнимать, ну и… всё такое, вы понимаете… я, кажется, даже предлагал ей руку и сердце и вдруг опять как грохнет! Нас засыпало штукатуркой и мы бросились к выходу, но только хотели выйти, как осколком разорвавшейся у входа бомбы девушке срезало правую ногу чуть ниже колена, вот так деточки… а она схватилась за край подола и стала прикрывать им обрубок ноги,  и ещё воскликнула: «Господи, как стыдно-то!» Вот такая была девушка…

-          Какой ужас вы рассказываете… - студентка с разноцветными волосами закуривает сигарету, – но эта девушка выжила?

-          Погибла через секунду. Взрывом следующей бомбы нас понесло вверх вместе со зданием, а очнулся  я уже в госпитале…

-          Да, интересно… вас, наверное, в школы часто приглашают… – задумчиво произносит пожилой студент.

-          Так ведь я теперь в Париже живу, деточка, сын у меня там, он этот фильм снимать и затеял. Ну, мне пора… - старичок, кряхтя, поднимается с ящика. – А ты, деточка, пойдём со мной, у меня для тебя роль есть, пойдём, я тебя с режиссёром познакомлю… - обращается он к симпатичной студентке, цепко берёт её под руку и увлекает за собой.

Та, опешив, семенит рядом, оглядывается на сокурсников и пожимает плечами. А старичок, уже приобняв девушку за талию, что-то нашёптывает ей на ухо…

 

 

 

 

***

 

 

 

Режиссер Женя выучился болтать в кадре, сейчас ему пудрят лицо и замазывают прыщики на лбу. С каждой съемкой в Жене всё явственней проступает нарциссизм, но это к лучшему – при монтаже будет меньше мороки. На горизонте даже замаячил возможный отдых – до конца июля съемки закончатся, за пару дней Рита отсмотрит имеющийся материал… хотя зачем ждать? Это и сейчас можно сделать, в свободное время. Не обязана, конечно, но раз уж обещала... А учитывая, что в последних фильмах половину времени займет Женина персона,  вообще не надо париться, как-нибудь сам разберется. Крупный - средний. Кстати, пусть с последних съемок и начинает монтировать. А она пока съездит отдохнуть… С каждым годом всё трудней переживать зиму, к весне накапливается такая жуткая усталость. Несколько месяцев подряд небо без проблесков солнца. Ну, два-три проблеска.  Хронический насморк и депрессивный синдром. А ведь раньше она любила зиму. Даже в самые лютые морозы ходила на каток…  и вообще не была такой пессимисткой. Может, надо перенять старухин опыт и вырядиться во все  красное? «Для усиления жизненных соков».

            Старушка,  которую они сегодня снимают, весьма колоритна – седая как лунь, с высоким начесом на лысоватой голове и одета в ярко-красное. Актриса, почти двадцать лет отсидевшая в сталинских лагерях. Тюремный театр был взлетом актерской карьеры Киры Эмильевны, после освобождения ее не взяли ни в один театр, жалели, но не брали. И только на старости лет, уже после Перестройки ее стали приглашать в массовку... Правда, ей посчастливилось сыграть и парочку небольших эпизодов, и об этом она может говорить бесконечно. Помнит в подробностях каждую деталь – во что её одевали, чем кормили на площадке, какие указания давал режиссер, сколько сделали дублей и почему… не говоря уж о том, как она работала над ролью и какие прозрения посещали её творческую душу… Вернуть разговор в русло лагерной жизни пока не удается, эта тема явно коробит бабулю. Подождите, говорит, молодые люди, не перебивайте, потом вырежете лишнее. Странно – обычно старики любят вспоминать молодость (любую!). А тут, казалось бы – сама организовала театр, ставила пьесы, есть чем гордиться. Но нет. Тема не катит. Зато роль уборщицы в дурацком сериале расписывает так, как будто сыграла Марию Стюарт или леди Макбет. А  «роль» длится секунд десять от силы  – прошла, махнула шваброй и сказала актеру Машкину, что магазин уже закрыт. Но как они сыгрались, какой у них был дуэт! Удивительный партнер, как он подавал реплику! Какая атмосфера царила на съемочной площадке! Кира Эмильевна жаждет быть в гуще событий, она наверстывает жизнь. «Конечно, мне не сыграть уже великих ролей, в восемьдесят пять, я понимаю... зато я действующая актриса.» А лагерное прошлое представляется старушке чуть ли не позором… судя по её реакции. Да, похоже, она стыдится. Начала мемуары и бросила – не пишутся, говорит, не моё... «Молодые люди, вам ещё не надоели репрессии? Сколько можно эксплуатировать эту тему…» Хорошо ещё, что Рита догадалась расспросить её о детстве, детство пошло на ура, будет из чего выбрать.

            В этой квартире нет балкона, курить приходится на лестнице, несмотря на то, что сама старуха прикуривает одну папиросу прямо от другой. Иногда подолгу заходится в кашле, больно смотреть. Кожа у неё с зеленоватым отливом, вся потрескавшаяся, как древесная кора. Под глазами огромные мешки. Голос хриплый,  руки трясутся, что особенно заметно при прикуривании. В своём красном наряде и чалме вполне тянет на роль престарелой нимфы-дриады. Какого-нибудь баобаба, который живет пять тысяч лет…Но здоровье у бабульки имеется. Если бы Рита выкуривала столько сигарет, наверняка бы уже загнулась...  Ещё поражает квартира. «Для повышения энергии в организме и быстрейшего обновления крови» всё, что только можно, выкрашено здесь красной краской – батареи, оконные рамы, двери, стулья, антресоли… На стенах, разумеется, обои в красных тонах, на полу лежат некогда красные коврики. Покрывала, занавески, кухонные полотенца и даже посуда… И в пищу бабка старается употреблять побольше красного -  клюкву, помидоры, мясо с кровью, красное вино. Так ей рекомендовал личный доктор. И ещё поменьше курить. Но это нереально, так что приходится спасаться красным цветом. Рита закрывает глаза, но красный исчезает не сразу. Надо же, въедливый какой. Похоже, она уже переполнена энергией этой квартирки, жизненные соки так и просятся наружу, но не находят выхода и болью пульсируют в висках…

А день рождения прошел совсем неплохо, вопреки её пессимистичным прогнозам. Весело. Хорошо, что они не остались в квартире, а пошли в «Апельсин»… Даже Ваня появился с утра, с букетом и смешными стенными часами. Правда, сразу же и ушел, сославшись на дела.  Посидел пять минут на диване, на том самом, который полгода уже обещал ей перевезти от мамы. Диван прекрасно помещается в его джип, а мамин друг Вова готов был помочь с погрузкой и выгрузкой. Рите пришлось нанимать грузовик с грузчиками. «Новый диван купила?» Нет, дорогой, это мамин. «А, понятно…»  Как ни в чем не бывало. Да. Надо искать другого мужчину. Симпатичного и сексуального. Без комплексов и семейных проблем. Чтобы иногда был… На серьезно-бытовые отношения Рита уже не рассчитывает. Да и хочет ли, вот в чем вопрос…

Париж. Она и забыла. Придумала старичка, который живет в Париже. И снимает на Мосфильме кино про войну, про себя в молодости… и вдруг ей звонят со студии «Мираж», удачное название … и говорят, что им рекомендовали Риту, не согласится ли она съездить в Париж на недельку. По заказу Министерства культуры снимается документальный цикл о потомках русских классиков, а режиссер (он же и сценарист) надолго попал в больницу. И теперь срывается командировка в Париж, а там лежит и дышит на ладан столетняя старушонка, какая-то пра-пра-правнучатая племянница Лермонтова. Вроде пока не при смерти, но с постели уже не встает. Самому Лермонтову она седьмая вода на киселе, отпрыск кузина, женившегося  на пруссачке. Но поэта чтит, подарила фамильные вещи Пятигорскому музею, и даже говорит по-русски, в отличие от своих детей и внуков. Если еще способна разговаривать… Сценария нет, надо будет ориентироваться на месте. Рита сказала, что она не режиссер. Это не страшно, говорят, оператор у нас очень грамотный, главное – быстро оценить ситуацию и выстроить историю. Особенно, если бабка не сможет дать полноценное интервью. Возможно, понадобятся съемки в Германии, где она родилась, да мало ли где… Такой вот неожиданный проект. Рита забыла спросить, кто её порекомендовал. Кто-то, знающий про ее теперешних стариков. На это и расчет - типа она  специалист по уходящим в небытие… Платят мало, у Министерства культуры много не бывает. Но зато – Париж! В Париже Рита ещё не была, да и где она была в Европе? Только в Испании отдыхала с подружкой, в Дании, когда снимали фильм про Андерсена и в Праге один день. И в Польше проездом.

 

 

 

                                                                        ***

 

ЗАМЕТКИ НА ПАМЯТЬ

Про актеров

 

Старики-актеры иногда рассказывают забавные истории, я решила их записывать. В виде маленьких рассказиков. В абстрактной форме. Потому что неизвестно, насколько они правдивы. Склероз частенько застает рассказчика врасплох. Начинает историю про одного, например, про актера Фатюшина из Маяковки, а потом оказывается, что он имел в виду совсем другого человека. Поправишь – начнет сомневаться, может, и вправду Фатюшин был… или Лазарев? Или все ж таки Ильин? Так что лучше без имен. Актеры могут и приврать ради искусства. Напишешь известную фамилию, а потом окажется, что это неправда. Или произошло с кем-то другим. Большинство историй относится к советским временам, когда наши старички трудились в столичных театрах. Все-таки театр для актера – самая большая любовь, никакие киношные роли (тем более, что у «уходящей натуры» нашего сериала не богатый послужной киносписок) в сравнение не идут. И особых эмоций не вызывают. Жить и умереть в театре! Пусть на десятых ролях… Кто ж им позволит там умереть? На пенсию спровадили, как миленьких. Кино презирают все, за исключением репрессированной Киры Эмильевны. К сожалению, ее феерические монологи про съемки сериалов невыносимо скучны и неинтересны до безобразия. Их я приводить не буду. Но главное, что сама она вполне счастлива. И востребована в нынешней жизни. Тоже, пожалуй, единственная из всех «уходящих»….

                                

 

БРОНЕПОЕЗД 14-69

Один артист столичного театра сильно пил.  Не так, как все, а гораздо больше.  Поэтому у него все чаще случались провалы в памяти, а ролей ему давали все меньше. Но одну из ролей артист играл уже много-много  лет, может быть десять, может и больше… Роль Ленина в спектакле «Бронепоезд 14-69».  По замыслу режиссера в конце второго действия по сцене медленно и величественно проходят представители народных масс - солдаты, моряки, крестьяне, рабочие… а позади всех на броневике (фанерном, разумеется) из кулисы в кулису комсомольцы  проносят Ленина, который приветливо машет рукой зрителям.  Наш актер был вылитый Ленин, особенно издалека и в гриме. А поскольку роль  безмолвная, он способен был ее играть в любом состоянии.  И вот однажды, во время гастролей в тоскливой русской провинции, актер выпил так много, что не приходил в себя целых два дня. И выпил-то не в гостинице, а в какой-то дворницкой, и никого из труппы вместе с ним не было, только дворник и его друзья. Придя в себя и быстро опохмелившись рассолом, актер заторопился на спектакль. Он думал, что провел в дворницкой всего одну ночь. Каково же было его удивление и ужас! Все похолодело внутри актера, когда он узнал страшное… Спектакль был вчера.  Он почуял неладное еще во дворе театра, когда увидел, что рабочие выносят декорации спектакля «Бронепоезд 14-69».  Вот уже готовят к погрузке его фанерный броневик… отменили спектакль!? Да нет, говорят, этот спектакль играли вчера, сегодня будет  другой, а завтра утром - в Москву, все путем… И актер понял - это последняя капля, такого Главный уже не простит. Сорвать вождя! В сталинские времена за такое «вышку» давали… Единственное, что он мог еще успеть, это написать заявление по собственному желанию, что он и сделал прямо во дворе, на ступеньках. Дрожащей рукой, каким-то тупым карандашиком, взятым напрокат у рабочего, актер попросил «уволить его по состоянию здоровья» и побежал искать администратора… но не нашел. Зато ему встретилась их гримерша Олечка… или Верочка?  Стараясь не глядеть в глаза девушке, актер стал расспрашивать ее о вчерашнем скандале. Олечка удивилась. Какой скандал? Все прошло как обычно… Но кто-то играл мою роль? Кого-то гримировали? Или обошлись без Ленина… Как без Ленина?! Вы же его играли!... Как я?!... Да так, как всегда… Это точно был я? И все это видели?!... А кто же?! Вы мне еще анекдот рассказали про Красную Шапочку! Вы что, ничего не помните?

Он не помнил… Но как же  удачно все вышло! Он пришел в театр, отыграл роль, снова вернулся в дворницкую… Это чувство долга старой закалки - подумал актер, молодежь сейчас уже не та. И порвал заявление.

 

 

АКТЕР И ВОР

У одного знаменитого столичного актера был знакомый вор. Вернее наоборот-

 у вора  был знакомый актер. В чем разница? Да только в том, что вор знал, как выглядит этот актер, где он живет и как зовут его домашниx, а актер  ничего про вора не знал, кроме того, что он есть. А дело было так. Однажды в метро у актера вытащили бумажник. В этом нет ничего удивительного, так как  в семидесятые годы многие  известные актеры ездили на метро. Денег, к счастью, украли  немного - рублей пятьдесят,  но пропавшие документы было очень жаль.  И вдруг на следующий день почтальон приносит актеру бандероль, а в ней все его документы целые-невредимые, и  письмо от вора. Вор извинялся перед Актером за причиненный ущерб, за то, что  не узнал в серой толкучке метрополитена знакомое и любимое народом лицо. Но деньги вернуть, к сожалению, не может - это нарушило бы профессиональную этику. Мало ли на свете xорошиx людей... Что сделано, то сделано. Также вор сообщал, что является горячим почитателем таланта  Актера, что  желает ему всяческиx успеxов. И с теx пор, в течении двадцати с лишним лет, Вор исправно поздравлял Актера и его семью с Новым годом, а после перестройки  и с Рождеством Xристовым,  иногда и с другими праздниками - громкие премьеры, например, никогда не оставлял без внимания. Обычно он присылал открытку с пожеланиями, или даже букет, а подписывался так - "ваш вор".  Недавно Актер, достигнув преклонного возраста, скончался после непродолжительной болезни. И к гробу  был доставлен удивительной красоты венок из белыx лилий, гвоздик и роз. Надпись на траурной ленте гласила - "Скорблю и помню. Ваш вор".

 

 

ЮБИЛЕЙНЫЙ  КАЗУС

У одного очень заслуженного столичного актера был девяностолетний юбилей.  Человек пятьдесят присутствовало, а то и больше. Праздновали в театре. Прямо на сцене были поставлены три стола буквой «П». И вот  юбиляр решил поблагодарить собравшихся,  произнести ответный тост.  Уже поднявшись, он заметил, что у дамы, сидящей справа, и  рюмка, и бокал совершенно  пусты. Будучи джентльменом, старичок спросил, чего же изволит дама? Водки - был ответ.  А за столом все уже притихли. И вот, когда юбиляр потянулся к графину с водкой, стоящему чуть поодаль среди блюд,  он вдруг издал удивительно мелодичный,  беззащитный и трогательный звук…

 очень долгий … щемяще-печальный…  Он выпустил газы. Вернее, газы  имели наглость выйти сами собой. Гости  замерли. Тишина воцарилась гробовая. Но юбиляр, прослушав вместе со всеми последние, таящие в воздухе ноты, лучезарно улыбнулся присутствующим вставленными к юбилею зубами и произнес -  «Поверьте, друзья, и в мыслях не было!»   А потом перешел к ответному тосту… Вот что значит быть настоящим актером.

 

 

НЕБОЛЬШОЙ АНТРАКТ

В столичном театре шел спектакль по А.Н. Островскому, и там один персонаж говорит другому  - «Кашу маслом не испортишь!» А другой ему с хитрецой отвечает - «Это смотря какое масло…»  И вот как-то раз актер случайно оговорился. Он вышел на сцену и заявил (конечно, спьяну) - «Машу каслом не испортишь!»  А другой актер  выдержал паузу, но делать-то нечего, и отвечает - «Это смотря какое касло…» И зал грохнул.  А спектакль пришлось прервать и объявить небольшой антракт. 

 

 

 

МОСФИЛЬМ  - СЦЕНАРИЙ

 

 

Сцена 7. «У пруда». Натура. День.

 

Солнечное утро, щебечут птицы. Двое совершенно одинаковых молодых мужчин в деловых костюмах-тройках  лежат в зелёной траве, закрыв глаза и взявшись за руки. «Начали!» – раздаётся высокий голос Гоги.

Один из мужчин открывает глаза, затем начинает высвобождать свою руку, другой  остаётся недвижим. Первый тянет руку изо всех сил, свободной рукой пытается расцепить пальцы двойника, но эти усилия ни к чему не приводят. Тогда он встаёт и идёт на полусогнутых ногах, с трудом волоча за собой безжизненное тело второго мужчины. Оба покидают кадр.

 

- Стоп! - командует Гога. - Переходим к воде!

Съёмка происходила в роще недалеко от пруда. Съёмочная группа начинает собирать аппаратуру и перебираться поближе к воде. Продюсер Игорь Данилович, представительный мужчина в светлом костюме, курит и наблюдает за происходящим. К нему подходит Вася.

-          Приветствую вас, Игорь Данилович! С первым вас съёмочным днём! – торжественно произносит Вася и пожимает руку улыбающемуся продюсеру.

Мимо них рабочий проносит стеклянную бутыль с двумя большими  

рыбами.

-          Знаешь анекдот про девочку и золотую рыбку? – спрашивает Вася уже без всякого пафоса.

-          Не-а.

-          Купается маленькая девочка в пруду, вдруг к ней подплывает золотая рыбка и предлагает выполнить три желания. Девочка спрашивает: Фто, прафда, фто ли?! (во время рассказа Вася строит смешные рожи и шепелявит) Тогда я фочу, фтоб у меня были больфые-пребольфые уши, ну как у слона, и такой длинный-предлинный хфост, такой толфстый, голый, как у крысы, и ещё больфой, такой ужасный, страфный синий нос!

     Ну, рыбка, конечно, удивилась, но исполнила все три желания и говорит:  

     девочка,  а почему же ты не пожелала ничего хорошего?  А девочка тоже 

     удивилась: «А фто, мофно было хорофэе?!!»

Игорь Данилович заливисто смеётся.

 -   Дачу едем смотреть? – закуривает Вася.                                                                                     

-          Слушай, я вечером не могу, ко мне ребята придут. Съездишь вдвоём с Гогой, ладно? И оператора надо захватить, им же решать… - немного извиняясь, говорит Игорь Данилович.

-          Я тебе говорил, я машину в сервис отогнал.

-          Так у Гоги есть машина, или давай завтра …

-          Завтра по работе завал, и вообще на неделе никак… Ладно, съезжу…

Мимо проходят мужчины-близнецы, одетые уже в другую одежду – одинаковые полосатые ретро-купальные костюмы, за ними идут мальчики-близнецы лет пяти. «А когда нас будут снимать? Скоро?» – пристают мальчики к сопровождающей их тёте.

-          Спасибо, Васёк! Ты вечерком  заходи обязательно, отметим это дело с ребятами, а потом уже поедете...

 Вася (смотрит на часы):

-          Пойду к бутафорам. Феллини хочет торт, украшенный женскими  

    пальчиками, а у меня и так уже перерасход с этими латексами, может скинут 

    хоть чуть-чуть…

-          Пальчики? Прикинь, мы когда «Оборотня» делали, у нас была реквизиторша Света, мечта, а не женщина, - рассказывает Игорь  Данилович. – И однажды она потеряла латексное ухо, так представляешь, никому ничего не  сказала, сама  пошла в морг и уговорила санитаров отрезать ухо у бомжа. И принесла его в коробочке.

-          Правда, что ли? – морщится Вася.

-          Так гордилась собой, как будто подвиг совершила! – Игорь Данилович 

      заливисто смеется. – Может, тебе её опыт перенять?

Вася смотрит в сторону пруда, где Гога, отчаянно жестикулируя, что-то объясняет молодому длинноволосому оператору (впрочем, всё, что происходит у пруда, мы периодически видим издали и во время диалога).

-          Начали! – раздаётся громкий крик Гоги.

 

Мужчины близнецы сидят в лодке недалеко от берега, спиной друг к другу, с удочками в руках. Один из мужчин с опаской поворачивает голову, как бы спиной почувствовав присутствие другого. Увидев двойника, бросается на него, начинает душить, тот сопротивляется изо всех сил.

 

 

Сцена 8. «Автобус». Натура. День.

 

Группа картины «Страх и любовь» готовится к выездной съёмке.  Кто-то руководит погрузкой техники, несколько человек вносят в автобус костюмы, реквизит и т.п. Режиссёр пьёт воду, наблюдая за погрузкой.

Старичок Лев Львович сидит возле окна пустом автобусе.

 «А скажите, милейший, по какой дороге мы поедем?» – обращается он к жующему бутерброд водителю.

-          По трассе Москва – Петербург … - с набитым ртом отвечает водитель.

-          Да… В октябре сорок первого меня ранило как раз на этой автостраде,  немцы выбросили десант…

-          Лев Львович! Чайку не хотите? - заглядывает в автобус пожилая женщина.

-          Может быть, на воздух выйдите? Нам долго ещё грузиться.

-          Спасибо, деточка, я лучше тут посижу…

В этот момент старичок замечает двух молоденьких девушек, сидящих на скамейке рядом с автобусом. Он встаёт, направляется к выходу из автобуса, женщина помогает ему спуститься. Достав из кармана расческу и пригладив оставшиеся на голове волосы, Лев Львович, улыбаясь, подходит к девушкам.

 

 

Сцена 9. «Проход по коридору». Интерьер. День.

 

Вася идёт по коридору, беседуя с полным парнем Николаем.

- …так вот, этот медведь был абсолютно лысым …

-   Слушай, ты про фантастический блокбастер серьёзно говорил? – перебивает Васю Николай, переходя на шепот.

 -  А что?  - удивляется Вася.

-          Это Марк Серов, сценарист, - Николай кивком показывает Васе на лысоватого молодого  человека в очках, пытающегося достать стаканчик из кофейного автомата, - Знаешь его?

-          Первый раз вижу.

Первая попытка достать стаканчик оказалась неудачной –  кофе расплескался на пол и на брюки Марка. Допив остаток, молодой человек снова осторожно бросает деньги в автомат.

-          Он пару лет уже на Мосфильме ошивается, - рассказывает Николай, - впаривает всем свои сценарии, а их никто не снимает. Но говорят, что сценарии у него классные, просто они дико дорогие, там компьютерная графика должна быть уровня «Звездных войн», как минимум… короче, никто не хочет связываться. 

Вася с сомнением смотрит на сценариста Марка, который в это время деликатно откусывает от пирожка и прихлёбывает кофе из стаканчика.

-          Вася! Вася! – к Васе и Николаю подбегает взволнованная Ирина (второй режиссер), Вася с Николаем останавливаются. - Вася, там какой-то кошмар! Князева попала в аварию и Феллини…

-          Какая Князева?!

-          Ну актриса, которую отобрал Филинский, короче, она сегодня не приедет, а он сказал что без неё ничего снимать не будет и сидит, как сыч… (переводит дыхание) А ей надо просто покурить на скамейке, а маньяку её сфотографировать, и всё! Любая это сыграет,  даже  я! Я говорю, давайте вызовем другую девушку… А каскадеры собрались уходить, они там все подготовили, а Феллини им сказал, что сегодня уже вряд ли получится, ужас…

-          Вот козёл! - в сердцах говорит Вася,  и они с Ириной идут в ту сторону, откуда она прибежала.

-          Вот урод… Маразматик! Скотина тупорылая! Эстет вонючий! - они 

    скрываются за поворотом, но Васины ругательства ещё какое-то время  

    звучат…

 

 

Сцена 10. «Ссора с Филинским». Натура. День.

 

           Режиссёр Филинский рассматривает через увеличительное стекло эротические открытки.

-          Скажи, мы можем это снять вот так, панорамкой? – показывает он оператору, проводя увеличительным стеклом сверху вниз по женской фигуре.

-    Почему нет? – вяло отвечает оператор.

Оба сидят под зонтиком за пластиковым столом. Неподалёку на травке, в тени деревьев, томится съёмочная группа. Кое-кто уже сладко спит, кто-то читает, пожилая женщина вяжет носок и т.д…

-          Здравствуйте Аркадий Иванович! – нежно произносит Вася, присаживаясь     на свободный стул.

-    Здравствуйте, уважаемый Васенька…

-    Аркадий Иванович,  люди ждут, может быть, снимем что-нибудь?

-          Что-нибудь, что-нибудь… - нежно мурлычет Аркадий Иванович.

-          Вы понимаете, сколько денег мы теряем?! – вмешивается в разговор Роман – долговязый прыщавый молодой человек (исполнительный продюсер сериала). - Давайте снимать поножовщину! У ребят всё готово! 

-          Я уже объяснял Роману Анатольевичу, теперь вот вам объясню, – 

     невозмутимо начинает Филинский, но распаляется по ходу рассказа - это не проходной эпизод. Да, маньяк никогда больше  не встретит эту  девушку, но она поразила его воображение, это ясно? Он сфотографировал ее, сделал портрет. Который вдохновляет его на преступления! У него в комнате  висит этот образ! А вы мне предлагаете  снимать кого попало! Ирочку, Верочку… - кивает в сторону ассистентки.   

-          Я пока ничего не предлагал. А почему нельзя каскадёров снять сегодня, а девушку, скажем, завтра?

-          Потому что он фотографирует девушку, и сразу же видит дерущихся бомжей. А если завтра польет дождь?

-          Завтра будет солнечно. И до конца недели тоже, я смотрел прогноз.

-          Прогнозы-прогнозы…- напевает Филинский.

-          Да это вообще не проблема! Погоду можно подправить на компьютере. Надо – сделаем дождь! А каскадеров придется ждать месяц, у них же все расписано!

-          Это халтура, ребята, я так не работаю. Эти ваши новые технологии я не понимаю…

-          У нас малобюджетный сериал, - Вася пытается говорить спокойно, пододвинув свой стул ещё ближе к Филинскому и глядя ему прямо в глаза. – А вы над нами издеваетесь, Аркадий Иванович.

-          Мы с вами говорим на разных языках, Василий, – вздыхает режиссёр.

-          Ну да! – Вася говорит уже с  раздражением, -  Вы же человек искусства! Может быть, вы готовы платить из своего кармана?! Тогда нет проблем! Или звоните Лебедеву, пусть он подкинет ещё тысяч сто, мы найдем других каскадёров, закажем кучу отрезанных голов, членов, чего вам ещё надо… Пожалуйста, звоните! – протягивает Филинскому свой мобильник.

-          Не надо грубостей, Василий Александрович… Вы же интеллигентный человек…- произносит режиссёр, поджимая губы. – Вы лучше найдите мне правильную девушку, вам же это раз плюнуть… - ехидничает Филинский, - Ладно. Будем снимать поножовщину. Ну так как, Василий Александрович? Найдете красавицу часа за три?

-    Это вызов? Попробую. И не забывайте про грим, Аркадий Иванович. Если  

     Верочка постарается, даже я смогу исполнить роль вашей красотки.

-   Нет уж, спасибо.

-  Всегда пожалуйста.

 

 

Сцена 11. «В постели». Интерьер. Вечер.

 

Сумерки. Интерьер просторной деревенской избы. На кровати, на высоких подушках, лежат обнаженные молодые мужчина и женщина. Крупный план красавицы с полураспущенной косой. Девушка удовлетворенно улыбается, глаза полуприкрыты…  Звучит голос мужчины:

   - Да… А у нас в Гущино огородик был маленький, мы там в основном картошку сажали.

     Земля, знаешь, такая неблагодарная, сплошное болото. Два ведра посадишь, одно   

     соберёшь… У тебя, я смотрю, хозяйство что надо! Не тяжело одной-то?

-          Да пока справляюсь! – усмехается девушка. - А, к примеру, выйду замуж, детишки пойдут, всё одно тяжело  будет.

-    Это точно….Слышишь?! Кажется, опять налёт… 

Раздаётся нарастающий рёв самолётов, взрывы где-то вдалеке… и сразу же в комнате становится намного светлее от зарева пожарищ.

-          Не бойся, - мужчина обнимает женщину. - Это они мост бомбить полетели, не бойся…

 

 

Сцена 12. «В шезлонге». Натура. Вечер.

 

-          Не бойся, не бойся… - бормочет во сне Лев Львович.

Старичок, укрытый пледом, спит в шезлонге среди деревьев, недалеко от того места, где стояли автобусы группы «Страх и любовь». (автостоянка у Производственного корпуса)

-          Лев Львович! Лев Льво-ович, просыпайтесь… - легонько трясёт за плечо старичка коротко стриженый мужчина гренадёрского роста и телосложения.

-          А? Что? – не сразу просыпается старичок. - Что такое, деточка?!

-          Просыпайтесь, Лев Львович, а то простудитесь. Пойдёмте в машину, вам пора уже ехать домой…

-          Как домой? Почему домой?! А где все?

-          Так… Все уехали в этот… в Торжок, а вас не стали будить, уж очень вы сладко спали. Я тоже вас сначала не будил, а потом вижу (кивает на небо) – туча вроде ползёт…

-   Это диверсия!! Они подсыпали мне в чай снотворное! – восклицает Лев Львович, вскакивая на ноги. - Я никогда не сплю в это время суток… Деточка! Неужели вы не понимаете, что это диверсия?!

-          Да не переживайте вы так из-за этих киношников! Отдохнёте, Нина Петровна сделает вам массаж…

-          Мы немедленно едем в Торжок! – перебивает  старичок своего водителя, - Проходимцы! Узурпаторы! Я им покажу…

-          Как в Торжок?! Вы же обещали отпустить меня сегодня пораньше…

На заднем плане видно, что исполнительный продюсер Рома, Вася и Ирина  стоят у входа в корпус и что-то бурно обсуждают…

-          Всё! Едем в Торжок и никаких возражений!– Лев Львович начинает быстро шагать по аллее, водитель понуро следует за ним.

-          Да, надо купить термос, деточка. Чай теперь будем заваривать сами! – оборачивается на ходу старичок.

 

 

Сцена 13. «На крыльце». Натура. День. Лето

 

Рома, Вася и Ирина на крыльце Производственного корпуса.

-          Значит, так.– Рома старается быть «на коне», - Я буду ловить девок на проходной, ты на территории, а Иришка попробует обзвонить своих красавиц…

-          Ир, а у тебя есть фотография этой… как её…

-          Князевой? – подсказывает Васе Ирина, - сейчас достану… - вытаскивает из папки фото девушки с длинными волосами.

-          Ничего особенного, - констатирует Вася.

-          Ну ладно, я побежала… - Ирина скрывается в здании.

-          Она что, серьёзно пострадала? – интересуется Вася у Романа.

-          Да вроде нет. Она машину разбила как-то мрачно.

-          Так значит ей деньги нужны! Мы ей сколько платим? Двести? Надо было предложить пятьсот! Это  выгоднее, чем переносить съемку!

-          Да стормозил, понимаешь… Она позвонила, голос срывается, говорит, что у неё шок… А потом отключила мобильник, а домашнего у меня нет…

-          Да она только мобильный оставляла… Смотри! – Рома показывает Васе

     двух девушек,  выходящих из дверей на улицу.

Взглянув на них, Вася отрицательно мотает головой.

 

 

 

***

 

 

Рита собирает чемодан в Париж. Интересно, зачем ей все эти вещи? Две пары джинсов, шорты короткие и подлиннее, бриджи с рисунком и без, теплый свитер, ветровка… ну, ветровка ладно. Как будто не на работу, а в круиз собирается. Хотя… чем не туризм? Главная миссия поездки – максимально отснять эту потомицу Лермонтова, пусть говорит что угодно, лишь бы не молчала. Так продюсер сформулировала задачу. А если бабуля упомянет какие-нибудь значимые в ее жизни места в пределах шенгенской визы, смотаться туда. Но это по ситуации. Ну и виды Парижа, само собой… С концепцией всё ясно,  материалы по Лермонтову и его многочисленным родичам уже собраны, закадровый текст напишет режиссер, операция прошла успешно, так что через пару недель он выйдет из больницы и приступит… Короче говоря, расшевелить бабку, чтобы та побольше рассказала (желательно о Лермонтове, но как получится), а потом придумать, что показывать под ее тексты. Работка – не бей лежачего, да еще в Париже… Нет, это уже не лезет… полный бред! Выложить половину шмоток и поехать с сумкой. Вещи везут из Парижа, а не наоборот… 

            Продюсер Елена Марковна дала Рите на всякий случай несколько  брошюр и книжку о жизни Лермонтова,  чтобы быть в курсе. Для поддержания беседы с бабкой. Утром Рита порылась в Интернете, так, от нечего делать... оказалось, что потомков у поэта тьма тьмущая, ветви родословного древа оплели весь земной шар. Европа, США, Бразилия, Австралия, а уж в России их… даже пролетарский писатель Аркадий Гайдар потомок Лермонтова по матери. Якобы есть и чеченцы,  и даже полукитаец. Потомки прибавляются - некоторые люди считали себя однофамильцами, но после проведенных исследований оказалось, что они настоящие потомки рода Лермонтовых… Причем у самого поэта никаких детей не было, и все эти многочисленные отпрыски – побочные ветви от кузенов и кузин. Но весьма активные ребята. Рита утонула в их бурной деятельности - создали международную ассоциацию «Лермонтовское наследие», выкупили родовые поместья, нашли и реставрировали древнюю фамильную яхту и плавают на ней, проводят всевозможные конференции и симпозиумы памяти поэта…от потомков у Риты разболелся висок. Или от вчерашнего перепоя. Нельзя так сильно напиваться, да еще так редко. Дашка пригласила ее на день рождения своего мужа … и еще человек двадцать гостей, благо квартира у них большая. Двухэтажная плюс выкупленный чердак, там теперь кабинет мужа. Устроила грандиозную вечеринку, чтобы расшевелить немного «Павличка». А Павличку это все пофиг, он флегматичен и вял, пока не напьется… у него затяжная депрессия, кризис возраста, видите ли. Сорок пять исполнилось вчера… а Дашка младше на пятнадцать лет.  Тоже опасность, получается. Пять лет они прожили прекрасно, муж был гостеприимным весельчаком, а сейчас превратился в нелюдимого брюзгу и энциклопедиста-садиста. Если случайно попадает в компанию, начинает всех экзаменовать – «Как называется столица Свазиленда? А? А? Не знаете?! Мбабане!  А Бутана???? Тхимпху! Ну, хоть столицу Саудовской Аравии тут кто-нибудь знает? Это же детский вопрос… хм, ну вообще… Эр-Рияд!» Потом переходит на цитаты из классиков, или задаст вопрос, как ни в чем не бывало, ему ответят, а он заливается довольным смехом – потому что это тоже была цитата из Кафки, а не вопрос… А вчера на собственном празднике разошелся не на шутку, так достал эрудицией, что некоторые гости и двух часов не высидели… Рита спасалась на чердаке, и уже пребывала в весьма нетрезвом состоянии, когда к ней поднялся какой-то Аркадий с бутылкой виски. То ли журналист он… то ли телевизионный редактор. И с этим Аркадием спьяну у них получилось что-то вроде попытки секса, но им помешали – Даша принялась собирать гостей на торт. Это радует, потому что и так противно вспоминать, а было бы вообще… Главное, этот мужик ей не нравился, пока была трезвая. Такой себе смазливый тип с вкрадчивым голосом. Держался с хвастливой скромностью, типа молчун, но цену себе знает… а вот угораздило же. Хорошо,  что подруге хватило ума не сообщать ему Ритин номер, он с утра уже ей звонил, мол, не успели обменяться… А Дашка сказала, что спросит разрешения. Приятно иметь дело с интеллигентными людьми…

Зачем она собирает вещи? Вылет послезавтра вечером, куча времени… Просто мозг размягчен и хочется сделать что-то осмысленное и полезное. Но стирка уже не удалась, запустила машину без порошка. От более энергичных действий типа уборки квартиры кружится голова. Нет. Пойти за пивом, без пива этот мандраж не пройдет, с утра надо было опохмелиться… а потом заняться сценарием. Командировка съест недели полторы в общей сложности, так что надо поработать напоследок. Тем более, что пока все ясно – Вася мечется по Мосфильму в поисках красавицы.

 

 

 

МОСФИЛЬМ  - СЦЕНАРИЙ

 

Сцена 14. «У самолета-1». Натура. День. Лето

 

Чукча Иван и негр Дмитрий стоят у самолёта, поглядывая по сторонам. Мимо проходят разные люди. Один мужчина вроде бы направляется к ним, но нет… По аллее со стороны съёмочных павильонов в их сторону быстрым шагом идёт Вася.

-          Вон идёт какая-то… - говорит Иван.

-          Нет, этот здесь уже проходил… -  отвечает Дмитрий.

 

 

Сцена 15. «Проход-1». Интерьер. День.

 

Вася быстро идёт по коридору, заходит в диспетчерскую, с ходу обращаясь к сидящей у компьютера пожилой женщине: «Здравствуйте Римма Викторовна!

Вы не подскажете, где сегодня проходят кастинги?»

 

Сцена 16. «Проход-2». Интерьер. День.

 

Вася стремительно идёт по коридору, держа в руке листок, здоровается с бабулей, продающей выпечку. «Есть тёпленькие ватрушки!» – кричит она ему вслед. Вася поднимается по лестнице и оказывается в небольшом вестибюле, в котором  находится около двадцати очень полных мужчин. Мужчины курят, беседуют, некоторые кушают ватрушки. «Разрешите… простите…» – пробирается Вася среди толстяков, заглядывает в одну из комнат, сверяясь со своей бумажкой: «Здравствуйте…» – но замолкает, увидев раздетого до трусов толстяка перед видеокамерой.

Вася закрывает дверь, обращается к одному из толстяков: «Скажите, а женщин тут нет?» - тот вопросительно смотрит на Васю. - Ну, в смысле, актрис сегодня не смотрят?

-          Да вроде нет… - отвечает мужчина.

-          Черт!  - внезапно выкрикивает Вася прямо в лицо мужчине, тот отшатывается.

-          У меня же встреча у самолёта назначена! – произносит Вася уже тише, взглянув  на часы.

 

Сцена 17. «У самолета-2». Натура. День. Лето

 

Иван и Дмитрий стоят у самолёта. Иван смотрит на часы, затем  жалуется Дмитрию: - Моя хочет туалет…

- Всё, уходим, - принимает решение Дмитрий.

К ним подбегает запыхавшийся Вася:

-          Извините, ребята, вы меня ждёте? Василий, - протягивает руку Дмитрию.

-          Дмитрий.

-          Василий, - протягивает руку Ивану.

-          Иван.

-          Не могу говорить ни секунды! Вы завтра будете на Мосфильме?

-          Наверное… - неуверенно отвечает Дмитрий.

-          У меня ваш телефон определился, я обязательно позвоню! Увидимся!

 Последнее слово Вася кричит уже на бегу, ребята удивлённо переглядываются.

 

Сцена 18. «Кастинг». Интерьер. День.

 

-          Нет моя мама лучше актриса! – сощурив глаза, произносит девочка лет

     восьми.

-          Твоя мама в главной роли не снималась, а моя снималась! – ехидно парирует другая девочка.

-          Моя мама красивая и ещё прославится, а твоя скоро состарится и всё! – отвечает первая.

Девочки сидят на подоконнике в большом светлом вестибюле, чуть поодаль от других девочек и сопровождающих их взрослых.

-          Сама ты скоро состаришься! – обиженная девочка со злостью срывает бант с головы своей собеседницы, а та, в свою очередь, с криком вцепляется ей в волосы.

 

Мамы бросаются к дочерям, разнимают их, раздаются возгласы: «А чего она!», «Она первая начала!» и т.д.

 

Вася оглядывает вестибюль, его взгляд поочерёдно задерживается на нескольких молодых мамах, но ненадолго.

-          Мама, я больше не хочу ходить на эти кастинги, ну мама… - канючит девочка в атласном розовом платье и с таким же бантом в волосах.

-          Мы уже скоро заходим, давай лучше повторим стишок… - успокаивает её скромная молодая мама.

-          Ну мама, меня же опять не выберут… - продолжает канючить ребёнок.

 

Внимание Васи привлекла высокая стройная мама одной из поссорившихся девочек, которая ведет дочку за руку от подоконника и что-то строго ей выговаривает.

-          Добрый день! Можно с вами поговорить? – подходит к ней Вася.

-          Да, пожалуйста, - отвечает мама.

-          Я Василий Милорадов, директор сериала «Фотограф». А вы актриса?

-          Да, я актриса, - улыбается молодая женщина, и Вася с ужасом видит её беззубый рот.

-          Ой, извините, - спохватывается женщина и прикрывает рот рукой. -  Я сейчас делаю зубы…

 

 

Сцена 19. «Проход-3». Интерьер. День

 

Вася стремительно движется по стеклянному переходу, навстречу ему идёт группа студентов Мучникова. Бегло осмотрев девушек, Вася узнаёт негра и чукчу, идущих позади всех. Иван что-то рассказывает Дмитрию про свою видеокамеру, даёт посмотреть в объектив.

- Ребята!– приветственно машет им рукой Вася. - Я вам позвоню! 

У Васи звонит телефон.

- Алло! Да, Ира!…Нет, пока ничего, а у тебя?…Понятно. - Вася бросает взгляд в окно, сверху хорошо видна проходная Мосфильма. Подъезжает машина, охранник проверяет пропуск, затем поднимает шлагбаум. В это время Рома, подойдя к машине, начинает что-то активно говорить девушке за рулём, та отрицательно мотает головой, машина проезжает.

 

 

Сцена 20. «Журналистка». Интерьер. День

 

Телевизионная группа из двух человек (оператор и журналистка) в центральном вестибюле Мосфильма. Эффектная девушка медленно идет «на камеру» со словами:

- С тысяча девятьсот двадцать третьего года здесь было снято около трех тысяч картин. Эти

   стены помнят Эйзенштейна и Пудовкина, Александрова и Довженко…

Внезапно из-за угла выскакивает Вася и «на всех парах» сталкивается с  журналисткой.

- Ой! Простите… Я вас не ушиб? Ради бога извините!

 

Откланявшись, он быстро идет дальше, но вдруг останавливается, резко оборачивается.  Девушка-журналистка и правда хороша, и даже напоминает Князеву – такие же длинные русые волосы и губы бантиком. Она становится на исходную позицию, поправляет микрофон-петличку, оператор настраивает камеру. Излучая все свое обаяние, Вася подходит к журналистке:

- Еще раз прошу прощения за испорченный кадр. Дело в том… знаете, почему я так бежал?

   Потому что мы ищем красивую девушку, именно такую, как вы… - он улыбается обезоруживающей улыбкой. Лицо девушки остается непроницаемым.

- Молодой человек, вы мне испортили кадр, и еще несете какую-то чушь!

- Но я же абсолютно серьезно! Меня зовут Василий Милорадов, у нас заболела актриса и 

  срывается съемка. Вы потратите максимум два часа…

- Слушай, - довольно грубо прерывает его девушка, - мне надо сегодня сдавать программу. Это понятно?! Есть еще вопросы?

 

 

Сцена 21. «Встреча». Натура. Лето

 

Вася разговаривает по мобильному телефону, сидя на скамейке в скверике недалеко от проходной. Он явно обессилен.

 -  Не знаю, что делать… Значит, такой день идиотский. А ты где сейчас?… Ладно, через пять минут встречаемся на площадке.

Собирается встать, но вдруг замечает девушку, только что присевшую на соседнюю скамью. С первого взгляда понятно, что она превосходит красотой всех предыдущих. Длинные белокурые волосы, утонченное лицо, чувственные губы. Красавица одета неброско, но очень элегантно. Достав из сумочки какие-то бумаги, девушка перекладывает их в твёрдую папку…

 

-          Здравствуйте! – со скромным видом Вася подходит к её скамейке.

-          Здравствуйте… - девушка вопросительно смотрит на Васю.

-          Вы разрешите присесть? Я хотел бы поговорить с вами…

-          Поговорить? Вы меня, наверное, с кем-то перепутали… - произносит девушка и улыбается Васе потрясающе красивой  улыбкой.

 

Вася и девушка вдруг оказываются в объективе видеокамеры.

-   Надо, однако, штатива покупать… - раздаётся голос Ивана.

Камера подрагивает, на Васю и девушку то «наезжают», то «отъезжают». Вася что-то говорит, девушка слушает, иногда улыбаясь… Слов Васи не слышно. Иван снимает их издалека. Рядом с ним стоит Дмитрий.

-          Там кот лезет на дерево, давай его снимем! – предлагает Дмитрий.

-          Сейчас моя снимет этот кадр, потом твоя снимет кота…

-    Снимаете? – спрашивает студентка с разноцветными волосами, - Ваня, дашь мне тоже потом поснимать? О! Смотрите! Шахназаров!

Шахназаров (генеральный продюсер «Мосфильма») приближается к ним по аллее. «Здравствуйте!» - уважительно говорит студентка.

-          Всё. Кот ушёл, – констатирует Дмитрий.

 

-          Вот такие у нас дела, Маша, вся надежда только на вас… - вздыхает Вася.

-          Василий, вы извините, но я уже говорила, я не актриса. Сделаю что-нибудь не так, и будет только хуже…

-          Да тут не надо быть актрисой! А хуже, чем сейчас,  всё равно не будет. В любом случае я заплачу вам пятьсот долларов…

-          Это, конечно, аргумент! – улыбается девушка. - Я не фотогенична, однажды давала интервью, потом себя не узнала… и вообще мне было как-то неловко перед камерой. Вы приятный собеседник, но я не хочу отнимать у вас время, вам надо искать подходящую девушку… - Маша встаёт со скамейки, - До свидания, удачи вам…

-          Маша, а мог бы я… - неуверенно начинает Вася, но тут у него звонит телефон.

-          До свиданья! – кивнув ему на прощание, девушка уходит по аллее к выходу.

-          Маша, подождите! – он делает движение пойти за девушкой, но потом останавливается, потому что та удаляется слишком быстро.  - Алло! Да!… Кто?! Рома? Плохо слышно!…Да, так слышно…

-          Всё в порядке! – слышится радостно-возбуждённый голос Ромы. - Я дозвонился до Князевой и она уже в пути!

-          Да ты что?! А сколько денег?!

-          Да двести баксов и ни копейки больше! Я, говорит, сама уже стала жалеть, что отказалась от ваших съёмок, только мне  звонить неудобно было… Представляешь?!

 

Сцена 22. «Презентация». Интерьер. Ночь

 

За окнами темно. В просторном офисе собралось около десяти представительных мужчин в костюмах. Они стоят вокруг стола с дорогой выпивкой и деликатесами, но пользуются пластиковой посудой. Видно, что собравшиеся выпили уже достаточно. Также присутствуют Вася и Гога и длинноволосый оператор, они не в костюмах.

-          За Игорька! – поднимает стакан басистый мужчина. - За тебя, Игорёк! Ты у нас единственный, кто забил на бизнес и решил заняться искусством!– его язык немного заплетается. - Ты мог бы щас быть круче всех нас…

-          Да ладно тебе, какой из меня бизнесмен?! – весело перебивает его Игорь Данилович.

-          Это он скромничает! – продолжает, чуть пошатываясь, мужчина. – А я, между прочим,  помню, как ты аспирин с таможни вызволял, пять машин, на минуточку! А мы же все как щенки тогда были, все испугались… а ты поехал, и договорился! За тебя! – выпивает.

 

Все выпивают, раздаются возгласы: «Да, за тебя!», «За Игоря!», «За искусство!» и т.п.

-  Нет-нет-нет! – добродушно протестует Игорь Данилович.–  За дружбу!

-          Правильно! – чокается с ним пластиковым стаканчиком лысый мужчина, - 

     За дружбу!

 

Гога всё это время не отходит от стола, доедает один бутерброд, берёт следующий. Вася и один из «костюмов» стоят у окна, курят и оживлённо разговаривают. Длинноволосый оператор похрапывает на стуле, прислонившись в стене.

-          Ха-ха-ха-ха… - вдруг разражается басистым хохотом Васин собеседник, -  

     Класс!! Лысый медведь! Надо запомнить…

К ним подходит растерянный Гога:

-  Я не могу его разбудить, - показывает на спящего оператора,  - Он пил без закуски, а нам же еще дачу смотреть…

-  Не знаю, Гога, разбирайтесь, - Вася не очень доволен вмешательством в их разговор с «костюмом», - у меня другого времени уже не будет…

-           

-          Надо выпить за Гогу! – восклицает Игорь Данилович. – За Гогу ещё не пили!

Все начинают наполнять стаканы, Гога быстро проглатывает остаток бутерброда, раздаются возгласы «За Гогу!».

 

-          Я хочу сказать, - говорит Гога громко и взволнованно, - я очень давно  мечтал снять этот фильм, и вот я его снимаю, потому что Игорь в меня поверил! И я не подведу Игоря, и вас не  подведу, вы все можете на  меня положиться! Это будет новое кино, такого раньше никто не делал,  это новый язык! Я бы хотел за это выпить, но, к сожалению,  не могу,потому что я за рулём, мне ещё надо смотреть дачу…

 

Пока Гога произносит речь, Вася и его собеседник обмениваются визитками, видно, что тот очень расположен к Васе.

 

-          А это что за придурок? – тихо интересуется один «костюм» у другого, кивая в сторону ораторствующего Гоги.

-          Да, кажется, режиссёр… - неуверенно отвечает тот.

-          А… - понимающе тянет первый. - Ну, за Игорька! -  громко провозглашает он, перебивая Гогу, и поднимает свой пластиковый стакан.

 

 

Сцена 23. «Поездка» Натура. Ночь

 

Ночь. Фары машины освещают «бегущую» ленту загородной дороги. В потертом салоне «шестёрки» играет классическая музыка. Гога - за рулём, рядом с ним сидит осоловевший Вася. Машина едет не очень быстро.

-          А вообще фильм у тебя про что? – спрашивает Вася чуть заплетающимся языком. - Или это нельзя выразить… словами?

-          Почему нельзя? – удивляется Гога. – Фильм об одном сантехнике из ЖЭКа… Он с детства страдает видениями, ему кажется, что у него внутри живут два человека, которые ненавидят друг друга. Эти двое в нём всё время ругаются, а он мучается, потому что они, например, любят двух разных женщин, а его собственную жену не любят, с работы его выгоняют, жена выгоняет, он живёт на даче, ходит по врачам, пьёт таблетки, ну, короче, там много всего, а в конце выясняется, что он вообще не сантехник, а лодочник, и что он просто перегрелся на пляже и по дороге в больницу ему всё это привиделось.

-          Понятно… чё-то я не совсем врубился… наверное, перебрал. Ну, неважно.

     Дорога, по которой они едут, совершенно пуста – за всё время не было ни    

     одной встречной или попутной машины. Далеко впереди горит красный  

     светофор.

-          Вот зачем он тут, спрашивается?! В пустыне? – возмущается Гога. - Даже в городе лишние светофоры по ночам вырубают… А вообще супер! Ночь, пустая дорога, дыма ещё можно напустить, вдалеке такой красный огонёк, и мои близнецы уходят вдаль по дороге, абсолютно голые, а если их ещё фосфорной краской покрасить, чтоб светились… Супер! Я, кажется, придумал финальный кадр! – радостно сообщает Гога, проезжая на красный свет.

Сильный удар, трескается лобовое стекло, Гога  ударяется головой о руль, Вася падает на Гогу.

-          О Боже… - Гога сидит, дико озираясь по сторонам, потом фокусируется на 

Васе. - Ты в порядке?

-          Надо посмотреть, что там… - Вася выходит из машины.

 

Гогина «шестёрка» с изрядно смятым капотом упирается в переднее крыло нового «мерседеса». Крыло вместе с передней дверью сильно вдавлено во внутрь, валяются осколки фар… Вася видит через лобовое стекло, что двое крупных бритоголовых мужчин на передних сидениях зажаты подушками безопасности. Мужчины уже предпринимают слабые попытки выбраться - поводят выпученными глазами, ворочают шеями. Гога, наконец, тоже выходит из машины, при этом двигатель «шестёрки» всё ещё работает.

-          Быстро! Сматываемся! Я поведу! – командует Вася и «одним прыжком» оказывается за рулём гогиной машины.

-          А как же … -  Гога растерян.

-          Садись, я сказал! – орёт на него Вася и Гога послушно лезет в машину.

 

 «Шестёрка» срывается с места и  несётся что есть мочи при свете одной чудом сохранившейся фары. Гога всё время смотрит назад. Вася сосредоточено вглядывается в дорогу сквозь треснутое стекло. Вскоре он притормаживает, сворачивает на какую-то грунтовую дорожку.

-  Уже приехали? – взволнованно спрашивает Гога.

-          Приехали…Тебе повезло, что их так подушками приколбасило… У тебя квартира есть?

Гога кивает.

-          Вот, продал бы квартиру… - дорога становится всё хуже и хуже. - У них одна фара стоит как две твоих машины, если не больше… а номер они могли запомнить…

Дорога состоит из сплошных ям, Васю с Гогой кидает из стороны в сторону.

-          Всё! Дорога вниз пошла. Дальше будем толкать, – командует Вася и они выходят из машины.

-          Думаешь, они нас не найдут? – волнуется Гога, толкая машину.

-          Надеюсь…

-          Далеко ещё до дачи?

-          Отсюда? Километров десять.

-          Ты шутишь?! – Гога останавливается.

-          Ты идиот, да? – Вася злится. - Какая дача? Завтра рано утром пойдёшь в милицию, скажешь, что проснулся, а машины под окнами нет. Пусть числится в угоне. И лучше вообще никому про это не рассказывай, даже Игорю, даже маме своей…

-          Как это?

-          Потом объясню. Давай, ещё чуть-чуть… Стоп.

Дорога заканчивается на невысоком обрыве у небольшого пруда.

-          У тебя есть там что-нибудь ценное? – он видит, как растерян Гога. - Да приди в 

     себя, наконец! Тебе просто сказочно повезло!

 - А как же мы назад будем… - Гога забирает с заднего сиденья свою сумку.

-  Пешком будем!

Вася подходит к краю обрыва, заглядывает вниз, затем берётся за машину, подталкивает, и машина падает в воду. На Гогу жалко смотреть, у него в глазах слёзы…

 

 

***

 

 

Этот случай ей рассказал один звукорежиссер, лет пять назад с ним такое случилось, правда, в машине он ехал один. Рита даже не помнит, как звали того мужика… такой флегматичный, размеренный. А в экстремальной ситуации нашелся мгновенно. Я бы, говорит, точно остался бомжем, если бы бандюки меня вычислили. Ему виднее.

            Эх, Париж… Пять часов свободного времени, а она как дура сидит в номере и перечитывает свой сценарий. И размышляет, как Васе снова встретиться с этой Машей. И кто она такая? Явно не актриса и вообще не человек из мира кино, на Мосфильм попала случайно… Чья-то родственница… хм, а если она внучка старичка Льва Львовича? Француженка. Ура. Маша – русская парижанка, занимается бизнесом в России, приходила к деду. А каким бизнесом?... Да плевать, каким угодно, потом придумается. Надо пойти прогуляться перед съемкой… Старичок, падкий на молоденьких девочек - тоже не бог весть какая придумка, весьма банально. Но он возник спонтанно и теперь жаль отказываться… собственный Ритин дедушка явился прообразом. Он был жизнелюб, после смерти бабушки рассказал Рите много интересного, вот и пригодилось…

            Быстро, быстро… быстро надо выходить из гостиницы, вот опять она взялась курить. С видом на бульвар Клиши. Их съемочную группу поселили рядом с «Мулен Ружем», все правильно, русскую богему - в дешевую гостиницу у подножия Монмартра. Раньше здесь вообще был квартал красных фонарей, и атмосферка сохранилась. Вчера, спустившись с холма, Рита решила  прогуляться по этому колоритному бульвару, кишащему световой рекламой и весьма раскрепощенными людьми, преимущественно темнокожими. А они, как известно, уж если раскрепостились, то меры не знают. Один парнишка впечатался в нее на полном ходу –

 « О, пардон мадам!»  Подумала - случайность, но когда то же самое проделали еще несколько жизнерадостных юношей, поняла, что такое у них развлечение. Заприметив издали очередного претендента  на столкновение, Рита попыталась увернуться, но какое там!  Он оказался гораздо проворнее… Душ не работает, еле-еле течет тонкая струйка теплой воды. На покрывале подозрительные пятна,  несвежие стены, засаленные у изголовья кровати и вокруг выключателей. Вечером ее приглашала помыться продюсерша Лена, у той номер получше, даже ванна есть…

Да, погода сегодня отличная, хотя, как говорится, Париж прекрасен при любой погоде.  Лезть на Монмартр уже  неохота, вчера она провела там кучу времени, побродила среди художников, посетила  несколько галерей и антикварных лавок, отведала в итальянском ресторанчике резиновую пиццу и невкусный капуччино. Нет, Париж, Монмартр, это все понятно… но даже изящных сувениров не купишь, кругом сплошная китайская штамповка, только на парижскую тему. Грубо сработанные Эйфелевы башни и Нотр-Дамы, аляповатые футболки, бесконечные брелки и подставки под горячее. Все «made in China», китайцы молодцы.

Или пойти в Лувр? Сегодня маловато времени, нет, лучше на бульвар Монпарнас, а то левый берег Сены еще не освоен. А там Пантеон, и Люксембургский парк, весь этот Латинский квартал и Нотр-Дам рядышком. Со старушкой все должно быть нормально, она в здравом уме и даже чересчур твердой памяти. Вчерашняя съемка показала, что задавать вопросы бесполезно, что захочет, то и расскажет. Жаль только, что врач запретил работать с ней больше получаса – не успеешь включить камеру, уже пора закачивать съемку. Но картинка получается забавная и весьма трогательная. На огромной постели лежит среди белых кружевных подушечек эфемерно-потусторонняя старушонка, говорит нараспев на ломанном русском, да еще дирижирует в такт своим словам высохшей рукой с длиннющим маникюром. Вся она пропитана благородством и собственной значимостью, и сил у нее явно больше, чем на полчаса, но вот нельзя… Вчера она досконально перечисляла каждую фамильную вещицу из числа тех, что отправила в подарок Лермонтовскому музею в Пятигорске. Видимо для полноты картины им придется поехать в Пятигорск и заснять вещи живьем, иначе совсем скучно будет слушать этот перечень… Ее внук или правнук Клаус очень даже ничего, обаятельный и  с виду весьма сексуальный. Выглядит как типичный француз, хотя наполовину немец. Рите удалось немного пообщаться с ним на ломаном английском, да… такой позор не знать языка. Ей говорили, что французы презирают английский, никто не понимает, а даже если и понимают, делают вид, что нет… Ничего подобного, прекрасно все разговаривают, особенно молодежь, да и пожилые, если спросишь о чем-нибудь на улице, стараются выслушать и помочь. Беда в том, что Рита сама говорит отвратительно, путает времена и даже падежи, хотя их всего два… а хуже всего произношение. Лица у людей напряженно заостряются, пока  они пытаются сообразить, чего она от них хочет. Позорище. Надо записаться на курсы. Невелико утешение, что многие теперь и русского не знают. С утра Рита проверила свою почту, а там письмо от Ванечки с дичайшими ошибками почти в каждом предложении. Запятых он вообще не понимает. Но окончательно ее добило: «Как Париж? Как твои профисиональные успехи? Тут одной студии требуется сценарист на фильм про тибецкий монастырь…» Причем слово «тибецкие» было повторено несколько раз. Даже спьяну невозможно так ошибиться. И она любит такого человека?  Переживает, мучается… Почему раньше Рита не замечала, что он так кошмарно безграмотен? Интересно, как он ведет деловую переписку… просто мрак.  А еще собирается стать крутым продюсером, хотя и не такие становятся. Просто раньше они с Ваней особо не переписывались, присылал иногда смешную картинку и пару слов, а тут  вдруг решил отправить письмо, ну да, звонить-то дорого... Нет, должна же быть хоть какая-то «планка» мужчины, ниже которой нельзя опускаться. Неприлично. И бессмысленный выпендреж, и хвастовство, и желание поспорить по мелочам – все идет от бескультурья и душевной лени. Ведь он же не дебил, способен усвоить элементарную грамматику. В конце концов, есть орфографический словарь, если сомневаешься. Например, в том, что «профессионал» - от слова профессия. Видимо, Лика права – эта любовь от сексуальной неудовлетворенности. Зациклилась на Ване какого-то черта, охота пострадать… Значит, быть проще. Ваня так Ваня. Тем более, что человек не хотел ничего дурного, работу предлагает… Клаус все равно женат (и что ей дался этот Клаус?), других пока нет на горизонте. Так… вроде бы всё, деньги, телефон, карта Парижа. Лучше будет дойти пешком  до метро на площади Клиши, чтобы ехать на Монпарнас без пересадки…

Прогулка по бульвару Монпарнас оказалась весьма приятной – размеренный уличный ритм,  множество книжных магазинчиков с выносные прилавками, заполненными всевозможной «уцененкой», есть даже на русском языке…уютные кафе с романтическими парочками всех возрастов, потому что Париж и правда город влюбленных – нигде не встретишь так много целующихся. На скамейках, на газонах, в машинах, в кафе, посреди улицы, в общественном транспорте… Хотя, возможно, большинство этих влюбленных не парижане, просто осуществили свою романтическую идею – приехали в Париж и давай вовсю гулять-целоваться. Невольно Рита обращала внимание на здешних мужчин, и надо сказать, что внешние данные вполне радуют глаз…  Клаус не одинок. Могла бы она влюбиться в иностранца, почти не понимая языка? Это вопрос. Одна ее школьная подруга уже пять лет живет с мужем в Германии и до сих пор плохо знает немецкий. Причем она не домашняя курица, профессиональный фотограф, участвует в выставках. А муж работает в банке и увлекается альпинизмом. Ни детей, ни общих интересов, ни даже материальной зависимости. Ира сдает две московские квартиры, а это не меньше зарплаты банковского служащего. Рита  виделась с ними в Москве, странное впечатление. У супругов столько энергии, постоянно улыбаются до ушей, очень общительны, эдакий европейский стандарт поведения…а никакого разговора не получается. Ира в подробностях рассказывала, какой придирчивый у нее муж, да и вообще все немцы. Если она неправильно оборвет салат (они якобы выкидывают весь лист, кроме самой серединки) ни за что не станет есть. И сыр  моцареллу однажды разложила по краям тарелки, а надо было в центр, и он тоже не ел. И так во всем. Копченый окорок должен быть разрезан на куски строго определенной толщины, а селедку следует промокать досуха специальной бумагой. И к каждому блюду подается свой вид хлеба. Муж посмеивается, знает немного русский язык, да, говорит, так полагается, в еде немцы часто бывают очень консервативны, его друг детства питается только свининой, картофелем и кока-колой. А семья его дяди держит фамильную мясобойню и колбасный цех и едят каждый день свою колбасу. Даже младенцев в этой семье вскармливают протертой колбасой и попробуй скажи им, что это вредно… А потом вдруг бодро начинает рассказывать про компьютерные технологии, что-то совершенно непонятное. Но человек выпил, расслабился, и ему хочется поделиться с ближним. Ира переводит, как может, Рита все равно ни во что не врубается, так и пообщались… Рита потом спросила – ну что у вас общего, секс, что ли? Да нет, не секс, просто притерлись уже друг к другу…Интересно,  для Риты это такое странное таинство – совместное существование людей в одном небольшом пространстве. Добровольное. Должна быть какая-то  невыносимая любовь, или духовная близость, дружба навек… а иначе зачем притираться в быту? Разве недостаточно просто общаться? Или, например, люди хотят детей, но Ира с мужем не хотят, да… чужая душа - потемки. Просто некоторые люди не выносят одиночества, им  даже лучше с кем-нибудь конфликтовать, чем оставаться одним. Точно, так бывает.

Прогулка неожиданно закончилась покупкой нескольких фотоальбомов. Не совсем неожиданно, конечно… Рита заходила почти в каждый книжный магазинчик и рассматривала альбомы по искусству, это ее слабость… и не смогла отказаться от «Ташеновских» изданий по десять евро за штуку. Старинные и современные фотки Парижа, отличное качество, известные фотографы… но главное, что их уценили с сорока. Теперь, с тяжеленной сумкой на плече, она направляется в сторону Люксембургского парка, чтобы скоротать время до начала съемки. Пантеон и Нотр-Дам придется отложить, неохота гулять с такой тяжестью. Такое милое кафе. Почему бы не выпить чашечку кофе с видом на парижан…

 В Париже почему-то много африканцев … а, ну да, раньше почти вся Африка была французской колонией, вот они и приезжают. Даже язык не надо учить. За соседним столиком хохочут итальянцы… у Риты был один ухажер Неаполя, все время на взводе, масса слов и эмоций одновременно, она от него быстро устала. Нет,  безусловно, национальный характер существует, но все-таки главное – похожие жизненные установки, родство душ, как угодно... Теоретически профессор понимает крестьянина, да и крестьянин уважает науку, но они неинтересны друг другу, как личности… Еще одна девушка Таня, художница по костюмам, сразу же после окончания ВГИКа вышла замуж за француза. Кстати, живет где-то под Парижем, все равно ни адреса, ни желания.  Ненавидит теперь французских мужчин за жадность и хвастовство – якобы все они поголовно такие. Он считает ей каждый звонок  маме, ведет учет каждой купленной курице. Она говорила, что француз никогда не заплатит за кофе любимой девушки, даже если собирается вот-вот сделать ей предложение. Мало ли, а вдруг откажет? Хотя раздельные счета - не признак жмотства, это в России до сих пор считается, что за даму надо платить… понятно, от нищеты, для большинства наших женщин счет в ресторане – весьма ощутимые деньги. А зачем нормально зарабатывающей женщине принимать подачки? Чтобы невольно чувствовать себя должной? На сумму обеда. Можно как-нибудь иначе проявить щедрость… только Рите все равно симпатичнее мужчина, который с легкостью расплачивается за обоих. А тот, что суммирует съеденное и выкладывает свою долю,  не вызывает доверия даже как человек. Несмотря на все доводы  рассудка. Вероятно, в таком отношении есть что-то исконно женское, генетически обусловленное, так сказать… Ну что же, расплатиться и идти дальше.

Да, Париж… Вот известный памятник Бальзаку, еще смешнее, чем на фотографии. В музей Родена ей уже вряд ли попасть, в Лувр бы удалось… хотя времени достаточно, еще целых четыре дня, а городские перебивки оператор снимает самостоятельно. Рита попросила побольше влюбленных парочек, это передает атмосферу Парижа и отлично сочетается со со старой дамой в подушечках. Нет, надо будет провести с ним хотя бы полдня, а то вдруг он снимет одну банальщину – Эйфелеву башню, Елисейские поля, Монмартр с художниками и набережные. В первом интервью старушка вскользь упомянула про свою юношескую любовь к продавцу-булочнику, который сочинял стихи, хотя  это было где-то в Германии…  да какая разница, обязательно надо вытянуть из нее воспоминания молодости, старуха упрямая… но у Риты есть несколько «запрещенных приемов» на сей счет, недаром она считается специалистом по «уходящей натуре»… Да. И обязательно надо снять молоденьких продавцов, вон их сколько… это будет забавно. А, того парня в «Гастрономе»! Черт, как она сразу не сообразила? Где-то в середине бульвара Рита обнаружила вывеску на русском языке - «Гастроном». Зашла, там дешевая русская водка продается за тридцать евро, еще квашеная капуста и соленые огурцы, рыбные консервы, конфеты «Тройка» и прочая фигня. Продавец с виду типичный француз, но пытался говорить с ней на ломанном русском, может быть, он из эмигрантской семьи. Потом его кто-то позвал, и Рита ушла. Точно. Надо прийти с камерой, спросить его… ну, например,  знает ли он поэта Лермонтова. Даже если не знает, все равно прикольно… или пусть расскажет о себе, или что он думает о русских. Да, надо вернуться и договориться с этим продавцом...

 

 

 

ЗАМЕТКИ НА ПАМЯТЬ

                           Париж

 

 

В Париже мы были шесть дней. Вначале показалось, что можно просто снять интервью с бабулей (всего полчаса в день нам разрешалось с ней работать), а остальное время жить и гулять в свое удовольствие. Но, как у меня всегда происходит, одна идея цеплялась за другую, а это требовало нового материала… теперь его хватит еще на один фильм с романтическим названием типа «Paris mon amour», только некогда этим заниматься, а жаль. Одиноко гулять по Парижу немного грустно, город переполнен любовным настроением, и хочется валяться с кем-нибудь на травке, попивая красное вино или бродить в обнимку по бульварам. Возможно, поэтому я и переключилась на работу.

На посещение Лувра было всего три часа. За это время невозможно обойти и половину  площадей, если идти средним шагом. Взяла схему, но вместо того, чтобы целенаправленно посетить любимых художников, пошла, куда глаза глядят. Как же много в Лувре ужасного классицизма типа Пуссена! Все эти изломанно-пафосные позы, бесконечно повторяющиеся библейские сюжеты с умильно-мертвецкими лицами, ничего не выражающими. Все фигуры на что-то указуют, куда-то тянутся, или возносятся на небеса, а вокруг них обильно развеваются драпировки с «мясными» складками.

Продвигаясь по галереям, я почти не смотрела на картины, изредка отмечала что-то интересное, тогда и останавливалась. Когда находишься в таком расслабленном состоянии, идешь без всяких мыслей, возникает ощущение «своих очагов», которые притягивают взгляд среди красочной массы. Блеклый Камиль Коро куда живее всех этих многометровых картин Пуссена. Его пейзажи дышат, на них отдыхает глаз. Или, например, Гойя. Где-то в глубине, в нише, висел портрет придворной дамы, до этого мне не известный. Вокруг куча других портретов, более ярких и броских, я прохожу по центральной галерее, никаких эмоций… и вдруг потянуло именно в этот полутемный угол, в параллельный коридорчик, подхожу – Гойя. В шедевре, похоже, есть некое излучение. Раньше я думала – так много было хороших художников, как бы лотерея, что та или иная картина вдруг становится шедевром и остается в веках. Теперь думаю иначе,  особенно после Джоконды. В шедевре есть ЧТО-ТО иное… Не знаю, может быть, на кого-то подобным образом действует Пуссен? Не верится.

Важно!  Терракотовая статуэтка – мальчик сидит на корточках, разглядывает лягушку. Мальчик похож на Гогу, каким я его представляю. Придумалась сцена – Гога пытается заставить лягушку прыгать так, как ему нравится, терроризирует съемочную группу. Это происходит на следующий день после аварии, понятно, состояние у него не ахти. И рассказать о случившемся никому нельзя – Вася запретил.

А средневековье, кстати, в целом гораздо живее, даже не самые талантливые его представители… Те же сюжеты, та же Библия, но какая детская непосредственность. На картине Джованни над городом летит половинка святого. Он изображен так, как дети рисуют ракету - до пояса тело на месте, а дальше, как из сопла, вырывается красное пламя. А над головой нимб. Глядя на такое дело, горожане в ужасе разбегаются по домам. Первый раз видела подобное. Еще запомнилось – монах молится, перед ним лежит раскрытая Библия, на страницах которой в призывной позе раскинулась малюсенькая голая баба. Все эти Боттичелли, Сигнорелли, Пизанелло и др. наполнены жизнью – бородавчатый старик, беседующий с ребенком, и страшные лысые девушки, и сомневающиеся монахи. Хотя, Мона Лиза тоже шедевр, безусловно. Я проталкивалась к ней с большим скепсисом, вот, думаю, уж точно явление массового психоза. Когда картину привозили в Москву, я не пошла стоять в километровой очереди. То есть хороший портрет, конечно, но ведь не настолько, чтобы превращать его в главный шедевр европейской культуры, да еще с магией-мистикой…

По мере продвижения к Джоконде по указателям, в безлюдном Лувре народу все прибавлялось, вскоре мы уже двигались довольно плотной толпой.  Вокруг надписи на разных языках, в том числе и на русском – фотографировать и снимать на камеру запрещено. Короче,  атмосфера нездорового ажиотажа усиливалась. Но портрет показался мне совершенно необычным, даже магическим. Мягкие тени, следящий внимательный взгляд. Я проверила – и правда, если передвигаться вдоль картины вправо-влево, то как бы далеко не отошел, она смотрит тебе прямо в глаза. Наверное, живописная хитрость, но впечатляет. Другое дело, что очень много домыслов на сей счет -  что она скрывает свою беременность и потому такой странный взгляд,  что это не женщина, а сам Леонардо в женском платье… как будто дело не в художнике, а в прототипе. В общем, тот случай, когда репродукции не передают. С Пикассо у меня такое было. Я его уважала, конечно, но никаких эмоций его живопись не вызывала, по репродукциям. Все эти игры с формами, просто концептуальное искусство. Но оказалось, что от живых полотен идет колоссальная мощь, эта энергия носится по залу, просто дикая мужская потенция… то есть дело не в формализме и авангардизме. Так. Что-то меня окончательно заносит в живопись… пора остановиться.

Что еще сказать про Париж? Настоящий Париж не велик, за день спокойно можно обойти его несколько раз. Город состоит из двадцати округов, окруженных кольцевой дорогой, типа Садового кольца в Москве. За этой дорогой формально тоже Париж, но уже ничего интересного – новые районы и промзоны.

Важно!   Семья Маши скорее всего живет в 16-ом округе Парижа, на правом берегу. Там нет  достопримечательностей и туристических тусовок. Очень респектабельный тихий район.

Мне больше всего понравился левый берег Сены (тут я не оригинальна, конечно). Латинский квартал, Люксембургский парк. В парке я отдыхала во время своих пеших прогулок. Ставила стул возле статуи Марии Медичи (весьма строгая дама с треснутым носом) – оттуда был хороший обзор.  Очень удобно, что в парижских парках не скамейки, а стулья, которые можно свободно перетаскивать с места не место. Как потом выяснилось, Мария Медичи и основала этот парк, в память о муже, погибшем на турнире. Обстоятельства гибели ей предсказал Нострадамус, королева предупреждала супруга, но... в общем, остаток жизни она провела в трауре, вот почему у статуи такой мрачный вид. 

Вообще левобережье - кварталы духовно-богемные, если можно так выразиться. Там множество монастырей и соборов, но там же и самая живая атмосфера. Милые уличные оркестрики, полно студентов (рядом Сорбонна) и интеллигентных лиц любых возрастов, на каждом шагу магазины с уцененными книжками и дисками. Даже в Пантеоне, где захоронены Дюма, Гюго, Вольтер, Руссо и пр. французские знаменитости, царит вполне богемная обстановка – студенты делают курсовые работы, что-то измеряют, срисовывают со стен, тут же на полу закусывают и пьют вино. А какой-то современный художник устроил инсталляцию вокруг маятника Фуко – завесил его со всех сторон дырявыми тряпками.

А на Монмартре тусуются художники подчеркнуто богемного вида, в камуфляже - в беретах и широких блузах, пишут портреты с ресничками и нежные акварельки про Париж. Там на каждом шагу лавки с китайскими сувенирами, грубая штамповка Эйфелевых башен, Нотр-Дамов  и Пантеонов с надписью «made in Chinе». Настоящих галерей я тоже не нашла –  сувенирные магазины немного улучшенного качества. Короче, богемность с душком и порноуклоном - сексшопы, кабаре, публичные дома, казино… Еще Монмартр славится как особо криминальный район.

Видела афишу театра Марине, какой-то спектакль с Депардье в главной роли. Но по театрам ходить было некогда. Оператор Володя с помощником Костей шастали по ночным клубам, звали меня с собой. Один раз пошла с ними в Рокс-клуб, но быстро сбежала в гостиницу. Эх, Париж… а настроение было не тусовочное. Но в Париж надо вернуться.

 

 

 

***

 

 

МОСФИЛЬМ  - СЦЕНАРИЙ

 

 

СЦЕНА 24 «Мародеры» Натура. День. Лето.

 

В солнечном лесу – ранняя осень. Среди зелёной листвы уже проглядывает золото и багрянец. Мужчина в синей куртке (мы видим его со спины) с опаской раздвигает руками заросли кустарника и смотрит сквозь ветви. Он наблюдает за группой из трёх мужчин вдалеке, расположившихся на небольшой лесной полянке. Один мужчина в галифе возится с оружием, двое других грубо стаскивают одежду с лежащего на траве человека, мёртвого, по всей видимости.

-          Это же товарищ Михайлов, начальник службы движения.… - шепчет наблюдающий, - Значит, и он убит… Мародёрствуют, гады…

В кадре появляется профиль ещё одного мужчины в кепке.

-          Да, дезертиров тут много прячется… им гражданская одежда нужна, и документы… – тихо говорит мужчина в кепке.

-          А если они нас заметят? Убьют? – спрашивает мужчина в синей куртке.

-          Чёрт его  знает…Говорят, они только мёртвых берут. Пойдём, тут недалеко есть путевая казарма, может нас товарищи на дрезине подбросят…

 

-          Слушай, Вить, им надо быть ближе друг к другу, - сообщает оператор режиссёру Виктору Ивановичу.

-   Стоп репетиция! – объявляет в рупор режиссёр.

Вдвоём они подходят к кустам, и оператор начинает объяснять актёрам, как им правильно встать.

Лев Львович сидит на стульчике около камеры, его водитель курит невдалеке. Теперь понятно, что съёмка происходит в одном из московских парков, виднеется скоростная магистраль, мост, высотные здания вдалеке.

-          Вы уверены, деточка, что эти крашеные листья будут выглядеть естественно? – спрашивает он у ассистента оператора.

-          Ну конечно, они же далеко, – вежливо отвечает молодой ассистент.

-          Мда… Не уверен… - старичок семенит к кустам. - Должен вам сказать, - обращается он к главному герою, прерывая  объяснения оператора, - мне не нравится то, что вы делаете. Понимаете, я был не таким. Вот вы всё время напряжены, голос всё время дрожит… - старичок уже совсем не так мил и вежлив, как обычно, он говорит жёстче, в голосе сквозят резкие ноты.

-          Лев Львович! Может быть,  вы потом… - пытается успокоить его режиссёр.

-          Подожди, дорогуша, - отмахивается от него старичок. - Так вот, молодой человек, как вы говорите «А если они нас заметят? Убьют?» (старичок кривляется, утрируя испуг) Что за чушь? Зачем столько эмоций? Эмоции нужны для другого! Конечно, я боялся, я почти каждый день видел смерть, и я был готов к смерти, а вы не готовы, деточка! В вас вообще нет чего-то такого… как сказать…что было у всех нас, понимаешь ли…

-          Лев Львович! Ради Бога! Нельзя так разговаривать с актёром! – взывает режиссёр.

-          Витя, мы теряем время, - оператор нервно закуривает, смотрит на небо, - 

     после обеда дождь обещали…

-          Нельзя так играть! Он играет меня, а я таким не был, – не сдаётся Лев Львович. - Вам ясно, деточка? – спрашивает он у главного героя.

-          Ясно, Лев Львович, – покладисто отвечает юноша.

Старичок направляется к своему стульчику.

 

-          Вить, я так работать не могу. Старикан совсем озверел, – тихо говорит оператор, дождавшись, пока Лев Львович отойдёт на достаточное расстояние.   

-          А кто предложил его усыпить? – мрачно произносит режиссёр, глядя на оператора.

 -   Так кто ж знал?! – оператор с досадой бросает окурок.

 

 

 

СЦЕНА 25 «Бутафорский цех» Интерьер. День.

 

Окровавленные останки человеческих тел,  выпученные глаза, зияющие раны… На столах разложены латексные головы, руки и ноги разной степени готовности. Кудрявый парень лет двадцати раскрашивает одну из голов, девушка работает над рукой с отрезанным пальцем. Вася, то и дело позёвывая, беседует с другим молодым человеком, длинные волосы которого собраны в хвост.

-          А ручки-ножки для кого делаете? – интересуется Вася. - А-а-а-а…(зевает) Спать хочу.

-          Давай тебе кофе налью, - предлагает длинноволосый.

-          А-а-а-а… Не поможет. Я чашек пять уже выпил…  - Вася берёт в руки одну из заготовок, рассматривает. -  Похоже, у Феллини конкурент появился… Что за сериал?

-          Да фильм про войну, «Страх и любовь» называется. Этот снимает, как его… Колесников. Точно не будешь? - длинноволосый парень насыпает себе в чашку растворимый кофе, пробует, не остыл ли чайник, наливает в чашку воды.

-          А, Виктор Иванович…. Нормальный мужик, я его знаю. Не, кофе не буду. А-а-а-а… Колесников дельный мужик…

-          Слушай, напомни мне анекдот про лысого медведя. Я Ленке своей хотел  

     рассказать и это…- отхлёбывает кофе, -  помню, что прикольный, а сюжет 

     забыл.

В дверь деликатно стучат.

-          Открыто! – кричит длинноволосый.

Стук повторяется. Парень идёт к двери с чашкой кофе, открывает. За дверью стоят студенты Мучникова.

-          Здравствуйте! – бодро произносит девушка с разноцветными волосами. - Мы студенты Глеба Петровича Мучникова! Вот. Можно, мы посмотрим?

-          Чего-о? – обалдевает длинноволосый. - Чего посмотрите? Какого ещё Мучникова?

-          Как какого?! Режиссера Мучникова. Глеб Петрович сейчас уехал на съёмки и сказал, чтобы мы сами…

-          Да не знаю я никакого Мучникова! – перебивает девушку длинноволосый. - Всё, до свидания…

Парень хочет закрыть дверь, но в этот момент к нему подходит Вася. Среди студентов, столпившихся за дверью, он видит Дмитрия и Ивана.

-          Привет, ребята! – машет им Вася рукой.

-          Здравствуйте! – машут ему в ответ ребята, расплываясь в улыбках.

-          Ты чо, их знаешь? – поражается длинноволосый.

-          Ну да, это точно студенты. Отличные ребята. Да пусть посмотрят, жалко тебе, что ли?

«Ну, пожалуйста!», «Мы ненадолго!», «Нам так интересно»… - просят студенты, а некоторые уже пытаются заглянуть в мастерскую.

-          Ну ладно … -  соглашается длинноволосый. - Только быстро и  чтоб ничего не трогали!

 

 

 

СЦЕНА 26 «Лягушки» Натура. День. Лето

 

«Раздвоение личности», кадр пятнадцать, дубль три » - написано на хлопушке. Женская рука стирает цифру «3», пишет «4».

-          Соберись, Гога, так нельзя, мы переводим плёнку… - нервничает Игорь Данилович. - Это же простой кадр! Если так дальше пойдет, нам в Канны нечего будет везти … - пытается он пошутить.

Гога, Игорь Данилович и оператор стоят на асфальтовой дорожке рядом с камерой. Мужчины-близнецы в красных шортах катаются по дорожке на велосипедах, члены съёмочной  группы, собравшись вместе, о чём-то оживленно беседуют.

-          А что я могу сделать, если она не так прыгает?! – раздраженно

     оправдывается Гога. - Вы же сами видели, первая вообще не прыгала, вторая

     всего один раз прыгнула, а эта последняя…

-          Да нормально она прыгнула, - вступает в разговор оператор, - отличный

     кадр получился…

-          Она прыгнула в бок!

-          Да, блин, какая разница?! – возмущается оператор, - Что ты гонишь? Прыгнула же лягушка, ну и круто!

-          Тихо, тихо, - успокаивает оператора Игорь Данилович, - Слушай, Гога, ты должен собраться, это всё нервы. Не расстраивайся, ну угнали, и плюнь! Купишь себе в сто раз лучше машину. А может, и эту ещё найдут…

-          Эти лягушки вообще тормознутые! – перебивает его Гога. 

Он снимает тёмную тряпку с пятилитровой стеклянной банки, стоящей недалеко от камеры. В банке находится штук десять крупных лягушек.

-          Может, они больные? – говорит Гога,  разглядывая лягушек, – В детстве вот  тронешь лягушку палочкой, так она сразу прыгает по человечески, а это что? – спрашивает он у подошедшего Игоря Даниловича, постукивая пальцем через стекло по лягушачьей морде.

 

Девушка в очках, которая всё это время сидела на маленькой скамеечке возле банки с лягушками и слышала все разговоры, обращается к обоим:

-          Знаете, когда я их забирала, мне лаборант рассказал такую вещь интересную,

     что самцы лягушек сильно возбуждаются, если на них капнуть мочу  

     беременной женщины. Они сразу квакать начинают, прыгать и всё такое, 

     представляете?   

 

Пауза. Гога и Игорь Данилович удивлённо смотрят на девушку.

-          И чего? – наконец спрашивает продюсер.

-          Ну не знаю…- смущается девушка, - Я подумала, вдруг вам это поможет…

 

 

 

СЦЕНА 27 «В столовой ». Интерьер. День.

 

Иван и Дмитрий обедают в столовой. Дмитрий ест с большим аппетитом котлеты с картошкой, рядом стоит ещё два салата и два компота. Иван, сидящий напротив него, придвигает к себе тарелку с куском рыбы.

-          Однако, у вас тут одна свинина, а хочется оленина! – шутит Иван, широко улыбаясь Дмитрию. Затем недоверчиво жуёт кусочек рыбы и заключает:

-   Сухая лосось, однако.

-          А какое у тебя любимоё блюдо? – спрашивает Дмитрий с набитым ртом.

-          Любимая? – на секунду задумывается Иван. - Рилькэиль.

-          А что это?– интересуется Дмитрий, с аппетитом отправляя в рот очередную котлету.

-          Оления желудок.

Лицо Дмитрия невольно приобретает брезгливое выражение:

-          Даже не представляю… И тебе это нравится?

-          Вкусно, – улыбается Иван. - Только надо варить с кровь, жир, квашеный щавель, однако.

-          А у вас там что, обычной еды не было? -  участливо спрашивает Дмитрий.

-          Почему не было? В магазина всё было. Дома лучше, однако. - Иван отодвигает тарелку, на которой осталась большая часть порции, пьёт компот.

-          Ммдаа, ты, наверное, по дому скучаешь … - Дмитрий допивает компот, смотрит на часы. - А в Москве ты как оказался?

-          Моя кино любит. Моя отец умер, наследства нам с братом оставила. Брат стала бизнес дальше делать, а моя  своих оленей продал и приехала в Москву. Кино снимать хочу.

-          Сколько же у тебя было оленей? – удивляется Дмитрий.

-          Пятьдесят четыре стада, однако. Моя отец был очень богатая, стада имел, пастухов имел, три фабрика имел, нефтяная акция имел… - улыбается Иван.

-          Привет, ребята! – к их столику подходит Вася, пожимает руки Дмитрию и

Ивану. – Пообедали? Тогда пойдемте, я вас с Марьяной познакомлю.   Дорогая штуковина… - он рассматривает камеру Ивана.

-          Иван продал своих оленей, чтобы снимать кино… - рассказывает  Дмитрий, поднимаясь из-за столика.

-          Надо же! – удивляется Вася. – На видео будешь снимать?

-          Сначала моя учиться будет, потом будет снимать большое кино, на большой экран, чтоб в кинотеатр показывать, - объясняет Иван, - а теперь моя хочет снять маленькое кино, но  пока не знает, однако…

 

Все трое идут к выходу  из столовой.

-          Как это в кинотеатр? – не понимает Вася, - У тебя что, есть миллион 

     долларов?

-          У моя больше есть, - улыбается чукча.

-          Ну ты даёшь… - Вася поражён, но старается этого не показывать. - А сценарий у тебя есть?

-          Сценария? Нету сценария… – вздыхает  Иван.

 

Разговаривая, они идут по коридору первого этажа, через центральный вестибюль, к лифту.

-          А я буду про любовь снимать, это точно, – вступает в разговор Дмитрий. -  Чтобы  были красивые люди, природа там…

-          Эротику круто делать, - улыбается Вася, - только у нас никто не умеет.

Они входят лифт, Вася нажимает на кнопку «3», едут.

-          Разве это трудно? – удивляется Дмитрий

-          Выходит, что да. Ведь парадокс! Снимай что хочешь, как хочешь, любым способом! Хоть сверху, хоть снизу, хоть под водой, хоть на дереве… Нет!! Всё равно у нас нет красивой эротики! -  двери лифта открываются.

-          Я думаю, наши режиссёры сами трахаться не умеют! – эту фразу Вася с чувством произносит в момент открытия дверей и её слышит знаменитый актёр, режиссёр и ещё несколько человек, ожидавших лифт.

-          Здравствуйте… - немного смущается Вася.

 

Продолжая беседу, они идут по коридору в сторону производственного корпуса.

-          Насчёт кино мы с тобой ещё поговорим обязательно, - обращается Вася к Ивану, - а сейчас вам надо снять прикольную короткометражку (он обращается уже к обоим), только не мелодраму какую-нибудь голимую, снимите модное кино, отдайте на фестивали, чтоб вас заметили, про голубых там, ну не знаю…

-          Мне кажется, этого и так много… - сомневается Дмитрий.

-          Да ни фига не много! – распаляется Вася. - Тему часто мусолят, но это же всё тупо!  А мне хозяин одного гей-клуба таких историй  нарассказывал, чокнуться можно! Шекспир отдыхает, какие там страсти кипят! Если хотите, могу вас свести с хозяином, всё равно сегодня туда поедем… а то, чему вас тут научат – крупный план, общий план, всё это фигня полная, в учебнике прочесть можно… Вот кто у вас мастер?

-          Мучников, – отвечает Дмитрий.

-          Мучников? – удивляется Вася. - А кто это? Что он снимал?

 

Они уже в производственном корпусе, у лифтов. Видя, что оба лифта заняты, начинают подниматься по лестнице.

-          Он сериал недавно… - начинает отвечать Дмитрий.

-          Ты ж мой красавчик! – бросается Васе на шею пожилая экстравагантная женщина, спускавшаяся сверху, - Ну, как дела? Почему к нам на кофеёк не заходишь?…

-          Слушай, моя не поняла, однако,  - спрашивает у Дмитрия Иван, - А кто такой

     эта голубая?

 

***

 

 

Уже кончается август. Парижская майка выгорела на солнце мгновенно, один раз надела на пикник, и привет… хотя чему удивляться, тоже ведь китайщина.  Женя прекрасно справляется с монтажом, Рита ему не нужна, так какого черта она делает в Москве? Август кончается…Маниакально пишет этот сценарий, подойдет он или нет, неизвестно… скоро наступит осень, и что? Квартира запущена, особенно кухня. Но лучше ничего не трогать, только грязь размажется. А для серьезной уборки нет настроения… Прошлым летом они с Ваней ездили на «Кинотавр», после закрытия  еще на неделю остались в Сочи, и этого вполне хватило, чтоб пережить зиму. Сейчас придется отдыхать в одиночестве, может, и к лучшему. Очень заманчиво поехать на тот украинский остров, или полуостров… про который ей рассказали на даче. Знакомый режиссер собирался снимать там фильм, но пришлось отказаться от идеи – настолько дикие условия. Электричество бывает не каждый день, а везти с собой лихтваген слишком накладно. Люди там живут в каких-то приземистых мазанках двухсотлетней давности, дорог нет, зато и природа нетронута цивилизацией – чистое море, озера и сосновые леса, журавли и пеликаны расхаживают спокойно. Жить у хозяина стоит три доллара в сутки, гостиница для «крутых» тоже имеется - десять баксов вместе с питанием. Но настоящие крутые таким отдыхом брезгуют, поэтому она пустует. Говорит, что местные жители очень радушные и любят отдыхающих, но редко кто добирается в те края… А что? Взять да и поехать. Пообщаться с дикой природой, главное – с диким морем. А то в прошлом году - Сочи, в позапрошлом - Египет, до этого два раза в Турции с Ликой отдыхали… кругом тела, скутеры, бананы с визжащими клиентами, а по небу летают парашюты. В апреле, правда, снимали в Феодосии, но море было еще холодное, ну и вообще работа…

            На Басманной  воздуха нет, не чувствуется. Особой вони тоже нет, машин в Москве летом не много. Происходит какой-то механический процесс вдоха-выдоха, может быть на  выходные опять поехать к Марине на дачу? Она приглашала на шашлык, будет та же самая компания … Или позвонить по Ваниному телефону? С Ваней все кончено, но телефон студии он ей прислал. В Гималаи к монахам? Тоже вариант, вдруг она случайно просветлеет… Еще будучи в Париже, Рита ответила Ване – спасибо за заботу, тибетский проект ее заинтересовал, а что за студия, кто продюсер, какие деньги платят? Вкратце поделилась впечатлениями о Париже. Но не удержалась и жирно исправила все его ошибки, а они были почти в каждом слове.  Такого удара по самолюбию бедняга уже не вынес. Прислал ей номер телефона студии и к кому обратиться, а лично для Риты ни слова.  И, надо признаться, ей даже полегчало, сколько можно подстраиваться под человека, который даже грамоте не обучен. Щадить его самомнение, соглашаться с любой тупостью… А главное,  стало легче сочинять сценарий. Теперь не нужно думать о том, что Ванечка на что-нибудь  обидится, примет на свой счет и ей придется оправдываться или даже переписывать сцену. Хотя Ваня и является отчасти Васиным прототипом, Рита не считает, что она выставила его в нежелательном или обидном виде… но у него будет собственное мнение. А утаить неудобно, Ваня бы не простил, отдай она продюсеру сценарий без его ведома. А так - все просто, они разбежались, и не его дело, что она там пишет, пусть даже и про него. Имеет полное право.  Тем более, что событийный ряд не имеет почти ничего общего с Ваниными реалиями. А образ… ну, надо же от кого-то отталкиваться.

Только вопрос – звонить или нет? Он же кинул этот телефон, как кость. Мол, знать тебя больше не хочу, но я добрый – звони, пожалуйста, пользуйся… Тибет это хорошо… но, во-первых, опять срывается отдых, во-вторых, ей противно быть Ваниной протеже… нет, тема интересная, конечно… да ну, да пошло оно все! К морю надо ехать. А работа всегда найдется… тем более что вряд ли ее возьмут на съемки. И правда, с какой стати она так решила? Раскатала губу. Им же просто нужен сценарист. Так что никакого удовольствия, чисто заработок… а денег за год заработано достаточно, зачем опять впрягаться в конце лета? Можно было еще согласиться писать про призрак ростовского маньяка Чикатило, на днях предлагали. Съемочная группа НТВ снимала документальный сериал про самые громкие российские преступления, в том числе про Чикатило. Маньяка поймали, расстреляли, лет десять уже прошло с тех пор… но по Ростову  ходят упорные слухи, что призрак Чикатило продолжает терроризировать горожан, пугает детей и все такое… Его видят в разных местах, чаще всего в электричках, а некоторые с ним даже беседовали, шоферы–дальнобойщики показывают придорожное кафе, где привидение любит сиживать. Эта тема вошла в фильм одним предложением, поскольку сериал сухой и информативный. Но режиссера, или его друга, который увидел материал, так вдохновила вся эта мистика, что он решил снять отдельное кино. А также порассуждать на философскую тему - о чрезмерной  мистической активности наших соотечественников, особенно в провинциальных городах. «Страшное» как лекарство от скуки и беспросветной нищеты… Хотя возможно, что наш народ просто самый читающий в мире. Это же чистый Гоголь, а Гоголя все любят, «Шинель» изучают в школе. Акакий Акакиевич тоже после смерти никак не мог успокоиться – подкрадывался и срывал с прохожих шинели… 

         Странно, но Риту почти не взволновал тот факт, что Ваню видели с девушкой в кафе «Билингва». Причем девушка не простая – дочка какого-то важного функционера из Госкино. Понятное дело – связи превыше всего. Это могла быть и деловая встреча, но Ритина информаторша уверяла, что все выглядело довольно интимно… Да и какие дела у него могут быть с двадцатилетней девушкой, пусть даже она дочка важного босса. Только одно дело – связь по расчету… вот и хорошо. Каждому – свое. И хоть сердцу не прикажешь, но себя под другого тоже не переделаешь. А с Ваней всегда игра в одни ворота, Рита готова принимать его недостатки, а он – нет. И скорее всего считает, что наоборот… Не будет у них взаимопонимания, только  взаимные упреки, и чем дальше, тем хуже. Ясное осознание этого факта внушает надежду, что и чувства скоро успокоятся…

                                   

     

 

МОСФИЛЬМ  - СЦЕНАРИЙ

 

 

СЦЕНА 28 «В саду» Натура. День. Лето

 

-          Не полезу, не полезу, не полезу… – упрямо повторяет мальчик лет пяти, глядя на  небольшой чёрный ящик с открытой крышкой.

Сцена происходит в яблоневом саду Мосфильма. Здесь сооружен небольшой деревянный помост со шторками, расписанными звёздами и разными диковинными зверями. Фокусник в длинном плаще и блестящем колпаке курит, сидя на краю помоста. Рядом с мальчиком стоит его брат-близнец, полная мама, а также Гога, второй режиссёр Лена и оператор. Остальные члены съёмочной группы  проводят время где-то невдалеке. Ситуация уже достаточно накалена.

-          Но ты же обещал, Димочка! Ты обещал дяде, помнишь? – воркует мама.

-          Настоящий мужчина не должен бояться… - пытается воздействовать на мальчика Лена.

-          А я не боюсь!… А я не настоящий мужчина! Пусть Селёжка лезет!

-          Но это же бред! – восклицает Гога, вид у него встрёпанный и раздражённый. – Мы же всё отрепетировали!! Ты же всё время лез! У тебя совесть есть?!

 

Игорь Данилович и Вася прогуливаются неподалёку по аллее.

-          Ну вот, - продолжает делиться с Игорем Даниловичем Вася, - я ему 

сказал, что хочу снимать коммерческое кино, и он дал мне свою визитку, 

     вроде заинтересовался. Как думаешь, может из этого что-то выйти? –

-          Не знаю… Тебе же несколько миллионов надо, как минимум, 

     вряд ли они столько дадут. Или захотят гарантий, что им вернутся их деньги  

     с какой-нибудь безумной прибылью. Ты под этим подпишешься?  У нас, сам 

     знаешь, бюджет совсем смешной, к тому же я  сразу объяснил ребятам, что 

     авторское кино - это чистое искусство, и прибыли может вообще не быть…

 

-          Это не ребёнок, это какой-то ублюдок конченый! – подлетает к ним взбешённый Гога, - Я не буду снимать эту сцену! Это маразм, полный бред!

Я не могу больше видеть эту мерзкую рожу, меня сейчас вырвет! У тебя коньяк ещё есть?!

Игорь Данилович достаёт их внутреннего кармана маленькую бутылочку с коньяком, полупустую, протягивает Гоге, и тот «опрокидывает» её в рот.

-          Ладно, Игорь, я пойду, я тебе лучше вечером позвоню, - они

     жмут друг другу руки, и Игорь Данилович направляется к помосту.

-          Слушай, Вась, спасибо тебе огромное, я рассказал папе… - сообщает Гога громким шепотом, оглядываясь на удаляющегося продюсера, - и он сказал, что ты молодец… Слушай, дача нужна обязательно! Твой друг ещё не передумал?

-          Нет, но ему некогда показывать, и мне тоже. Хочешь, дам ключи, сам съезди…

-          Да не важно, я согласен, деньги тебе Игорь завтра отдаст, хорошо?

-          Хорошо, Гога, иди, а то без тебя всё снимут…

-          Ты не представляешь… - эмоционально хочет поделиться своим горем Гога.

-          Ладно, Гога, пока, - перебивает его Вася и быстро уходит по аллее.

 

-          Ну давай, Димочка, а я тебе потом куплю самое вкусное мороженное! Хорошо? – уговаривает ребёнка  мама.

-          Нет! Я хочу надувную лодку!

-          А если я тебе куплю надувную лодку, ты полезешь в коробочку? – вступает в разговор Игорь Данилович.

-          Полезу, – с интересом смотрит на продюсера мальчик.

-   Можно вас на минуточку? – мама отводит Игоря Даниловича в сторонку и 

    сообщает ему шепотом. - Лодка, которую он хочет, стоит две тысячи 

    долларов…

Лена продолжает уговаривать мальчика. «Нет, мне не стыдно! Не стыдно!» – доносится  его звонкий голос.

-          Да что вы? – удивляется Игорь Данилович. - А есть что-нибудь, о чём он мечтает, долларов... ну, в пределах, скажем, ста…  

-          Он такой упрямый, вряд ли теперь согласится на другое, не надо было говорить про лодку… - расстраивается мама.

-          А если мы ему пообещаем, а потом…. а потом вы скажете, что лодку мы купили, а её у нас украли, ну, например, по дороге напали злые разбойники…  - фантазирует продюсер.

-          Он не забудет, он мне всю душу выест…- качает головой мама.

Гога все это время нервно расхаживает между деревьями…

-           

-          Ну, хорошо! А если Серёжа залезет в коробку, ты сможешь сказать его слова? –  Лена, по-видимому, нашла выход.

-          Смогу! – радуется ребёнок.

-          Когда фокусник спросит «мальчик, что тебе достать из коробочки?», ты должен ответить - «такого же мальчика, как я!». Скажешь так?

-          Да! Скажу! 

-          Давайте порепетируем! - руководит Лена, - Гога, иди сюда!.

-          Мальчик, что тебе достать из коробочки?– спрашивает осоловевший фокусник.

-          Писька! Писька!–  весело кричит Димочка и радостно хохочет.

 

 

 

СЦЕНА 29 «Гей-клуб». Интерьер. Ночь

 

В ночном клубе полумрак, играет тихая расслабляющая музыка.  Здесь одни мужчины – некоторые выпивают, сидя на больших кожаных подушках за низкими столиками, некоторые танцуют «медитативные» танцы в восточном стиле, кто-то курит кальян.

Эту картину наблюдают хозяин клуба Слава, Вася, Марьяна, её оператор, Дмитрий и Иван. Они стоят в коридоре, у входа в зал.

-          Ну вот, Марьяночка, по вторникам у нас посетителей нет, клуб закрыт, санитарный день у нас, уборочка, поэтому можете снимать свою рекламочку в любой вторник…

Из зала в обнимку выходит двое мужчин навеселе, один что-то нежно шепчет другому на ушко.

-          Слав, ребята хотели бы с тобой пообщаться, они студенты, режиссёры… - представляет Вася Дмитрия и Ивана.

-          Очень приятно, буду рад, хорошие ребятки… - улыбается Слава, - А я думал, актёры. Заходите ко мне в кабинет, кофейку попьём, только через часик, договорились? А то сейчас я буду чуть- чуть занят...

-          Спасибо, мы лучше в другой раз зайдём, сегодня уже поздно… - вежливо говорит Дмитрий. - Или ты остаёшься? – он вопросительно смотрит на Ивана.

-          Моя тоже в другой раз, – кивает Иван.

 

 

 

СЦЕНА 30 «В джипе». Натура. Ночь. Лето

 

Ночь. Вася ведёт свой джип по Садовому кольцу, рядом с ним сидит Марьяна.

-          Не собираешься покупать машину?

-          Да ну, - машет рукой девушка, - мне проще на такси…

-          Ты на курсы так и не пошла?

-          Да времени нет… На следующем  светофоре - направо.

-          Могу давать тебе уроки вождения, - предлагает Вася.

-          Тебе что, делать нечего?

-          Ну, мне просто нравится с тобой общаться… Давай лучше поедем ко мне, - он проезжает светофор, не повернув направо.

-          Подожди, стой! Куда ты поехал?! Вася, перестань, мне нужно домой!

Вася останавливает машину у обочины дороги.

-          Ты, между прочим, давно обещала зайти ко мне в гости.

-          В час ночи?

-          А почему бы и нет? - Вася хочет поцеловать девушку.

-          Подожди… перестань, - она делает слабую попытку освободиться, но Вася всё равно целует её…

-          Ну перестань… - поцелуй длится недолго и Марьяна всё-таки отстраняет Васю.

-          У тебя сейчас кто-нибудь есть, да?

-          Есть, нет, какая разница? Просто я не хочу портить с тобой отношения.

-          В каком смысле? – недоумевает Вася.

-          Ну… ты мне нравишься, мне нравится с тобой работать… скорее всего, понравится заниматься с тобой любовью, а потом мы поругаемся и перестанем вместе работать. Я уже думала об этом.

-          Честно говоря, я тоже… - вздыхает Вася, у него звонит мобильник. – Извини.  Алло!… Да, привет, я тебе звонил днём…

Пользуясь моментом, Марьяна выходит из машины, помахав Васе на прощанье рукой.

-      Подожди, Марьян! Я тебя отвезу!

Она оборачивается, отрицательно машет головой, показывая в направлении дома, стоящего неподалёку, шлёт Васе воздушный поцелуй, уходит.

 

-          Да! Руки, ноги и головы!… - продолжает Вася разговор по телефону, - 

     Страшные, страшные, все в крови…

 

 

***

 

ЗАМЕТКИ НА ПАМЯТЬ

Москва

 

     Я не пишу в Живой Журнал, хотя и завела его пару лет назад. Иногда почитываю там своих друзей-приятелей. Вчера появились отличные заметки у zdra,  выразила своё восхищение. А он и говорит – забирай, если нравится, дарю. Может, тебе для чего-нибудь пригодится, мне будет приятно.  Вот, скопировала их:

            В метрополитене на лавочке сидели цыганки разных возрастов и весело щебетали, одна из них обмахивалась, как веером, немного помятой табличкой из гофрированного картона с надписью "У нас умерла мама".

 

Когда выходишь из душного вагона метро на прохладную платформу, получаешь сильное удовольствие. А если стоять в конце платформы, там тебя овевает ветерком из туннеля. Так что и в Москве летом можно найти места для отдыха.

                                                                                                                                          В начале Бутырской улицы некая гранитная мастерская предлагает свои услуги. Там стоит плита, на которой реалистично выгравировано страстное лицо девушки с эротично приоткрытым ртом. Возле нее изображен крест, а под ней надпись "Прием заказов".

 

                       

Недавно ко мне в окно залетел голубь. Он опрокинул настольную лампу, нагадил на плиту, разбил несколько тарелок… потом понял, где окно и стал долбить его клювом. В это время снаружи к нему рвался  другой голубь, видимо, противоположного пола. Выглядело очень романтично и порывисто. Я сгреб голубя тряпкой и выкинул к партнёру.

 

Сидел на детской площадке, курил.  Папаша с брезгливым лицом и скрипучим голосом  призывал своего сына Артема идти домой. Вдруг из кустов вылезла бойкая девчушка лет пяти и сказала: "Он  писает! А наш дом теперь тут! Ой! Тёма уже какает!"


 

Сегодня в автобусе видел девочку, которая достала куклу и стала со всей силы дубасить ею об оконное стекло. Мама, выхватив куклу, шепотом закричала - "Что ты делаешь?!" Девочка сказала "Я играла", и горько заплакала.

 

Пошел к киоску купить сигарет, но передо мной успел встрять милиционер. Он подошел быстрым и твердым шагом, попросил «Антиполицай». Как только получил желаемое, сразу же как-то обмяк и ушел, пошатываясь. Подумалось – он проглатывает таблетку и растворяется в воздухе, аннигилирует на элементарные частицы… или же просто взрывается.

 

Прохожу мимо какого-то дома, вдруг подбегает маленькая собачонка,  начинает носиться вокруг меня и лаять, хозяев рядом нет. И тут сверху раздается  голос - "Молодой человек, нажмите, пожалуйста, на домофоне 19, и впустите собаку в дом, я открою". Вот так старушка приспособилась. Я проделал все, как просили, собачонка мигом вбежала в подъезд - приученная уже.

 

В метро огромный мужик с пивом завалился на мальчика и сказал: "О! Извини! - потом пояснил, - я никогда не цепляюсь за эти поручни, не люблю. Устою - значит устою! Извини," - и крепко пожал руку мальчику.

 

Шел сегодня по улице Красина, вспомнил такую историю. В 13 лет меня здесь сбила машина (я учился в художественной школе неподалеку). Я лежал в детской больнице им. Филатова с сотрясением мозга. В соседней палате лежал чеченский мальчик Рамзан, которого на родине переехал трактор. Все кости были переломаны, его привезли в Москву, чудом спасли. Когда я попал в больницу, он уже ходил на костылях.  Мы с ним сильно подружились. Рамзан любил песню "Яблоки на снегу" и часто мне ее пел. Его мечтой было вернуться в родное село и убить тракториста. Наверное, он давно осуществил свою мечту…

 

Вчера на Маросейке что-то снимали, скорей всего сериал, судя по камере и общему идиотизму происходящего. Кусок фасада дома был оформлен «а-ля Рождество», в витрине висели снежинки и шарики. Тротуар перед дверью был обложен бутафорским снегом и у актера-дворника никак не получалось счищать снег с тротуара, чтобы это выглядело естественно. Режиссер и оператор нервничали, по лицу актера в тулупе ручьем тек пот, он явно был близок к тепловому удару... В связи с этим вспомнилось следующее.  На первом курсе ВГИКа мы снимали курсовую работу в деревне на Волге. Однажды оператор решил снять сельский пейзаж, и ему пришла мысль, что хорошо бы калитка покачивалась в кадре как бы от ветра. Выбрали заброшенный дом, оператор привязал к калитке леску, а меня попросил спрятаться в кустах и дергать за леску. За этим занятием нас и застал местный дедок. Поняв, чем мы занимаемся, сплюнул и сказал: "Не хуй вам, ребята, делать".
                                                                                                                                     


 

Как это замечательно, что есть жароустойчивые творческие люди! Гуляет человек в нечеловеческую жару по центру Москвы и подмечает столько интересного. А я предпочитаю отсиживаться дома под вентилятором. Если на градуснике за тридцать, всегда  приходит мысль об установке кондиционера. Но, к счастью, московская жара не длится более двух-трех недель, и мысль уходит…

 

    МОСФИЛЬМ  - СЦЕНАРИЙ

 

СЦЕНА 31 «Вася и Рома». Натура. День. Лето

 

 

День. Вася и  Рома идут по территории Мосфильма

-          Как думаешь, Лебедев может дать денег на кино? – вслух размышляет Вася.

-          Думаю нет, он же только сериалами занимается. А что, есть хороший сценарий?

-          Да я так, размышляю… Просто с рекламой надо завязывать, надоело.

-          А эта твоя, как её, ну режиссёрша, очень даже ничего… У тебя с ней как?

-          Что как?

-          Ну… - со значением произносит Рома.

-          У меня с ней никак.

-          Может, тогда познакомишь?

-          Сам знакомься, если охота, – злится Вася. 

У Васи звонит мобильник:

-          Алло!… Да ты что! А сколько костюмов он отобрал?… Нет, нет, мы это не 

будем оплачивать… Что значит он пообещал?!… Ладно, спасибо, что позвонила.

-          Вот когда не надо, роскошные бабы так и шастают. Посмотри, какая… - 

     толкает Рома под локоть Васю, глядя куда-то в сторону.

-          Да отстань ты со своей бабой! – говорит Вася, но машинально  поворачивает голову.

Маша (та самая девушка, которую Вася неудачно вербовал на скамейке) садится в машину вместе с какой-то женщиной в деловом костюме.

-          Маша! – громко окликает её Вася и даже делает несколько шагов по

     направлению к ней, но машина трогается с места и уезжает.

-          Твоя знакомая? – интересуется Рома, - Кто такая?

-          Понятия не имею.

-          Ну не хочешь, не говори… - слегка обижается Рома.

-          Да я правда понятия не имею, - объясняет Вася, - Знаю, что Маша, и всё.

-          Чего ж ты тогда так орал? – удивляется Рома.

-          Потому что она мне нравится.

-          Да-а…- сочувственно смотрит на него Рома, -  Может, тебе куда-нибудь 

     съездить, расслабиться? К морю там…

-          Я, Рома, не могу расслабиться, - довольно жёстко говорит ему Вася, - потому 

     что я работаю на этом вашем идиотском сериале. Сейчас позвонила Вера и 

     сказала, что Феллини отложил кучу костюмов на три тысячи баксов. Будем  

     платить?

-          Как это?! – Рома поражен, - я же ему вчера объяснил, что у нас

     перерасход и костюмов не будет…

-          Чего ты с ним нянчишься, что-то объясняешь, просто скажи ему чётко – на это есть деньги, а на это нет! И пусть он хоть плешь себе проест! И всё, Рома! Всем сразу станет легче! Я не имею права приказывать Филинскому, а ты имеешь!

-          Понимаешь, у меня такой характер…

У Васи звонит мобильник:

-          Да!… Да, Игорь, привет… А где у вас съёмка?… Ладно, подойду.

 

 

СЦЕНА 32. «Близнецы в машине». Натура. День. Лето

 

Лица мужчин-близнецов сильно прижаты к заднему стеклу чёрного «Мерседеса». Носы и щёки расплющены, глаза смотрят недобро.

-          Начали! – раздаётся высокий Гогин голос, машина трогается с места и уезжает от камеры, быстро набирая скорость.

Съёмка происходит на улице, недалеко от Мосфильма. Помимо съёмочной группы, здесь собрались и любопытствующие.

 

-          Что здесь происходит? - спрашивает Вася, подходя к Игорю 

     Даниловичу. Он явно растерян и крайне удивлён, хотя старается не показывать вида.

-          А, привет! А это Гога сегодня такой кадр придумал, смешно, да? Я дал свою машину…

-          Вася, слушай, здравствуй! – подбегает к ним Гога, - Слушай, можно тебя на минуту? Игорь, извини, это личное дело!

Вася отходит с ним в сторону.

-          Слушай, я вчера забыл сказать, у меня же папа в автосервисе работает, - сообщает громким шепотом Гога, - так он просил передать, что если тебе что надо, ты к нему обращайся, он всё сделает бесплатно, он так тебя уважает, вот возьми… - Гога даёт Васе визитку.

-          Спасибо, Гога… - Вася берёт визитку не глядя, сует в карман.  Он смотрит, как  возвращается машина Игоря и из неё выходят близнецы. Гога ловит направление его взгляда и до него наконец-то «доходит».

-          А, ты про это, нет, ты не думай! Я Игорю ничего не рассказывал, это я просто такую фишку придумал в финале, когда герой приходит  в сознание и вспоминает, что он не сантехник, а лодочник, он всё равно до конца не может в это поверить, понимаешь? И они, эти двое ему везде мерещатся…

-          Извини, Гога, я спешу, мне с Игорем поговорить надо, - покидает его Вася и

подходит к Игорю.

-          Я смотрю, вы подружились, - улыбается Игорь.

-          Типа того…

-          Слушай, вот деньги за дачу…- Игорь Данилович достаёт конверт из внутреннего кармана пиджака, протягивает Васе. – А твой друг не будет возражать, если у нас там на пару часов больше получится? С Гогой, сам понимаешь…

-          Да не вопрос, вы там, главное, поаккуратней, и чтоб всё чисто было… Проследишь, ладно? Дети не снимаются?

-          С детьми покончили, слава Богу.  А так у нас дисциплина, всё будет в лучшем виде!

-          Ладно, вот ключи, адрес и план, как доехать. Я думаю, найдёте, если что, звони.

 

 

***

 

Все скамейки во дворе покрасили в цвет украинского флага. Сиденья желтые, спинки синие. Рядом нерешительно переминаются бабульки, щупают краску… Может, знак свыше? Что пора ехать на Украину? Рита часто вспоминает про тот дикий остров. В Москве тоже полная дичь, хотя в другом смысле… нет, это называется бардак. В такую духоту никому неохота  работать. Таксисты обнаглели вконец – три раза подряд повторялось одно и тоже. Заказываешь машину, спрашиваешь по телефону, сколько будет стоить поездка, едешь себе…а водитель хочет на сто рублей больше, это как минимум. Объясняет, что диспетчер неправильно понял, ошибочка вышла,  что это уже другая ценовая зона, надо бы добавить… Посылаешь его культурно, мол, сам и разбирайся со своим диспетчером, а я заплачу, сколько сказано. Едет и бурчит что-то нецензурное, а деньги берет с оскорбленным видом.          Лестницу не помыли по-человечески, просто облили водой. Теперь  в подъезде грязища и запах прелых ковриков. В магазине кассирша так вяло обслуживала  очередь, что Рита ушла, оставив бутылку вина, которую собиралась выпить за работой… И еще, как назло, потек бочок. Там, где он соединяется с унитазом. Лужа угрожающе увеличивалась, пришлось вызвать сантехника из ЖЭКа. Румяный пожилой весельчак сходу поставил диагноз – ничего страшного, это у вас конденсат. Какой еще конденсат?! Из трубы течет, посмотрите на лужу, соседей может залить… Ага, говорит, это не из трубы, это по трубе течет, так кажется, такая иллюзия. Этого конденсата иногда так много бывает, вы даже не представляете, в сильную жару, например… или, наоборот, когда резко похолодает, короче, все нормально. Только вызов у нас платный, триста рублей. Рита заставила его повнимательнее осмотреть стык трубы. Крякнул, достал инструмент, крутанул разок. Ну все, теперь точно будет порядок. Но ушел сантехник не сразу. Заметил на умывальнике мыльницу-ежа, и его понесло. Ой, говорит, а мы как раз с ребятами недавно поспорили, вот как эти ежики спариваются? Им же колючки мешают! Сзади самец точно не сможет, неужели они спереди это делают, как люди? Или как-то иначе… Вы не в курсе? Нет? А я, представляете, помню момент своего рождения. Никто не помнит, а я помню, причем все досконально… Рита извинилась – надо работать. Да, говорит, за этой работой вся жизнь и проходит, некогда людям общаться, превращаемся в роботов… Но течь вроде перестало.

Рита не понимает, где она сейчас больше живет – в нормальной жизни или в сценарии. Там как-то уютнее. Потому что жизненные реалии стали похожи на клочковатый бессмысленный сон после плотного ужина. Взять тот день рождения Павлика… Или ее недавнюю поездку в гости к Лене Масловой, наконец-то родившей. Сначала два часа, проведенные  в «Детском мире» в поисках достойного подарка новорожденному… вернее, большую часть времени Рита просто рассматривала игрушки. Зачем-то долго и мучительно размышляла, не приобрести ли ей слона за десять тысяч, причем себе, а не младенцу, ужасно понравился этот слон… Затем она приехала в гости, но явно  не вовремя, малыш безудержно орал, у него болел животик. А Лена орала на мужа, пытаясь отправить его в аптеку за каким-то лекарством… а Рита вспомнила про важные дела и поспешила уйти. Даже не выпив чаю. Потом, по телефону, Лена объяснила причину своего раздражения.  Оказывается, муж теперь живет в Интернете, с рождением ребенка особенно. Не выходит оттуда. Ну, например. Чем закончился тогдашний поход в аптеку? Уехал на машине, через десять минут звонок. Говорит, что он стоит в довольно большой очереди, и продавца ему отвлекать неудобно. Ты можешь, говорит, посмотреть в Интернете, есть ли в этой аптеке нужное лекарство? Аптека на Садовой-Кудринской… Адрес Ленка не дослушала,  сказала, что он маньяк и повесила трубку. Вот и Рита постепенно уходит в какое-то зазеркалье. К счастью, не в сетевое общение, это и правда диагноз… но в ирреальность, это точно. Да. Сценарные люди постепенно уплотняются, обрастают мясом…  в нужном направлении или нет, уже не имеет особого значения… Нет, конечно, будет обидно, если сценарий не подойдет. Будет обидно.

 

 

 

МОСФИЛЬМ  - СЦЕНАРИЙ

 

СЦЕНА 33. «Павильон». Съемочный павильон

 

Съёмочный павильон. Всюду расставлен и разложен реквизит – мебель, посуда, ковры и т.д. Женщина протирает мебель, рабочие пилят сухие ветки. Входная дверь в декорацию стоит прислонённая к наружной стенке. Переполненный эмоциями молодой человек возмущается пронзительным фальцетом:

-          А это что?! А это?! Тут же сплошные подтёки!

-          Ну чо ты нервничаешь, остальные двери были нормальные? – спокойно отвечает пожилой столяр в комбинезоне.

-          Да причём тут остальные!? – взвивается  молодой человек.

-          У тебя про двери кино, да? – пожилой столяр мусолит папиросу в жёлтых 

     зубах. - «Семнадцать мгновений весны» кино было - про двери? Вот ты 

     можешь вспомнить, какие там двери?! Не можешь, потому что это кино про 

     Штирлица…

-          Всё! Сейчас разберёмся… - молодой стремительно заходит во внутрь декорации.

-          Здорово, Иваныч! – приветствует столяра Вася.

-          А, здорово… - они пожимают друг другу руки, Вася смотрит на дверь, которая действительно вся в подтёках краски.

-          Халтуришь, Иваныч? 

-          Да это Колян вчера, едрить его…

-          Смотри, Иваныч, я уже начинаю волноваться за свой столик. Ты ж знаешь, Филинского не проведёшь…

-          Да понимаю я, то ж мебель, а то дверь наружная! – в сердцах говорит Иваныч. - Я твой столик с утра лачком вскрыл, красота, отдавать жалко…

Из декорации появляются возбуждённый молодой человек и пожилой мужчина.

 -   Ну, держись, Иваныч… - говорит Вася и заходит в декорацию.

 

 

СЦЕНА 34. «Декорация мэтра-2 ».Съемочный павильон

 

Вася входит в декорацию, здесь царят спокойствие и красота. Мужчина и женщина расставляют предметы на столе, девушка гладит утюгом занавеску, парень начищает самовар. Известный мэтр* неторопливо расхаживает по комнатам декорации, беседуя с оператором и знаменитым актёром.

Вася подходит к Косте, улыбчивому молодому человеку в костюме, сидящему за столом и разбирающему какие-то фотографии…

-          О, привет!– радостно встаёт Костя на встречу Васе.

- У вас тут благодать, прямо душа отдыхает… - оглядывается Вася, -

     Возвращаю должок! Извини, что задержал, - он достаёт конверт, который 

вручил ему Игорь Данилович, отсчитывает три сотенных бумажки, отдаёт  Косте.

-          Да мне не к спеху… - успокаивает его Костя.

-          Обед! Пришёл обед! – раздаётся зычный мужской голос. – Разбираем обед!

Полный парень Николай вкатывает в комнату тележку с горячими обедами.

-          О! Какие у нас люди! – он подходит к Васе.

-          Привет, Коль, - они пожимают друг другу руки.

-           Хочешь немного подкрепиться? – предлагает Коля. - Сегодня отличная рыба с картошечкой!

-          Спасибо, я не хочу. Слушай, Коль, можешь достать телефон этого сценариста?

-          Марка Серова?  Попробую…  - к тележке один за другим подходят члены съёмочной группы, а Николай отходит вместе с Васей в сторону.

-          Кино решил снимать? – интересуется Николай.

-          Да вот, подумываю… Эта твой чукча богатеньким оказался, однако, - Вася подражает разговору Ивана, - попробую его раскрутить. Представляешь, он сын какого-то чукотского нефтяного магната…

-          Абрамовича? – шутит Николай.

-          Смешно, - улыбается Вася. - Я ещё не совсем разобрался, но расклад примерно такой – папашка недавно умер, бизнесом занимается брат, а Иван хочет снимать кино, в общем, главное – его не спугнуть… Ещё я с одним банкиром на днях познакомился, короче, надо действовать. Только нужен классный сценарий.

-           Крутота! – Николай восхищённо смотрит на Васю.

 

                                                                                   

 

СЦЕНА 35. «Дощатый сарай». Натура. День. Лето

 

Маша, режиссёр Виктор Иванович и серьёзная женщина в деловом костюме беседуют около копны сена. Время от времени мимо проходят актёры в военной форме, один солдат неподалёку играет на гармони для девушки, тоже одетой в военную форму, кто-то проносит чугунный котелок, кто-то грабли…

-          Нет, мы очень уважаем вашего дедушку, его замечания бывают такими… точными, атмосферными… - говорит Маше Виктор Иванович, -  Но вы понимаете, в кино есть своя специфика, а Лев Львович…как бы это сказать…

-          Вчера он просто прервал съёмку, Машенька, - вежливо вступает в разговор женщина, - выбежал на площадку и стал показывать актёру, как надо целовать девушку. Поговорили бы вы с ним, а то оператор уже отказывается работать, у художника сердце стало болеть, а ведь он ещё молодой мужчина…

-          А знаете, что он мне заявил сегодня? Что прикроет нашу лавочку и отдаст фильм Кончаловскому…- вздыхает режиссёр.

-          Вы же видите, Машенька, как мы все стараемся, а Лев Львович нас Кончаловским пугает…

-          Надо же! – удивляется Маша, - Хорошо, я обязательно поговорю с дедушкой. - Маша смотрит, как дедушка что-то рассказывает гармонисту. - Наверное, он очень увлёкся этим фильмом.

-          Не то слово… - вздыхает режиссёр.

 

Неподалёку сооружена декорация – дощатый сарай без крыши. В сарае всего три стенки, на месте четвёртой стены проложены рельсы, оператор с помощниками устанавливают тележку с камерой. На полу сарая разбросано сено, в углу свалены грабли, лопаты, вёдра и прочий сельскохозяйственный инвентарь, художник-постановщик показывает рабочим, куда положить колёса от телеги.

К сараю подходит Вася, что-то спрашивает у оператора, затем подходит к художнику.

-          Здравствуйте! – улыбается Вася художнику, - Меня зовут Василий. А вы,

     наверное, Олег Сергеевич?

-          Наверное. – Мрачно отвечает художник, глядя на Васю исподлобья.

-          Простите, что я вас отрываю, но не могли бы вы уделить мне несколько минут… - Вася улыбается обаятельнейшей и обезоруживающей улыбкой, понимая, что «клиент» попался сложный.

-          Я вас слушаю.

-          Олег Сергеевич, так куда забивать? – подходит к художнику рабочий.

-          Сейчас отмечу…- отвечает ему художник, затем поворачивается к Васе, - Пойдёмте, чего у вас?

 

Вася идёт за художником. Тот начинает ставить мелом метки на стенах декорации. Вася сразу приступает к делу.

-          Олег Сергеевич, нельзя ли будет купить ваши ручки и ножки? После съёмок,    

     разумеется…

-          Чего?! – удивляется художник.

-          Ну, латексы. Вы же всё равно их списывать будете, или нет? Один музыкант взял бы их для своего клипа, за наличные, естественно…

-          А почему вы ко мне обращаетесь? – художник ставит метку на  стене, прикидывает, где поставить следующую, - У нас есть исполнительный продюсер, директор, вот к ним и… - ставит следующую.

-          Да я сам директор, - доверительно говорит ему Вася, - и понимаю, что всё это пойдёт на свалку… Директор всегда хочет слишком много. А музыкант начинающий, много заплатить не сможет, начнётся торг на голом месте и вообще, если честно, хочется отдать деньги в творческие руки. Но если вы против, я, конечно, поговорю с директором… -  художник с  Васей выходят из декорации, и тут Вася видит Машу. Он останавливается, как вкопанный.

-          Ну не знаю… - рассуждает художник, покусывая ус, - раньше января всё равно не получится, если вас это устраивает, могу оставить свой телефон…

Вася видит, как Маша и какой-то старичок (это Лев Львович) медленно прогуливаются по аллее. Старичок держит её под руку и что-то рассказывает.

-          Вот, я тут вам записал… - художник протягивает Васе бумажку с номером телефона.

-          А? Что? Извините…- Вася машинально берёт бумажку.

-          Но я ничего не обещаю…

-          Да, конечно, спасибо, я вам позвоню…

Вася скороговоркой благодарит художника и быстро отходит от него.

Отойдя на достаточное расстояние, останавливается, наблюдает за Машей и старичком. Похоже, они прощаются.  Девушка целует старичка в щёку и идёт по направлению к Васе.

Вася решается,  подходит к девушке:

-          Здравствуйте, Маша! Приятно вас снова увидеть… - Васино лицо светится счастьем.

-          А, здравствуйте… Василий? – улыбается девушка.

-          Вы запомнили моё имя?! – Вася радостно удивлён, - Я не ожидал…

-          Но вы тоже запомнили …

-          Так я о вас вообще не забывал ни на минуту! – восклицает Вася и немного смущается.

-          Да? Неужели вы так и не нашли девушку? – участливо спрашивает Маша.

-          Да нет, актриса нашлась.  А вы потерялись… А я… хотел пригласить вас на чашечку кофе, но…не решился. – Вася улыбается, но действительно выглядит смущённым. - Хотя вы меня чуть-чуть обнадежили.

 

Лев Львович стоит совсем неподалёку, за спиной внучки, и умильно слушает эту беседу.

-          Я вас обнадёжила?! – удивляется Маша.

-          Вы сказали, что со мной было приятно побеседовать. Это правда?

Старичок подходит к молодым людям, обращается к Васе:

-          Здравствуйте, деточка!

-          Василий, познакомьтесь, это мой дедушка. – Маша немного удивлена его появлением.

-          Лев Львович, – протягивает руку дедушка.

-          Очень приятно, Василий. – радушно пожимает руку старичку.

-          Машенька, твой друг похож на меня в молодости! – восхищённо провозглашает Лев Львович. - Как жаль, молодой человек, что я вас раньше не встретил, - старичок вздыхает. - Вы могли бы меня сыграть…

 

 

                                                                          ***

 

 

Жара сводит людей с ума потихоньку,  в особенности тех, у кого проблемы с

головой… Дедок с первого этажа вышел во двор в ватнике и кирзовых сапогах, сидит на лавочке и объясняет соседям, что так он лучше переносит жару, как в термосе... Вчера вечером позвонила Рая в полной истерике, решила убить своего бывшего любовника – он, говорит, не человек, если мог так со мной поступить. У меня, мол, были разные ситуации, но никогда мужчины так подло не поступали… с некоторыми мы до сих пор дружим. А этому я отдала шесть лет жизни, и он знал, что ради него я готова на все, и еще занимался со мной ночью любовью, а в обед позвонил и бросил по телефону… если бы он меня хоть подготовил заранее, это безжалостно, он садист… В общем, та же песня, но уже с криминальным уклоном. Убью, говорит, а иначе не успокоюсь. Что на это можно сказать? Что убивать человека тоже не по-человечески? Что многие люди весьма несовершенны и Рая в том числе? (А что ей многие?  Когда на одном придурке свет клином сошелся…) Что Риту вот тоже бросил мужчина… нет, бесполезно.  Рае советы не нужны, а чужая жизнь для нее просто не существует. Поэтому Рита обозвала ее идиоткой, сказала, что не собирается больше выслушивать это бред, а если весь мозг в одно место ушел, то пусть убивает, но больше чтоб ей не звонила…  и положила трубку. Может, Раю это как-то встряхнет. Хотя вряд ли… подумает, что вот теперь и подруга ее предала.

Рита сидит под вентилятором и курит. Включила вентилятор, сидит на сквозняке, выкурила с утра уже целую пачку… а в жару на сквозняке можно и воспаление легких получить. Думает она, видите ли… Дошла до того места, где должен начаться Васин роман с Машей, и мозг отключился… Во-первых, надо придумать этой Маше подробную биографию, чем она занимается… даже если в сценарии это будет пунктирно, но Рита должна все знать. Какой у нее характер? Мягкий или так только кажется на первый взгляд... Каким бизнесом она занимается в России? Надо бы с кем-то посоветоваться… Лет тридцать ей, наверное… И как подавать этот роман? Можно сделать сцену романтического свидания с сексом напоследок, а можно просто нарезку – то они в парке целуются, то на каких-нибудь каруселях, то бегают у реки, например… Только это не совсем в стиле получается… дурацкий сериальный прием. Ну, хорошо, вот они пошли вместе пить кофе… и должны поговорить, кто чем занимается… нет, мозг уже плавится, почему они должны?! Это даже неприлично – понравилась девушка, а он начнет допытываться кто она и откуда. Ваня будет рассказывать всякие смешные истории, как он умеет,  блин, причем тут Ваня… Вася. А что Вася? А хрен его знает… Похоже, с любовной линией явно намечаются проблемы… Для любви не то настроение…

Все. Надо позвонить Марине, взять телефон ее приятеля и расспросить про этот прекрасный остров, какая разница, где вымучивать сценарий? На курорт точно неохота, там пристают всякие козлы… Сидеть у моря, в полнейшей глуши, с видом на закат и ноутбуком. За десять долларов в сутки с питанием. Дело, конечно, не в дешевизне… но что поделать, если там нет гостиниц подороже. Все, немедленно встать и за билетом! Черт, если еще есть билеты, август же. Она не помнит, как называется этот остров и как туда добираться, надо звонить… О! Можно вообще упустить все романтические слюни. Встретились Вася с Машей, понравились друг другу, а потом сразу зима! Снег идет, они уже вместе живут, все правильно… Нет, хватит. Звонить Марине.

 

 

ЧАСТЬ 2

 

ОТДЫХ

 

 

У Мишеля Лейриса есть такое высказывание... в том смысле, что любая исповедь отвратительна, потому что люди исповедуются либо с целью отпустить себе грехи, либо  хотят покрасоваться, взволновать собеседника - вот, мол, какой я трогательный и милый... да, что-то в этом роде. Интересно, какую цель преследовал попутчик-онанист из поезда Москва-Николаев? Кажется, никакой... просто в кайф ему было рассказывать девушке про свои мерзости. Это ж гораздо больше возбуждает, чем просто показать член... когда тебя слушают. Да, повезло уроду. Кто бы его так долго выслушивал? Только творческая личность. Надо поскорее записать эти истории, потому что забудутся детали, зря она мучилась, что ли... Рита обрадовалась, когда выяснилось, что в купе они едут вдвоем, почти люкс. Такой себе интеллигентного вида пожилой мужчина. Разговорились, якобы он режиссер херсонского телевидения, делает детскую передачу, в школе ведет театральный класс... Даже в ресторан вместе сходили, пообедали. А потом стал поглаживать себя между ног, смотрит на Риту и улыбается. «Ты чего, мужик, больной?! Сейчас позову проводника» Он тогда извинился, стал оправдываться – да, болен, не виноват, больше не повторится. Но некоторым женщинам, мол,  нравится такая игра, но раз нет, значит, нет... Потом говорит – а может, хоть послушаете? Мне бы хотелось кому-нибудь об этом рассказать. «Так обратитесь к специалисту». Ну, вы же творческая личность, вам это может пригодиться... Рита подумала – а он прав, на маньяка-убийцу не похож, пусть рассказывает, а как стемнеет, она пойдет к проводнику и попросится в другое купе. Так и сделала, сказала, что боится спать с незнакомым мужчиной...  Нет, сейчас неохота, тем более, что аккумулятор  вот-вот  разрядится, а где его тут можно подзарядить, не ясно...

Народ постепенно прибывает. А вещей больше, чем людей. На каждую душу сумок по пять приходится... огромных. Пристань, куда их привезла маршрутка из Николаева, похожа на зашифрованный объект. Сначала они проехали по какой-то деревне, потом километра два по бездорожью, спустились в низину, там их выгрузили у шлагбаума. С вещами прошли метров сто – оказался типа причал. Несколько старых катерков облезлой расцветки, узкий навес, под которым народ спасается от палящего солнца, двое рыбаков и одна корова. Еще есть грузовик без колес, в его тени уже расположилось несколько теток.  Еще закрытый на замок сарай с надписью «В баре только вода и пиво». Хм, вода была бы очень кстати…

Группа старушек и один дедок показывают друг другу свои фотографии, обсуждают, кто как получился. Одна бабуля расстроилась, она уже во второй раз снималась, опять плохо вышло. Дед шутит – ты бы Шура, накрасилась, что ли.  От нечего делать Рита прислушивается, с ума сойти… они ездили фотографироваться на могильные памятники, заранее. А дед себе сразу заказал цветной кладбищенский потрет в овале – вас, мол, есть, кому хоронить, а я один. Помру, никто не станет возиться. Да… ну и дырища, никакого сервиса, сфотографироваться негде… Коса это у них называется… какое-то у нее турецкое название, сразу не запомнишь. Эта коса – полуостров, в районе Херсона на нее можно заехать по суше, но это почти нереально. Объезжать километров триста по бездорожью, по каким-то зыбучим пескам, в которых можно увязнуть. Транспорт туда не ходит, только на собственном джипе и можно пробраться. Вон она, эта коса… виднеется отсюда тонкой полосочкой.  Не так уж и далеко, полчаса плыть на катере, а на этой посудине часа полтора, наверное. Рите сказали, что раньше из центрального порта ходил большой катер, а сейчас на Украине бензиновый кризис, стало не выгодно его гонять. Кто ругает Россию, кто Ющенко... Нормальный катер отменили, теперь люди добираются до косы на утлых баркасах под названием «Сфинкс» и «Пегас». Старики обсуждают, который из них сегодня пойдет. Вернее, гадают… если людей подсоберется побольше, загрузят «Сфинкс», он идет в два раза быстрей «Пегаса». Совсем плох, видать, этот «Пегас»… Говорят, что  надо позвать киевских журналистов, чтобы посмотрели, на чем их возят на старости лет. На катере и кирпич можно было, и зерно для скотины, а это издевательство прямо, как будем зимовать?!  Дед философски заметил: «Покы той корреспондент сюды прыйдет, мы с вами давно в зымли сгниемо…»

Ага, тень под грузовиком освободилась. Эти тетушки, оказывается, ожидали личный транспорт, за ними пришла моторка. Прекрасно, можно там посидеть и даже зафиксировать исповедь онаниста, потому что до отхода баркаса еще часа два.

 

 

                                          ЗАМЕТКИ НА ПАМЯТЬ

                               Эксгибиционист Виталий Михайлович.

 

 

В молодости Виталий Михайлович учился в Ленинграде, в театральном институте. Был он (по его собственному утверждению) нормальным здоровым парнем, встречался с девушками. Он снимал комнату в большой  квартире. Хозяева, пожилые супруги, проживали вместе со своей  внучкой Таней (Таточкой), лет двенадцати. Девочка как девочка, ничего особенного. Однажды летом Виталий Михайлович зашел к ней в комнату за утюгом и увидел картину - Таточка спала на своей кровати. Во сне она раскинулась, раздвинула ноги, а юбка была задрана и Леонид Михайлович мог лицезреть ее девичьи прелести. Студент долго стоял в оцепенении, у него случилась сильнейшая эрекция и он убежал к себе, чтобы снять возбуждение… С тех пор образ спящей Таточки преследовал его повсеместно. Он часто заходил к ней за утюгом, переглаживал по нескольку раз на  день свои вещи, но… сказочная картина уже не повторилась. Целых три месяца  Виталий Михайлович вожделел и страдал, и вот однажды, когда бабушки с дедушкой не было дома, он сел на кухне пить чай в домашнем халате без трусов. Таточка мыла посуду. Студент завел разговор о том о сем и как бы невзначай открыл свое хозяйство, делая вид, что ничего не замечает. Девочка хмыкнула, покраснела, но продолжала отвечать на вопросы… В другой раз он продемонстрировал член уже в присутствии стариков (для остроты момента), Таточка снова хмыкнула и ушла к себе. Через полчасика Виталий Михайлович зашел к ней в комнату за утюгом, и обомлел – Таточка лежала с закрытыми глазами, в соблазнительной позе, без трусов. Она пыталась делать вид, что спит, но дрожание век ее выдавало. Чувствуя, что квартирант не уходит, она открыла глаза и одернула юбку (Ой, извините…) С тех пор они при каждом удобном случае демонстрировали друг другу свои гениталии. Почему девочка стала участвовать в игре? Вероятно, в ней просыпались гормоны. К тому же Виталий Михайлович (по его собственному свидетельству) был весьма симпатичным юношей. Еще через месяц квартирант вступил в открытые отношения с девочкой (когда никого не было дома, он предложил сделать ей педикюр, и все у них началось) – они трогали друг друга, целовали во все места, в общем, позволяли себе все, кроме полового акта. Через год девочку забрали родители (все это время они устраивались где-то на севере), а Виталий Михайлович превратился в эксгибициониста и педофила.  Для девочки, кстати, он являлся чем-то вроде первой любви. Лет через пять она вернулась в Ленинград и разыскала своего квартиранта. Он проживал в общежитии и работал в каком-то театре. Таточка хотела окончательно отдать ему девичью честь, но Виталий Михайлович не смог ее взять, не вышло… Хотя обычно с женщинами у него получалось. Но Таточка – другое дело, слишком много эмоций с ней было связано, а  располневшая красотка не укладывалась в памятный образ…

С тех пор никакие женщины уже не могли возбудить режиссера так сильно, как девочки Таточкиного возраста. Поэтому он стал детским режиссером в родном городе Херсоне. Говорит, что талантлив, подавал надежды, даже поработал с известными людьми… но провинциалу пробиться трудно, сплошь интриги и подставы. Женился, имеет двух дочерей. Сейчас они уже взрослые и замужние, а когда были маленькими, он испытывал к ним смешанные чувства, особенно когда приходилось купать девочек.

Виталий Михайлович утверждает, что его интерес к детям носит сугубо созерцательный характер. Вернее, он бы не прочь, но морально-нравственный фактор не позволяет даже мечтать об этом. А также страх. Совращение малолетних – тяжко наказуемое преступление.

Со временем Виталий Михайлович стал довольствоваться теми редкими моментами счастья, когда ему удается привлечь к своему члену внимание девочек. Зато он долго вспоминает, смакует подробности. Однажды в поезде ему невиданно повезло – целый класс куда-то везли на экскурсию, и с ним в купе оказалось три девочки. Ночью, в темноте, Виталий Михайлович стал заниматься самоудовлетворением, сопровождая процесс соответствующими звуками. Девочки сначала притихли, потом тихо похихикали, а наутро смотрели на него с нескрываемым интересом. Тут то он и достал в открытую. Девчонки взвизгнули, но самая смелая сказала – давай! И он дрочил при свете дня. Так устал, что когда закончил, сразу же уснул. А они позвали подружек из соседнего купе, разбудили  и требуют – еще давай! Потом пришли новые подружки, образовалась очередь.  И так всю дорогу… такая редкостная  удача.

            В обыденной жизни Виталий Михайлович довольствуется и девушками постарше, и женщинами в возрасте, лишь бы они обращали на него внимание. Однажды ему удалось зацепить (тоже в поезде) маму лет шестидесяти и дочку лет тридцати. Они минут пять смотрели на его манипуляции как зачарованные, время от времени произнося «Фу, это же надо какой извращенец… отвратительно… ужас, нет, ты видишь, что он делает…» Затем  возмущенно вскочили и вышли из купе. Но пяти минут вполне достаточно.

Достать на глазах у мамы и дочки для Виталия Михайловича было шагом рискованным. Когда женщин две и более, они чувствуют себя гораздо увереннее перед лицом онаниста. Могут и по морде дать. А одинокая женщина не сразу решается на скандал. Первое время предпочитает делать вид, будто ничего не замечает… такая вот психология, видимо, женская скромность. Почему в случае мамы и дочки Виталий Михайлович потерял всякую осторожность? Потому что если в течении месяца ему хоть разок не удается показать себя, он становится одержимым этой идеей и способен на безрассудство. Причем на нудистские пляжи Виталий Михайлович не ходит, это его не возбуждает.

            Виталий Михайлович уже не молод, и шансов на приятное общение становится все меньше. На репетиции в театральном кружке он носит широкие штаны без трусов, показывает детям упражнения. Но с учениками необходима осторожность, одна девочка пожаловалась маме, когда наедине он завел с ней разговор о том, что всем девчонкам хочется заглянуть мужчине в трусы… Мамашу вроде удалось убедить, что дочка неправильно его поняла, но в кружок ее больше не пускали.

Это, похоже, тенденция. В подмосковном городе Обнинске тоже проживает детский режиссер-педофил. Мой однокурсник снял про него документальный фильм. Вернее, снимать-то он поехал про детский театр, но в процессе стало очевидно, что руководитель - чистой воды педофил. Сальные взгляды, долгие прикосновения к девочкам,  как бы невзначай соскользнувшая на грудь рука. Причем на пленке это особенно заметно. А на крупном плане – образ Исусика, опущенный взгляд и рассужденья о том, как мало платят у нас работникам культуры, особенно в провинциальных городах. Ему приходится работать и сторожем, и курьером, и еще кем-то… но зато как приятно общаться с детьми, какие у них чистые души… Фильм мог получиться весьма занятный, но однокурсник решил не связываться, уничтожил материал (этот режиссер был его дальним родственником). А зря. Потому что провинциальный режиссер-энтузиаст – весьма тревожный сигнал, и родителям надо бы знать… 

            В молодые годы красавцу Виталию Михайловичу частенько удавалось раскрутить девушку на совместное самоудовлетворение, друг против друга. На пляжах и в поездах особенно. Сейчас уже не то…редко удается даже показать по-человечески. В том смысле, чтобы дама проявила интерес, а не устроила скандал или не сбежала. Недавно уламывал одну «носатую дылду» (так он выразился) лет восемнадцати. Страшная, худющая, загорала на пляже одна. Пошел на хитрость – сказал, что он обрезанный еврей. Причем обрезание такое сильное, что от члена почти ничего не осталось, маленький пенек. Надеялся, что дылда «купится» и посмотрит. Но нет. Девушка оказалась грамотной, посмеялась над ним и послала подальше…

 

Черт, как удачно разрядился ноутбук. Рита могла остаться на берегу, никто бы о ней и не вспомнил. Погрузка началась без шума и гама, спокойненько так, деловито… и уже заканчивалась, когда прибор заявил «батарея разряжена». Тут-то Рита и огляделась по сторонам… На баркасик она влезла последней, сидит, зажатая сумками с чем-то жутко холодным внутри, мороженное мясо скорее всего… Тент над баркасом совершенно дыряв и не спасает от солнца. Напротив нее сидит  молодая обветренная пара со старой собакой-дворнягой. Собака тяжело дышит и елозит по Ритиным ногам, а женщина мочит в мисочке тряпку и делает псине компрессы, чтобы меньше страдала… Баркас болтает туда-сюда, вонючий черный дым разъедает глаза, а солнце печет нещадно. Рита надела шляпу с полями и накрыла плечи платком, не хочется обгореть в первый же день и мучаться. Сегодня подали «Пегас», значит, плавание предстоит долгое, часа на полтора удовольствие… а «Сфинкс» идет меньше часа. Понятно, старикам нелегко переносить такие поездочки…но старики держатся невозмутимо, прямо как сфинксы - мирно беседуют, лузгают семечки, от солнца не закрываются, и тряска им пофиг …

-  Свыню вже трэба ризаты…

- Твоя свыня, Шурка, вона ж як собачка, весела така, умна… як ее ризаты будешь?   

   Вона ж в магазин за тобой ходыть, на баркас завжды провожает!

- А внук ее приучив по свободе ходить, вона с порося так выросла, тому й весела…

   ничого, так лэгшэ ризаты, ножа не будэ боятыся. От сноха с внуком уедуть, то й зарижем. Така вона прожорлива стала, жрет  через  полчаса.

-  Хто прожорлива? Сноха?!

-  Та ну тебя, Лидка! Свыня жрет, как ненормальна… А сноха ни черта не жреть,

   бачила ж, яка вона худа? Вона ж наряжается, а на еде экономит…А я Юрке

    своему говорила – глянь, яка Анька, ну, фельдшерицина донька, добра дивчина!

    Красыва така, добра людына, нормально питаэться, не экономит… Так ему

    ж городска занадобилася… така мода пошла, худобу разводить…

            -Цыц, бабы. Шо скажу. К фельдшерице знакомый дохтор прыизжав, так я с

               ним пообщався, ну от… знаете, шо вин говорыт?

              - Ну шо?

               - А то шо наши украинские власти проводять этот, как его… естественный отбор.

                  Така государственная политика в медицине, только вона тайная. Шоб все слабые

                   вымерли и не давали потомства, ясно? От приходишь ты в полихлинику, врачи тя

                   обследують, рентген, то-се, назначают процедуры, можэ и операцию, или таблетки

                   якись, и усэ… тебе кронты. Шоб була здоровая нация. Шоб осталися только

                   нормальные гены. Я думав в Очакови кардиограмму зробыты, теперь вже не

                   хочу, раз таки дела…

                - А ты чего боишься, Степаныч? Размножиться решил? Ой, я не могу… точно

                   присмотрел себе невесту! А фотогргафия на могилку – це ж його свадибный

                   подарок, ой, бабы… я вже плачу…

                - От дура. Пенсионэрив воны тэж уничожають, шоб пенсии им не платить. От ты

                   вже работать не работаешь, а гроши от государства получаешь…

                 - О то правда, шо гроши! И ради цих грошей Ющенко грех на душу визьмет?!

     - А може цэ Юлька прыйдумала, вона ж змия подколодна… А ще цей дохтор    

       казав, шо вси болячки от мыкробив, цэ швейцарськи специалисты, чи  

       шведськи… зробыли таке открытие важнэ, шо надо не органы лечить, а вбывати

       мыкробив, яки цю болячку вызывають. И язва желудка, и рак, и етот, как его… ну,

      когда кости болят… короче, воны поселяються в организме и разрушають

      его изнутря. А наша медицина лечит неправильно, ей  плевать на ети открытия. А у

того дохтора имеется своя система лечения…………………………………………

            Последние минут десять Рита изнемогала. Даже опасалась, что ее вырвет, так затошнило от едкого дыма и болтанки. Разговор местных жителей уже не развлекал, она сидела, крепко вцепившись в борт баркаса для устойчивости, вернее, для усидчивости… Пошатываясь, выбралась на берег. Дедок Степаныч любезно подал ей рюкзак. Хотела спросить, как ей добраться до деревни Покровка, где находится эта их «модная» гостиница, но голова кружилась, язык не слушался, надо было прийти в себя…

            Теперь вроде получше стало…Она сидит на бревне, дышит воздухом. На пристани все еще оживленно, но народ постепенно рассасывается. Кого забрали на  мотоцикле, кого на тракторе, кого на лошади с телегой… некоторые бабульки поплелись со своим грузом пешком, видать, привычные… Этот Паша говорил, что людей по деревням развозит автобус… где автобус? Только что отъехал грузовик с открытым прицепом, почти пустой. Так. Нужно срочно узнать…

- Простите, вы не подскажете, как мне попасть в Покровку? Тут должен быть автобус…

- В-а-ась! Тут дивчина на Покровку, не визьмешь?

- Ни… я туды не поиду, я ж Катюху встречав. А Витька уихав на Покровку, чому ж вона не

   сила до нього? Бильше нихто нэ поидэ.

- Как уехал? А автобуса не будет?

- Автобус с мая не ходыть, бензина нэмае. А ты до кого в Покровку?

- Да так, просто… Я в гостинице хочу остановиться.

- А вона ж закрыта! Продаеться вона, не работает. Так если ты просто на отдых, у меня живи, ты надолго?

- Недели на две, наверное.

-  То и живи. Отдельный домик, баньку натоплю, если надо… Молоко свое, творог,  яйца, помидоры-огурцы… что еще надо? А! Телевизор у меня е.

- А душ у вас есть?

- Так из бочки. У меня бочка на огороде, вода за день нагревается, черпаешь ведром и

   моешься себе… А если по серьезному, то и баньку можно, не каждый день, конечно…

   Пойдем поглядишь, не понравится, упрашивать не буду.

-  Ну, пойдемте…

Тетушка лет шестидесяти, гладкая, улыбчивая… и сразу сносно заговорила по-русски, как почуяла клиента. Хотя этот их местный язык украинским тоже не назовешь, суржик какой-то. Когда смотришь по телевизору украинский канал, почти ничего не понятно. А здесь все понятно, только слова коверканные. Надо посмотреть, что там у нее… а какой выход? Вот невезение, но не ехать же обратно в Москву… можно представить, какие условия у этой тёти. Интересные здесь дороги – рыхлый растоптанный песок, прошли всего метров сто, а ноги уже гудят. Причем по обочинам передвигаться явно легче, там тоже песок, но поросший травой. Рита попробовала, действительно, гораздо лучше… хотя сухие стебли и колючки царапают голые щиколотки.

- А нормальных дорог здесь нет? Только песчаные?

- Так песок же кругом… Не, пробовали, плиты положить билля магазину, так они через год под песок ушли… Устала, да? Тут вже недолго, бачишь тот клен? Вон там… А до Покровки отсюда часов пять ходу, если быстрым шагом…

- А эта деревня как называется?

- Рымбы.

- А это что значит?

- А хто его знает… щось турецкое. Их Суворов отсюда выбил, у нас его бюст стоял на берегу, дореволюционный, так недавно украли.

- Памятник украли?

- Ну да, скрали. Сковырнули с постамента и увезли на моторке, только зря. Думали, что он весь бронзовый, а оказалось шо там внутри кирпичи, как это… отливка.

- Значит, нашли памятник?

- Не, нам председатель потом сказав, он знал про цэ…

- Ясно. А море далеко от вас?

- Как далеко?! Та вон же оно… не видно за маслинами. С цэй стороны лиман, а там – море. Тут коса вже сужаеться, дальше никто не живет, за Рымбами... Только на конце косы дуже опасно, ты там не купайся.

- А почему?

- Так утонешь. Там таки водовороты,  в прошлом году там пловцы утонули, мастера спорта по плаванию. Специально приехали тренироваться и все утонули.

- Ужас. Им не сказали про водовороты?

- А хто ж скажет? Они на своем катере туды  приплыли, палатки поставили и в тот же день потонули… Ну вот, пришли!

Усадьба Нины  Борисовны понравилась Рите сразу. Сочная зеленая трава, раскидистые деревья, живописный плетень, стога сена, аккуратно накрытые белыми тканями… Странно, вокруг такая сушь и песок, а здесь прямо оазис. Хозяйка объяснила, что у нее самое влажное место в деревне. Участок находится в низине, и подземная вода лучше питает растения. А у кого на горке участок, так вообще ничего не растет кроме арбузов. Или поливать по три раза на день приходится. Рита удивилась – а почему нельзя поменять плохой участок на хороший? Тут же столько ничейного места. А, это целое дело… некоторые, чтобы нарезать себе дополнительно землю, по тридцать лет стоят в очереди в сельсовете. Какой-то мужик передвинул забор на два метра, так его оштрафовали и вернули забор на старое место. Да… деревенская красота «классик»… такой картинный пейзаж,  даже не верится, что все это настоящее. Домик приземист и немного перекошен, зато стены как зеркало, выбелены отменно. В центре двора – большой деревянный стол со скамейками, над столом камышовый навес, и все увито виноградом.  Спелые гроздья весьма аппетитно выглядят… ну конечно, конец августа, самое время. Возле умывальника на многочисленные  палочки надеты стеклянные банки, бутылки, алюминиевые бидоны… на гвоздях аккуратно развешаны ножи разных форм и размеров, на веревках сушатся выцветшие тряпицы. Здесь царит ухоженная беднота…

            Нина Борисовна показала ей летнюю кухню, туалет, бочку с водой на огороде, из которой надо черпать и мыться… хотела провести по участку, похвастаться какой-то самолично вырытой ямой типа пруда, «копань» она ее называла… Но силы у Риты  кончались с каждым шагом и она попросилась в свой домик, немного отдохнуть. И уснула, едва коснувшись кровати…

 

 

***********

 

 

А проснулась с рассветом, в пять утра. Голосили петухи, низкое протяжное  мычанье доносилось со всех сторон, эдакий стереоэффект… но эти звуки не разбудили, в домике их почти не слышно, просто Рита выспалась. Вышла на огород, от свежего воздуха даже голова закружилась… Над лиманом вставало красное солнце,  какие-то крупные длинноклювые птицы бодро летали над берегом, другие пронзительно кричали и щелкали в камышах, а может, те же самые… Цапли? Аисты? Жаль, что у нее нет бинокля… хотя вряд ли она  смогла бы отличить цаплю от аиста, разве что от пеликана. Рита долго наблюдала, как медленно поднимается над водой красный диск солнца, как постепенно раскаляется… потом пошла умываться. Странно – мыло так долго не смывается с рук, она израсходовала всю воду в умывальнике, а руки все еще мыльные. Просто вытерла их полотенцем… Нина Борисовна в гимнастерке, в  резиновых сапогах и с рюкзаком за плечами появилась на пороге дома. Куда она в такую рань собралась? Оказалось, что сегодня ее очередь пасти деревенское стадо. У нее две коровы, значит, два раза в месяц ей положено. Рита спросила, почему она не оставляет их здесь? Такой огромный участок, соток сто земли, не меньше. И сочная трава, а в степи уже все высохло… Что ты, говорит, они ж пожрут весь огород! Снимут кору с деревьев, боже упаси… пару лет назад соседский бычок уничтожил сливу, что росла возле забора. Просунул голову в дыру, и так ему понравился вкус дерева, что в конце концов он разбежался и перепрыгнул через плетень, насилу выгнала наглеца… Так что главная задача – отогнать стадо подальше от деревни, а вечером скотина возвращается домой сама. Рита еще спросила, почему мыло не смывается? А мягкая, говорит, у нас вода, сильно щелочная, много мыла не мыль … Хозяйка показала Рите парное молоко в банке, яйца в бидончике и сало в холодильнике, выгнала из загона двух коров и ушла…

Выпив стакан молока, Рита сварила кофе в какой-то алюминиевой мисочке, больше ничего подходящего не нашла. Черт, она рассчитывала на эту гостиницу с трехразовым питанием и ничего не взяла. Кроме трех упаковок молотого кофе и двух блоков сигарет. А что было брать с собой? Все?! Кофеварку,  сухофрукты, шоколад, орешки… Кстати, где-то есть магазин, надо будет посмотреть, что продается… Но выпив крепкий кофе, Рита опять уснула, кислород ее подкосил…

Так и прошел первый день на косе, в полнейшем оцепенении. Хозяйка сказала, что после города всех накрывает, все как пьяные от этого воздуха… Проснулась Рита в полдень, и только потому, что ее разбудил звонок взволнованной мамы… Нина Борисовна уже вернулась и чистила рыбу, купленную у соседа-рыбака. Рита не стала дожидаться, выпила еще стакан молока и решила пойти к морю. По дороге она не встретила ни одного человека, берег тоже был совершенно пустым… А по пути ее атаковали чайки, кружились над ней с воинственными криками, делали вид, что сейчас нападут. Наверняка где-то рядом находились их гнезда с птенцами. Накрывшись с головой полотенцем, Рита пробежала опасный участок, и оказалась на морском берегу. Ее удивил мелкий песок, такой белый, что больше похож на манную крупу. Она пошла в ту сторону, где заканчивается коса, по словам хозяйки это еще километров пять… Нет, в другой раз. Просто прогуляется еще немного вдоль берега. Вскоре встретился заброшенный домик, по всей видимости, рыбацкий. Какие-то ржавые механизмы с оборванными цепями, дырявая лодка, ошметки сетей… Сам домик с провалившейся крышей и без одной стены, на штукатурке размашисто выцарапана надпись «Добро пожаловать», а под ней мелкими буквами: «Бадега – тварь». Чуть не наступив на острый осколок стекла, Рита поспешила покинуть очаг погибшей цивилизации…

Но солнце припекало весьма…  Искупавшись в довольно освежающей воде, Рита вывалялась мягком песке, чтобы не сгореть, и улеглась у самой воды. Вообще-то вдоль берега растут дикие маслины, но в тени сидеть неохота…

            Часа два или три прошло… а может и больше. Ноутбук она оставила заряжаться в домике, но судя по солнцу, около трех. Смотрела на море… на языки прибоя, слизывающие ракушки с берега… на каких-то мелких тварей типа креветок, кишащих на мелководье… на морской горизонт, почти сливающийся с небом… на стаи гусей, дисциплинированно летающих туда-сюда над водой, -  видимо у них тренировочные полеты перед отправкой на юга… то есть скоро наступит осень. Да, пронзительное синее небо выдает конец августа… даже при самой сильной жаре. Но сентябрь должен быть еще жарким, по крайней мере еще недели две, а больше и не надо… Нина Борисовна предупреждала, что сегодня море холодное, потому что начинается сероводород, рыбаки ей сказали. Такое, мол,  часто случается в августе, он поднимается из глубины и вместе с холодной водой идет к берегу. Море становится бурым и вонючим, а рыба сама выбрасывается из воды, тут-то ее и хватают местные жители… Два-три дня держится этот сероводород, а потом уходит на дно морское… но пока море чистое и прозрачное, ничего не заметно …

            Неизвестно, сколько Рита могла бы пролежать… но пришли коровы. Она почувствовала тяжелую поступь рядом с собой, услышала прерывистое дыхание, подняла голову  и встретилась глазами с симпатичной рыжей телкой.  Стадо вырулило на пляж. С едой тут, конечно, будут проблемы… но они явно пришли освежиться. Несколько коров уже стоят по брюхо в воде, другие разлеглись в полосе прибоя, прямо как Рита. А одна жадно пьет соленую морскую воду… Ой! Черный бык сверкнул недобрым глазом, мотнул рогами и густо замычал. Рита вскочила на ноги, мало ли чего… лучше уйти отсюда. Надо окунуться, смыть песок… только в другом месте, не купаться же вместе со стадом. А песок уже усеян свежими кизяками, они дымятся, как блины на сковородке… но пахнут иначе. Надо осторожнее, чтобы не вступить…

            Искупавшись и обсохнув на солнышке, она решила вернуться домой… Надо было взять с собой бутылку воды, ужасно захотелось пить. Да и поесть не помешало бы… Рита пошла по другой дороге, немного правее, не хотелось снова подвергнуться нападению летающих мамаш. Но тут не заблудишься, главный маяк - высоченный клен Нины Борисовны… По пути  ей встретилось стадо, оно поедало странного вида травку – красную, с толстыми водянистыми стеблями, первый раз Рита видит такую.  Трава эта растет вокруг подсохшего озерца, только в самом центре еще поблескивает вода. На озере недвижимо восседают белые птицы, тоже вроде бы чайки, но такие крупные… и флегматичные, даже не смотрят в ее сторону. Наверное, какой-то другой вид…  А почему такой запах? И ступни выпачкались черным … хм, а этот запах… ну да, лечебная грязь! Как-то ей подарили маску из грязи Мертвого моря, пахло похоже… Рита развела ее водой, понюхала и выкинула, противно было мазать на лицо. О боже! Прямо перед ней лежит человеческое тело, завернутое в прозрачный целлофан! Еще шаг, и Рита бы споткнулась! Тело в засохшей грязи, кошмар… в первый момент все внутри похолодело, но вроде живое, шевелит ногой… так лениво поводит щиколоткой, не похоже, что человеку плохо…

- Девушка! Девушка-а!

- Вы мне?

- Ну да, вы не могли бы посмотреть, грязь на ногах уже подсохла? А то я не хочу разматываться.

-  Как посмотреть?

- Ну, корка есть такая серая? Или грязь еще блестит?

-  Она… как сказать… местами корка, но влажная грязь тоже есть…

- Ясно, спасибо! Минут десять еще полежу…

Вот это да… чуть разрыв сердца не получила. Валяется труп посреди дороги, с виду уже разложившийся… а это тетка принимает процедуру. Вдруг там еще впереди есть такие…

            Магазин оказался на замке, худая женщина без руки курила на крыльце папиросу. Она сказала, что завтра магазин тоже будет закрыт, и предложила купить у нее груши и яблоки. Но этого добра и у хозяйки достаточно…

            На ужин был печеный судак, очень вкусный. Хозяйка угостила Риту ежевичной настойкой, после двух рюмок дико захотелось спать. Нина Борисовна явно была настроена пообщаться, но, увидев, что гостья еле ворочает языком, предложила пойти в домик и лечь спать. Это, мол, природа, это нормально…такая акклиматизация. Я, говорит, баньку  хотела затопить, но лучше завтра. Облившись водой из бочки, Рита отправилась в домик. Но заснуть не смогла – стала думать про сценарий. Собиралась отдохнуть от этих мыслей хоть недельку, и не вышло. Идея упустить всю романтику Васи-Машиных отношений и перескочить сразу в зиму очень правильная… размышляя, она рисовала огрызком карандаша на обрывке картона (оба предмета нашлись на подоконнике) план гостиной в Машиной квартире, потом поместила туда разных птиц, виденных сегодня, от чаек до бакланов… Потом вышла во двор, покурила. На черном небе мерцала мощная россыпь звезд всевозможных размеров – от мелкой пыли до весьма крупных светил… желтоватые, красноватые, холодно-голубые и белые  звезды, эти особенно яркие… и через все небо - толстенная полоса Млечного пути. Рита уже забыла, как выглядит настоящее звездное небо. Прошел час, а она все сидела, почти без мыслей, придавленная черно-сверкающим куполом. Хотя изредка мелькали дежурные (почему-то под звездным небом они всегда наготове!) мыслишки – вот Вселенная, таинственное мироздание, непостижимое …  и она, маленький, скрюченный человечек, сидит тут и курит, не понимает ни черта, но пишет и пишет свои дурацкие тексты, и зачем это нужно, и как это мелко… и всё в подобном ключе. Иногда звезды падали – чирк! - и покатилась белая полоса. Рита стала загадывать – сначала про Ваню, потом отменила желание, пусть лучше кто-нибудь новый с нормальным характером… потом загадала, чтоб приняли сценарий… наконец, озябла – ночи совсем не жаркие. Согрелась под одеялом, но опять не спалось. Решила поработать.

 

 

 

МОСФИЛЬМ  - СЦЕНАРИЙ

 

 

СЦЕНА 36. «В машине-1». Натура. Вечер. Зима

 

Зимний вечер.  Идёт снег.  Вася с Машей сидят в его машине, припаркованной где-то в центре Москвы.

-          Опаздывают… - Вася смотрит на часы.

-          Так у них же годовщина свадьбы, наверное, решили сначала отметить в более интимной обстановке, – шутит Маша.

-          От интимной я бы тоже не отказался. Может, поедем отсюда? – предлагает Вася.

-          Неудобно.

-          Маш, а давай на дачу в пятницу съездим, там камин, природа опять же. Съездим, а? Третий месяц уже обещаешь.

-          Я не люблю чужие дома без хозяев, ты же знаешь…

-          Ну, начинается… - Вася расстроен. -  Во-первых, дача не чужая, а моего лучшего друга, а во-вторых это абсолютно новый дом с новой мебелью! Макс там вообще не жил! Его сразу же в Нью-Йорк на работу пригласили, я тебе говорил, кажется… И дом два года уже стоит закрытый.

-          Ну не знаю. Там дороги, наверное, ужасные…

-          Нормальная там дорога. А знаешь, какие там ёлки огромные? Ты таких ещё не видела. Маш, мне тогда одному придётся ехать, тебе меня не жалко?! Я обещал Максу иногда присматривать за дачей…

-          Ну ладно, съёздим, присмотрим… - улыбается Маша, - вот их машина!

 

 

СЦЕНА 37. «Чайная церемония». Интерьер. Вечер. Зима

 

За низким столиком в чайном клубе сидят пятеро – Вася, Маша, её подруга Вика, муж Вики и молодой человек в китайской одежде – распорядитель церемонии. Распорядитель только что закончил приготовления на столе и даёт понюхать всем по очереди сухой чай в пиале. Вика и её муж с наслаждением вдыхают аромат.

-          Этот чай называется «Воспоминание о рассвете в Ханчжоу, когда над водой распускался розовый лотос» – мелодично сообщает распорядитель. - Ну, как вам аромат?

-          Необычный… - задумчиво отвечает Вика, - но чем-то он мне напоминает 

    «Прохладу озера Сиху».

-          Неуловимо, да? – улыбается распорядитель, - ну разумеется, ведь эти чаи выращены в одной провинции. А вам нравится? – спрашивает распорядитель у Васи, который, едва понюхав чай, передаёт его Маше.

Вася пожимает плечами. У него звонит мобильный телефон.

-          Вы не могли бы выключить телефон? – мгновенно, хотя и очень мягко,  

     реагирует распорядитель. Вася, доставший уже телефон, выключает его.

-          Понимаете, чай ещё спит, - объясняет распорядитель,.- Нельзя будить его 

     такими резкими звуками, иначе впоследствии он не отдаст нам свой 

     чудесный аромат.

-          Он обидится? – шутит Вася.

-          Конечно! Он живой, такой же, как мы с вами… - распорядитель начинает священнодействовать, заваривая чай.

Вася включает мобильник, смотрит, от кого был звонок.

-          А Вика с Володей занимаются туризмом, – говорит Маша, - я даже как-то останавливалась  в одном их отеле, в Барселоне…

-          Мы давно хотели с Вами познакомиться, - улыбается Вика. - Мы начинаем сейчас рекламную компанию…

-          Постарайтесь сейчас не думать о суетном, - мелодично говорит распорядитель, разливая чай по пиалам. - Представляйте лучше шёлковую гладь озера с цветущими лотосами, деревья над водой, синеющие горы вдали… Это создаст нужное настроение и вы сможете расслабиться. Ну вот, наш чай постепенно просыпается, открывает глазки…

Вася делает большой глоток, ставит пиалу на место, встречает заботливый взгляд  распорядителя.

-          Что?! Я забыл с ним поздороваться? – кивает Вася на пиалу.

У Васи звонит мобильник, и он, встав из-за стола, выходит из зала, разговаривая, идёт в туалет.

 

-          Да, я слушаю!… Здравствуйте… Нет, я не имею отношения к Министерству Культуры… Нет, деньги не государственные, я независимый продюсер! 

В это время кто-то сливает воду в кабинке.

 

 

СЦЕНА 38. «В машине-2». Натура. Вечер. Зима

 

Ночь. Вася ведёт машину, Маша сидит рядом, курит сигарету.

-          Вот скажи, нельзя было просто сидеть и ни на что не реагировать? – спрашивает она Васю.

-          А я реагировал?

-          Ты встал, куда-то ушел, вернулся почти через час, это хамство, Вася.

-          Ну, извини, я не могу нюхать чай и пускать слюни от счастья.

-          Я говорю об элементарной вежливости.

-          Да ладно, по-моему, все остались довольны, особенно этот придурок с кистями. А мы потеряли вечер. Что, я не прав? Лучше бы на дачу поехали…

 

 

СЦЕНА 39. «Квартира Маши-1».Интерьер. Утро. Зима

 

Утро. Звонит мобильник, лежащий на одеяле. Васина рука шарит по одеялу, находит телефон.

-          Алло… - сонным голосом произносит Вася. - А, привет, Марьян… А-а-ааа… - он зевает.  - Сегодня? Да, наверное… Сколько сейчас времени?

 

Вася спал на низкой двуспальной постели. В комнате (не менее семидесяти квадратных метров) много растений, есть картины и  несколько авангардных скульптур. Это помещение сочетает в себе простоту и роскошь, чувствуется работа дизайнера. Судя по лестнице, ведущей вверх, есть и второй этаж.

Возле постели, на ковре, с той стороны, где спал Вася, в беспорядке валяется кипа каких-то разноцветных папок и отдельных листов, некоторые папки лежат прямо на постели, одну из них во время разговора он нащупывает под одеялом и ногой сталкивает в общую кучу.

-          Да ты что?! – Вася поворачивает голову в сторону стенных часов, которые 

     показывают двенадцать. - Хорошо, что позвонила, у меня же встреча!

Продолжая разговор, Вася вылезает из под одеяла, одевает халат, подходит к окну. За окном падаёт снег. Кругом всё белым-бело…

 -  Конечно, мне нужны сценарии, дорогая, я  теперь просто жить без них не могу… Извини, не расслышал, когда я что собираюсь?… Снимать? Откуда я знаю? Когда будет правильный сценарий… Да ничего мне не нравится! Ладно, давай увидимся и поговорим, а то я уже опаздываю…

    

 

СЦЕНА 40. «Аллея Звезд». Натура. День. Зима

 

Утро. Дворники убирают снег на Аллее Звёзд. Крупный мужчина с портфелем стоит у памятника Леонову. На вид мужчине лет сорок, на нём  светлые брюки, короткое пальто и спортивная шапочка, которая подчеркивает мясистость его лица. Он курит и смотрит на проезжающие мимо машины.  Неподалёку останавливается джип, выходит Вася, заметив мужчину, машет рукой и направляется к нему. Мужчина спешит навстречу, они пожимают друг другу руки.

-          Вот… - мужчина достаёт из портфеля папку.  - Это сценарий. А можно расписочку?

-          Расписку? – удивляется Вася, - ладно…

-          Извините, я так понял… - мужчина кладёт на папку лист чистой бумаги, достаёт из кармана шариковую ручку, протягивает всё это Васе, - что вы продюсер…

-          Как называется сценарий?

-          «Не жди меня, мама».

-          Угу… - Вася пишет. - А ваша фамилия?

-          Хомячков. Станислав Хомячков.

Написав, Вася отдаёт мужчине листок, а сценарий суёт под мышку.

-          А какие фильмы вы снимали? – интересуется мужчина.

-          Я – начинающий продюсер. Сейчас главное для меня – это найти хороший сценарий.

-          Да, да, понятно, понятно… - кивает головой Станислав. – Вы знаете, я хочу рассказать в двух словах о сценарии…

-          К сожалению, у меня очень мало времени, - говорит Вася, -  лучше я прочту 

     и позвоню вам…

-          А вы на Мосфильм? Я мог бы вас проводить, у меня даже пропуск есть…

-          Нет, я дальше еду, - останавливает его Вася.

-          Ну так давайте я с вами! – радуется Станислав - Вы меня где-нибудь у метро выкинете!

Вася пожимает плечами, они идут к машине, Станислав садится рядом с Васей, на переднее сиденье. Всё это время он рассказывает:

-          Понимаете, сценарий пока не закончен, есть шесть  листов, а остальное у меня в голове. Я носил сценарий Мучникову, он сказал, что любопытно, но не его тема. Поэтому я сразу говорю – это социальная сатира, чёрный фарс. Вас может такое заинтересовать?

Вася уже сидит за рулём, заводит мотор, машина трогается с места…

-          Надо почитать… - без энтузиазма произносит Вася.

-          Так в том-то и дело, что написано не много, поэтому я и хотел на словах! Значит, идея такая – в результате законных выборов у нас стране президентом становится криминальный авторитет и начинается узаконенный беспредел, понимаете? – Станислав увлекается, входит в образ, в его речи начинают сквозить жаргон и «распальцовка» - Ну, типа домохозяйка идет в магазин с пистолетом на всякий пожарный, а вечерами пилит своего мужа-интеллигента, что он до сих пор никого не замочил и поэтому они бедно живут, и всё такое... Ну там, в детском саду разучивают «Мурку», в школе уже живут по понятиям, и всё это приветствуется на государственном уровне! Причём это не анархия, тюрьмы существуют, суды тоже, но опять же по понятиям – ну, скажем, нельзя чтобы слесарь грабил или убивал пахана, пусть мочит дворника. И, короче, есть оппозиция этому делу, из бывших политиков, в подполье, но они бессильны, только листовки везде разбрасывают. И тут три друга-рецидивиста, а они на зоне поверили в Бога и исправились, понимают, что дальше так жить нельзя, устраивают военный переворот и, короче, спасают страну… Ну, как Вам?

-          Любопытно… - говорит Вася, останавливая машину около входа в метро.

-          Но не ваша тема? – спрашивает Станислав после возникшей паузы.

-          Боюсь, что да, – Вася отдаёт Хомячкову его папку.

Тот выходит из машины, смешивается с потоком спешащих к метро людей.

 

 

******

 

 

Работалось почти до рассвета, а потом Рита уснула и проснулась в час дня. Ей снился какой-то коричневый зверь, то ли бобер, то ли барсук, ростом с человека и говорящий к тому же… он приглашал Риту прогуляться у моря, но называл ее почему-то Викой, и она откликалась, не решаясь сказать бобру, что имя неправильное. Вчера она назвала Машину подругу Викой, взяла первое попавшееся имя… поэтому? На книжной полке у кровати среди хозяйских книжек по саду-огороду и детективов в истрепанных обложках и вовсе без таковых выделяется толстый зеленый корешок «Сонникъ» … Ну да, весь с «ятями», старинный. Видеть бобра – к получению известия и благополучию, зато  барсука … ждите подвоха и потери денег. Зато если его поймать – благоприятный поворот судьбы. Но это все не то… зверь был не конкретный. Рита нашла «имя». Вот, пожалуйста. Сон, в котором вас называют чужим именем, означает, что вы занимаетесь не своим делом. Коротко и ясно… прекрасный совет. Понимай, как хочешь… Да. Эти сонники не для слабонервных. Как-то ее подруге Лике приснился парень, с которым она встречалась еще в школе, он потом умер от наркотиков. И позвал Лику к себе в гости, во сне. Она позвонила Рите и говорит – представляешь, открыла сонник, а там сказано, что если вас  позвал мертвый, готовьтесь к скорой смерти. И что скорей всего смерть будет такая же, какой умер приснившийся человек. Так что, подруга, давай прощаться на всякий случай…

На часах уже почти два, скоро день закончится. Если и правда начался этот сероводород и нельзя купаться, можно сходить в дальний магазин, в соседнюю деревню, километра полтора-два отсюда. Все равно нечего делать… тем более, что  там начинается сосновый лес и какие-то овраги с папоротниками. Заодно можно проверить, не работает ли гостиница. Хотя нет. Гостиница в Покровке, а эта деревня  называется… не важно как, но до Покровки километров пятнадцать… А мышцы побаливают  даже после вчерашней ближней ходьбы. Хозяйка сказала, что вдоль лимана тропинка твердая, не песчаная, и там гораздо легче идти. Кофе. Срочно сварить кофе.

Черт, дверь так туго идет… ну вообще не открывается! Перекосило ее, что ли… Толкнув со всей силы, Рита поняла, что открытию мешает какой-то тюк, валяющийся снаружи. Продолжая давить на дверь, ей удалось сдвинуть его с места. В образовавшуюся щель вполне можно протиснуться… Это еще что за дерьмо?!! Не мешок, а человек. Храпит, свернулся калачиком. Жуткий бомж какой-то… одежда вся в грязи, длинные волосы спутаны, голые пятки в глубоких трещинах и просто черного цвета,  а как он воняет… Хорошо, что она закрылась изнутри на крючок, а то среди ночи ввалилось бы такое… с ума сойти! Где хозяйка? Надо ей сказать …

            Нина Борисовна нашлась на огороде, она копала картошку.

-  Там у меня человек лежит под дверью, бомж какой-то. Весь грязный и вонючий, я еле дверь открыла… он спит беспробудно.

-  А… это… это Эдуард. Напился вчера со своими дружками, заявился под утро… Он, это… я видела. Он спал на угольной куче, поэтому вымазался …. Значит, переполз. Сейчас, отволоку его куда-нибудь подальше.

- Так вы его знаете, что ли?

- Так это… ладно, пойду отволоку, после объясню…

Оказалось, что это сын Нины Борисовны по имени Эдуард. Он жил в Очакове, и с каждым годом спивался все больше и больше. Однажды его дом сгорел. Сам Эдуард любит спать под открытым небом, поэтому и уцелел при пожаре…. Продав по дешевке участок, хозяйка забрала сына к себе на косу. А что было делать? Правда, видит она его редко, Эдуард может не появляться неделю-другую, а то и месяц, особенно в теплое время года. В лесу он ест грибы и шелковицу, в поле – ежевику, и рыбу в сыром виде может, если удастся поймать. С ночевкой тоже нет проблем… короче, живет чувак в гармонии  с природой. Но пьет, когда достанет. Может подсобить кому-нибудь по хозяйству, если доверят. Подправить забор или починить сети, или тяжести с места на место перетаскать… что-нибудь простое, но трудоемкое. Заказчики его кормят и расплачиваются самогоном, но только после всех дел. И Эдуард уходит в запой, на пару дней или больше, смотря сколько он заработает…   На этот раз запой был недельным, Эдуард страшно проголодался и пришел к маме. Ночевал он в камышах, на берегу лимана, а там гнездятся пеликаны. Они тяжелые птицы, с трудом набирают высоту. И часто гадят на взлете, облегчаются… особенно по утрам. Вот стая пеликанов и обгадила Эдуарда - хозяйка объяснила, почему он так ужасающе пах… Якобы он добрый и тихий, как агнец, даже говорить почти разучился … природу чувствует, а людей не очень. Правда, бывают у Эдуарда и трезвые дни, тогда он моется в бане и смотрит новости по телевизору. В такие дни  мама пускает его на ночевку в домик, где теперь живет Рита… вот он и хотел туда проникнуть. Голова-то плохо соображает, не понял, в каком он сейчас виде… Нина Борисовна заверила Риту, что больше ее не побеспокоят. Эдуард будет спать в сарае, там его обычное место…

            Но это напрягает, тем не менее. Собираясь в магазин, Рита на всякий случай взяла с собой все деньги, ноутбук и паспорт - домик не закрывается снаружи, не просить же навесной замок. Хозяйка уверяла, что еще ни разу Эдвард ничего не крал, мол, все местные жители знают его честность… раньше не крал, а вдруг решит? Ммда… а когда Рита стирала в тазике свое белье, Эдуард уже проснулся, переоделся в рваное, зато чистое, уселся под навесом и наблюдал… Потом подошел поближе, и так обезоруживающе заулыбался, а глаза добрейшие, преданные, как у верной собаки, только что хвостом не вилял. «Я…я… Э-ээ-дуард…  а  в-в-ас как … это… ну… имя, ну…» Ему явно хотелось пообщаться, но не мог, слов не хватало. Рита быстро прополоскала и развесила вещи, извинилась и ушла в дальний магазин. Который оказался закрытым. Ничего, она уже привыкла… зато хорошо прогулялась. Тропинка, идущая вдоль берега лимана, весьма живописна. Правда, иногда она прерывается заборами участков, которые протянуты на несколько метров в воду, особенно рачительные хозяева там проживают… так что приходится снимать обувь и лезть в лиман, обходить это дело… А вода в лимане желтая, у берега кусками плавает буро-вздувшаяся тина, похожая на жабью шкуру, и еще белесая пена поверх нее… так что лезть по колено в лиман сначала было не очень-то приятно, мало ли какие сюрпризы под этой тиной… но потом Рита привыкла. По неистовому кваканью понятно, что лягушки там водятся, как минимум. Также есть щекотные, но не кусачие юркие червячки… в подмосковном водоеме она бы уже давно напоролась бы на осколок стекла или консервную банку, но тут все чисто, тьфу-тьфу…  Тут вообще чистота какая-то первозданная.  Ни брошенной бутылки, ни бумажки, ни мусорной кучи… наверное, все идет в дело. Ну да, связь с большой землей не ахти какая.У Нины Борисовны десять видов мусора, круче, чем в Европе. Пищевые остатки делятся на куриные, собачьи и кроличьи, котам еду не дают, чтоб мышей ловили. Бумажки собираются на растопку печи, тряпочки на заделку щелей и подвязку винограда, битое стекло на укрепление фундамента столбов,  целые бутылки вкапываются вдоль дорожек… ну остальное Рита не помнит. А надо бы записывать кое-чего, ведь забудется…

            Этот магазин был больше и явно популярнее, чем магазин на Рымбах. Хотя тоже закрыт. Продавщицу ожидало несколько женщин, впрочем, без особой надежды. Вроде если хлеб привезут на сегодняшнем баркасе, Галка откроется, а не привезут, тогда вряд ли… Рита покурила невдалеке, послушала певучую местную речь… Обсуждалась некая  Валька, которая стала сектанткой, кто-то в Очакове ее совратил, и теперь она плавает туда на собрания. А коров бросает на произвол судьбы, и они жрут огороды… Ладно бы только Валькин, но и всех вокруг.  «Вчора у бедной Кати-гниды сожрали весь огород, она аж плакала, бедна… все пропало, картошка уся, капуста уся…» Причем так и говорили «Катя-гнида», без всякой обзывательской интонации, а даже весьма нежно, сочувственно … «Да… вот же бедняга Катя-гнида, как ей теперь зимовать? А надо скинуться, бабы, у кого шо уродилося, да? И поделимся с гнидою…» Смешно. Может, такая украинская фамилия.

            Среди этих местных женщин была девушка лет тридцати, вполне цивилизованного вида … вернее, девушка сидела в одиночестве, под деревом, и читала книжку. Рита хотела пообщаться с ней, но засмотрелась на гусыню с выводком, а девушка в это время ушла… Рита тоже собралась уходить, но вдруг услышала, как сегодня женщина убила гадюку прямо у себя в спальне… «А Несторович смеется – цыц, Люба, лучше мовчи, а то тебя оштрафують, цэ ж преступление… То нормально? Шоб таку гадисть занэслы в Красну книгу?!» Рита подошла и спросила про гадюк, неужели они здесь водятся? «Так тьма! Лиман кишмя кишит, та повсюду они… Я говорю – эка Красна книга?!»  Ужас… Правда, другая тетушка объяснила Рите, что на природе гадюки не кусаются, и в траве, и в воде сами уходят от человека. Поэтому ходить надо неторопливо, особенно по высокой траве. А вот если змея случайно заползает в дом, то может и укусить…

Возвращалась она другой дорогой, обычной песчаной, из-за этих гадюк. Вышло почти на час дольше, чем по лиману… До соснового леса не дошла, да и сумерки бы скоро начались. Коса в этом месте уже довольно широкая, расстояние  от лимана до моря километра три … а леса у них ближе к морскому берегу, так что нужно еще вбок по пескам пробираться. По «кучугурам» иди, сказали ей… это у них так дюны называются. То есть по бездорожью напрямик ближе всего, а дороги петляют. Нет уж, в другой раз…

Нина Борисовна нажарила бычков. Пошел сероводород и они с Эдуардом собрали на море рыбу. Теперь будет, что засолить и посушить… А это не опасно? Рыба точно не отравлена? А то звучит уж как-то… Нет, рыба совершенно здоровая, просто сероводород гонит ее все ближе к берегу,  рыба убегает с глубины в поисках чистой воды, тут-то ее и хватают… еще раз терпеливо объяснила хозяйка. «Некоторые и дохлую берут, и с серыми жабрами забирают на продажу, в Очаков  везут… а я только живехонькую, вон у меня сачок специальный для этого». Интересно… в ближайшие дни Риту будут кормить одной этой рыбой? А потом соленой? Нет, надо будет сказать, что она не большая любительница рыбы, и готова доплачивать за нормальный обед. Нина Борисовна попросила двадцать пять гривен за жилье вместе с питанием, но это ведь копейки, всего пять долларов. Понятно, она пытается экономить. А что? Предложить ей десять, как в той гостинице, и пусть баню каждый день топит, и замок повесит на домик, чего церемониться? Это ж счастье, такие деньжищи по местным меркам…

            Но завести разговор на эту тему не удалось. Хозяйка ушла топить баню – мол, вначале Рита помоется, а уж потом она и Эдуард. Рита сидела за столом под камышовым навесом, пила чай… вернее, какие-то местные травы, заваренные Ниной Борисовной. Запомнились только чабрец, лимонник  и мята. Вообще-то Рита не любитель травяных чаев, но тут, на природе, очень даже хорошо… А Эдуард подбирался все ближе. То курил на крыльце папиросу, то пересел на ящик возле умывальника, потом подошел, попросил сигарету. Рита протянула ему пачку, а он, запинаясь, стал говорить, что лучше сами, своей рукой и всего одну… В конечном итоге скромно присел за стол, но на самый край скамейки. «А Вам м-музыка, ну… не это… ну… нормально? Ну,  не мешает? Н-нравится?» Имелось в виду работающее радио в летней кухне. Какая-то попса. Хозяйка слушала и оставила. Рита сказала, что не нравится, но и не мешает. «А я… вот я м-музыку это… ну… я  ее очень, как это… если плохо, то болит у меня вот тут… сердце, да?» И стал ей рассказывать, как он однажды зашел в церковь и услышал хоровое пение, но какое-то неприятное, то ли фальшивое, то ли бездуховное,  Рита не поняла – «Такое н-не п-правильное, нехорошее очень, ну… не к-красивое, понимаешь?» И от этого нехорошего пения у Эдуарда остановилось сердце, но ненадолго. Когда он понял, что теряет сознание, то выбежал из церкви, и сердце снова пошло… Потом еще пытался сообщить ей про медведку, которая пожирает огород, переживает за мамино хозяйство, оказывается… Потом что-то совсем бессвязное… Он уже так осмелел и разговорился, что не контролировал свою речь, глотал слова. Обращался к ней то уважительно «вы», то дружески «ты» и подмигивал, а может, это нервный тик… Рита сказала, что пойдет к себе, почитает немного… А Эдуард на это: « А я, ну… в двенадцать лет прочел, целых ну… четыре этих тома, как же их…а, Плутарха. И больше ничего уже не хочу. Мне на всю мою жизнь, понимаешь? Не надо мне уже читать всякое … А! Я Коран еще читал, мне Василич дал, вы Коран читали?... Нет? А это… мне там только одно место понравилось, ну… про этого, как его… Мухаммед, он больной на голову, наверное… что у него были такие видения? Или он наркотики принимал, когда пас стадо…

            Рита ушла в свой домик, потому что переносить Эдуарда уже не было сил. К тому же он выкурил полпачки ее сигарет, а здесь ничего нормального не купишь. Якобы в магазинах бывают сигареты, но ведь они хронически закрыты…

Баня представляла собой маленький глиняный домик с печуркой, на которой стояли ведра с кипятком и холодной водой. Воду надо было смешивать в корыте и обливаться ковшом. Но протопила Нина Борисовна отлично – жар стоял такой, что даже голова закружилась… 

  После бани работать не хотелось, но и заснуть не удалось. Рита завесила окошко покрывалом – мало ли, вздумает еще подглядывать за ней… Нет, не будет она ничего доплачивать хозяйке, потому что это наглость. Почему она не предупредила Риту о своем бомжеватом сынке?! Если бы Нина Борисовна сразу сказала, что живет с алкоголиком, вряд ли бы Рита у нее остановилась. И она понимала … А теперь это несчастье будет лезть с разговорами, посидеть спокойно нельзя во дворе… Нет, надо что-то делать. Может, походить по домам, поспрашивать… Хотя тоже неизвестно, на что нарвешься. Так ничего и не решив, Рита нашла на книжной полке брошюру про Луну и углубилась в чтение… Вот так живешь себе, видишь эту луну каждый день, и ни черта про нее не знаешь. Нет, то что там нет воды и атмосферы она знала, конечно… и что Луна всегда обращена к нам одной стороной, вот только почему, не задумывалась. А вот теперь знает, что солнце там включается мгновенно,  без всяких рассветов,  и сумерек тоже не бывает – секунда и полная темнота… и температура в тот же миг падает на 300 градусов, нет постепенного перехода… Что лунный день и ночь длятся по две недели... и что Луна ужасно  намагниченная, поэтому так  влияет на все живое… Эта брошюра заставляет задуматься…. брошюра выглядит так, будто ее уже сунули в печку, но в последний момент пожалели. Столько вокруг интересного, даже в самых привычных вещах, а люди так быстро устают от жизни. Кого ни спроси - все достало, одно и то же каждый день… да она сама не лучше. Ничего ведь толком не знает, ничем особо не интересуется… как будто все и так понятно. Зациклилась на Ване, теперь на этом сценарии…Нет, о Ване она старается не думать. Но ведь не очень получается… Как можно сравнивать Ваню и космический порядок небесных тел? Они все ходят по своим орбитам, там Зодиак, там леший бродит… и это все тайна, какой-то сверхмеханизм непостижимый… Ведь это должно возбуждать, волновать, будить воображение. А ее волнует совсем другое... что это, тупость? Ладно, луна. На Земле мало интересного?  А у каждого свой малюсенький мирочек, и тот уже надоел … с такими мыслями Рита наконец-то уснула.

 

***********

 

 

Проснулась не на рассвете, но довольно рано – в восемь. Нина Борисовна явно ее поджидала, сразу вышла из дома, как только Рита стала умываться. Извинялась за Эдуарда - мол, понравилась ты ему, видать… он вообще ни с кем обычно не разговаривает, дичится. А тут неожиданность прямо… Вот уж спасибо за доверие, этого еще не хватало! Понравилась… Но хозяйка строго-настрого приказала сыну больше к гостье не подходить, не мешать отдыху. К тому же его теперь несколько дней дома не будет – отправился в Покровку на сенокос. Два дня работы плюс три дня пьянки, как минимум. Так что неделю, считай, не появится. Вот это хорошая новость, потому что Эдуард напрягает, хоть и добряк.

            Рита спросила, почему какую-то Катю все время называли гнидой?  Вспомнила вчерашний разговор у магазина. Оказалось, не фамилия, а кличка. Ее так в молодости  прозвали, эта Катя остра на язык. И так прилипла кличка, что до сих пор иначе и не скажешь, Катя-гнида. А относятся к ней хорошо, уважают…

На завтрак Нина Борисовна приготовила оладьи, поставила пиалу с грецкими орехами в меду, сметану, варенье из крыжовника, порезала дыню и арбуз, очень постаралась. После завтрака хозяйка отыскала в сарае шезлонг, весьма старый и линялый, с запахом сырости и, видимо, мышей… но удобный. Рита устроилась под старой раскидистой грушей, набросала заметки на память. После чего отправилась в сторону моря, прихватив два яблока и набрав воды в пластиковую бутылку…

            Морской берег сегодня был густонаселен. Народ хватал живую рыбу. Стольких людей одновременно на косе она еще не видела, похоже, все жители собрались здесь… Может, и не все, но человек двести было. Вода не просто холодная – ледяная. Даже стоя на мокром песке, сводит ноги… мутно-бурая, даже прикасаться противно. И кишит серебристыми рыбными тушками, неестественно извивающимися, плохо рыбе совсем… Весь берег усеян дохлятиной, на солнце она разлагается быстро, и запашок еще тот … Приехала на дикое море, называется. Не верится, что завтра-послезавтра вода очистится и потеплеет. Да уж, явно не везет. Причем на цивилизованных пляжах никогда такого не бывает. Интересно, почему… море ведь одно и то же. Надо как-нибудь выяснить. Старики собирают рыбу на берегу, если не дергается - проверят жабры, и в мешок. Те, что помоложе, охотятся в воде, кто по колено, кто по пояс - ловят сачками. У некоторых уже наловлено по нескольку мешков. И все так возбуждены… нет, не будет она больше есть эту дурацкую рыбу. Ведь не зря считается, что если животное мучается перед смертью, мясо становится  вредным. Поэтому лучше всего убитая на охоте дичь, а свинина-говядина с мясобойни отравлена страхом… Наверное,  это чушь… разве нормально выловленная рыба не мучается, пока лежит и задыхается? Засыпает, говорят…

            Надоел этот разгул жизни и смерти, Рита закурила и собралась уходить. Можно было бы сходить на самый конец косы, но если в такую жару не купаться… Нет, лучше она позагорает на огороде, обливаясь из бочки…

            - Простите, у вас не найдется спичек или зажигалки? Мои отсырели.

            - Да, конечно… пожалуйста.

Точно, это она… та самая девушка, читавшая около магазина. Только вчера у нее был городской вид, а сейчас она больше напоминает косовчанку. Лимонного цвета комбинезон, заправленный в высокие резиновые сапоги, волосы убраны под косынку… в руках  сетчатая сумка с крупными рыбинами. И курит какую-то местную дрянь без фильтра.

            - Спасибо. Отдыхаете здесь?

            - Да, несколько дней уже…

            - Как там Москва поживает?

            - Да ничего, нормально… А что, у меня акцент, да?

            - Ну да, а-акающий, есть немного.

            - А я вас вчера у магазина видела, там, дальше…

            - И я вас видела. Кстати, открылся магазин?

            -  Не знаю, я ушла. Вы тоже здесь отдыхаете? Меня зовут Рита.

            - Дина. Нет, я здесь живу…

            - Что, и зимой?!

            - Ну конечно, постоянно живу…

            - Хм, странно… то есть, вы совсем не похожи... то есть я бы никогда не подумала…

            - Вообще-то я из Одессы… просто мне больше нравится здесь.

 - Да… нет, тут хорошо, природа… Но тут же никаких удобств,  я бы не смогла, наверное.

- Почему? У меня все удобства есть, с этим все в порядке… Скучно бывает зимой, но я читаю.  А вы чем занимаетесь, если не секрет?

- Я сценаристка… пишу сценарии для документальных  фильмов.

- Понятно… я так сразу и решила, что вы пишущий человек. Даже не знаю… просто интуиция. А у кого вы живете?

- У Нины Борисовны.

- А, на Рымбах… а я на хуторах, возле магазина.  Если будете в наших краях, заходите в гости.

- Спасибо, с удовольствием… какой-то хутор? Я не поняла.

-  Нет, это деревня так называется - Покровские хутора. Поэтому говорят «на хуторах». В общем, от магазина первый дом направо, если стоять лицом к лиману…

            Дина проводила Риту почти до самого дома, сначала она хотела зайти к Нине Борисовне, потому что ей скоро понадобится Эдуард для каких-то хозяйственных целей… но побоялась за рыбу. Солнце припекало нещадно, и ни ветерка… Рита так устала, пока шла с моря, даже удивительно, всего каких-то двадцать минут. Облившись из бочки, упала в свой шезлонг и часа два сидела в тени… ни о чем не думая… а это и есть самый лучший отдых.

            А вечером ей пришлось делать картофельное пюре и баклажанную икру. Ничего другого хозяйка съесть бы не смогла – у нее страшно разболелся зуб. Рита предлагала свои обезболивающие средства, но Нина Борисовна не взяла и проделала нечто ужасное. Она нашла в сарае огромный ржавый гвоздь, скорее даже костыль… счистила с него ржавчину, но оказалось, что ее недостаточно. Тогда она откопала в сарае еще какую-то мрачную железяку, потом вспомнила, что в баньке под крышей торчал железный лист, проржавевший насквозь, вытащила и его… затем высыпала эту ржавую труху на противень, прокалила в духовке, потом смешала с медом и затолкала смесь себе в рот. Объяснила, что надо накладывать на больной зуб, но поскольку он верхний, лучше перестраховаться… С набитым ртом хозяйка отправилась смотреть телевизор, приглашая жестами Риту… но Рита ушла в свой домик.

             

 

 

МОСФИЛЬМ  - СЦЕНАРИЙ

 

СЦЕНА  41. «Центральные улицы Москвы». Натура. День. Зима

 

День. Тихая улица в центре Москвы, виднеется церквушка.  Идёт снег, машины едут медленно, людей на улице почти нет, только вдалеке играют дети, да старушка выгуливает двух собачек в ярких меховых одеждах. По нетронутому ещё следами снегу грузно торопится полный парень Николай в расстёгнутой куртке, с кожаной папкой в руках. Он направляется к джипу, стоящему у обочины дороги.

-          Здорово! – приветствует Николай Васю, открывая дверь машины, затем

     усаживается на сидение рядом с ним, тяжело дыша.

-          Привет, за тобой гнались, что ли? – интересуется Вася, заводя машину.

-          Да я, блин, выход из метро перепутал… вышел чёрти куда… думал, опоздаю… - переводит дух, - Марк нашёлся.

-          Да ты что?! – Вася приятно удивлён. – Где же ты его нашёл?

 

Васин джип уже едет по московским улицам…

-           Так я ему каждый день домой звоню, как ты просил, а сегодня он взял трубку – я прямо ушам не поверил!

-          И где он пропадал?

-          А он в Питере в больнице лежал с переломом руки, или ноги, я не понял…

-          А почему в Питере?

-          Так он сам из Питера, оказывается, ехал в гости к родителям и упал с верхней полки… - Николай достаёт из кармана жвачку, отправляет её в рот. -  Кстати, он уже выслал тебе сценарий по е-мейлу, самый последний, который в больнице написал. Смотри, какая машина классная! – впереди Васи едет шикарный сиреневый (или другого необычного цвета) лимузин.  

-          Сейчас мы его объедем, а то тащится еле-еле… - Вася включает поворотник, но поток машин слева не позволяет ему перестроиться, в это время лимузин вообще останавливается (они едут по крайней правой полосе).

-          Чёрт! – еле успевает затормозить Вася, - пьяный он, что ли?

Вася начинает сигналить.

Из лимузина невозмутимо выходит шофёр, распахивает заднюю дверцу, и появляется шикарно одетый чукча Иван (в богемном стиле, с модной причёской), за ним выходит не менее шикарный мужчина постарше, в длинном пальто. Шофёр что-то им объясняет, показывая в сторону ближайшего переулка. Иван и его спутник  направляются в указанном направлении, шофёр возвращается в машину.

-          Это же наш друг Иван… - присвистывает Вася, провожая взглядом мужчин.

Иван и его спутник в этот момент входят в дорогой бутик, служащий распахивает перед ними двери.

-          Ты уверен? Чукчи же все на вид одинаковые…

Сзади начинают сигналить со страшной силой, так как лимузин уже освободил полосу, свернув в переулок, а Васин джип всё ещё стоит…

 

 

СЦЕНА  42. «Спортклуб». Интерьер. День.

 

Тренажерный зал дорогого спортклуба. Съёмки только что закончились, оператор с помощниками собирают и укладывают технику. Режиссёр Марьяна беседует с негром Дмитрием, одетым в гимнастический купальник. Несколько молоденьких девушек, тоже в спортивной одежде,  шепчутся, поглядывая в его сторону, и действительно – фигура у Дмитрия великолепная.  Кругом  разбросаны вещи членов съёмочной группы, несколько человек курит… один парень курит, сидя на тренажере и пытаясь выполнить какое-то упражнение.

В зал входят Вася с Николаем.

-          Привет!– машет ему Марьяна. - А мы уже всё сняли!

Вася подходит, пожимает руку Дмитрию, целуется с Марьяной.

-          Ладно, я пойду переоденусь, - оставляет их Дмитрий.

-          А почему ты так хорошо выглядишь? – рассматривает Вася Марьяну, - влюбилась в кого-нибудь?

Девушка сделала новую причёску, на ней элегантный костюм.

-          Да, вот… в Димку влюбилась, - улыбается Марьяна и кивает вслед  

     удаляющемуся Дмитрию. 

-    Серьёзно? Ну… в общем, я тебя понимаю…

На заднем плане Николай безуспешно пытается отжать какой-то вес, затем уменьшает нагрузку…

 

Несколько человек подходят, обступают Васю.

-          Василий Александрович! Вы мне обещали оплатить билеты на электричку,  – мужчина лет пятидесяти протягивает Васе мятые бумажки.

-          А я инструмент за свой счёт покупал! – тянет чек краснолицый крепкий мужчина.

-          Кофе будешь? – спрашивает Марьяна.

-          Да, спасибо. Все чеки будут оплачены, дорогие товарищи, - успокаивает людей  Вася. - Этим вопросом  теперь будет заниматься Николай…- он идёт к штанге, которую пытается поднять Николай, люди идут за ним, - Николай, как тебя?

-          Семёнович, уфф…– поднимает тот раскрасневшееся напряжённое лицо.

-          Так, по очереди, по очереди… - Николай, тяжело дыша, садится, открывает кожаную папку.

Девушка-ассистент приносит Васе кофе.

- Вот, возьми, - Марьяна протягивает Васе несколько папок, - я их не читала, но

   ребята вроде талантливые, в модных журналах печатаются…

К ним приближается переодевшийся и улыбающийся Дмитрий. Марьяну кто-то зовёт,

она отходит.

-          А как твой друг Иван поживает? – интересуется Вася у Дмитрия. 

-          А мы с ним в последнее время не общаемся, - Дмитрий пожимает плечами.

-          А что ж так? Вы же вроде что-то вместе у Славы снимали…

-   Да ну его, - с досадой говорит Дмитрий, - он даже оператора брать не захотел, сам решил учиться, а сценарий ему написал этот, как его… Славин приятель… А, вспомнил, Илья! И этот Илья вообще всё взял в свои руки, роль мне ещё предлагал… Вообще, блин! С мужиком целоваться в подъезде…

-          Но он снял что-то или нет?

-          Да что-то снял, я не видел… я там был всего один раз – стоит камера, два мужика выясняют отношения, лёжа на диване…

-          Да ты что… – удивляется Вася, - порнуха?

-   Да какая порнуха, одетые мужики, просто ругаются и всё, потом один 

     уходит за сигаретами, возвращается, а этот уже мёртвый. Полный бред,  

     короче. А Ивану всё  это по кайфу, Слава с Ильей ему нравятся, они же    

     такие ласковые, душевные… Я-то думал, он нормальный мужик, просто

     дремучий, а он, видишь, куда…    

-          Подожди, я не понял, он что, стал голубым?

-          Ну да! Во всяком случае, он с ними вовсю тусуется, в клуб ходит каждый день, у него теперь клубная карта…

В зале почти никого не осталось. Рабочие уже вынесли из зала технику, съёмочная группа разбирает свои вещи.

-          Вы долго ещё? – окликает их Марьяна, - Мы уезжаем!

-          Я на рекламе хочу подзаработать и камеру себе купить, - делится с Васей 

Дмитрий, оба уже идут к выходу из зала. - Я сценарий написал, Мучников сказал, хороший.

-          Ну, желаю удачи, - улыбается ему Вася.

Крепкое мужское рукопожатие. 

 

 

СЦЕНА  43. «Коридор Тон-студии». Интерьер. День

 

Вася и Игорь Данилович стоят в коридоре тон-студии, курят.

-           Ну и когда же премьера? – Интересуется Вася

-          Ой… - Лицо продюсера становится озабоченным. - Даже не знаю, что это будет…

-          Как не знаешь?! У тебя фильм уже смонтирован!

-          В том то и дело… Понимаешь, это уже не совсем тот фильм…

-          В смысле? – не понимает Вася.

-          Да понимаешь… Короче, там теперь всё по-другому, а конец мне вообще не нравится…

-          Вы что, сценарий изменили?

-          Ну да, у Гоги каждый день новые идеи, вроде всё прикольно… По сценарию у него заканчивалось тем, что главный герой выздоравливает, а эти двое, ну которые его видения, просто исчезают, растворяются в тумане, и всё… А потом Гога придумал такую фишку, что они от него отделяются и начинают его преследовать, но уже не как галлюцинация, а конкретно, как два мужика, они ездят на черной машине без номеров, ну вот… и короче, заканчивается всё тем, что чувак хочет уехать в другой город, спрятаться у мамы, гонит ночью по пустой дороге и врезается как раз в их машину, и все трое умирают. Гога убедил меня, что это будет круто, я повёлся, а теперь вот не знаю… Как думаешь, нормальный конец?

-          Твой Гога больной на голову, это я тебе точно говорю… - Вася поражён услышанным.

-          Да? Тебе тоже не нравится? – чувствуется, что Игорь Данилович очень расстроен. – Думаешь, я всё испортил? Блин, перед ребятами неудобно…

-          Да нормально всё, Игорь, – успокаивает его Вася, - это ж авторское кино, чего ты паришься?! Снято красиво? Красиво! Закажешь потом пару статей, Гога с журналистами пообщается, всё будет супер!

-          Ты ещё не ушёл? – это выскакивает в коридор Гога, - Вась, а тот твой  

     приятель может сдать дачу на два дня? Для моей подружки, она диплом

     снимает на видео. Там ерунда, один актёр, техники тоже почти никакой…

-          Нет, Гога, он не сдаёт кому попало. Одно дело - я для Игоря просил…  К тому же студентка, деньги брать неудобно…

-          Да есть у неё деньги, триста баксов нормально? Классная девчонка! Я за неё отвечаю, спросишь, ладно? Я тебе позвоню! – Гога убегает назад в комнату.

-          Слушай, ты мне какой-то сценарий обещал, – напоминает Вася Игорю Даниловичу.

-          Ах, да… - они заходят в комнату вслед за Гогой.

 

 

СЦЕНА  44. «Тон-студия». Интерьер. День

 

Тон-студия. На большом экране –  кадр из Гогиного фильма «Раздвоение личности».

Ночная дорога среди полей. Горит красный огонёк светофора. Посреди дороги стоят две столкнувшиеся машины – чёрный мерседес и старые жигули (кадр очень напоминает ту ситуацию, которая произошла на самом деле). Камера объезжает машины по кругу и мы видим прижатые к стёклам лица бритоголовых мужчин, по всей видимости они мертвы, а также безжизненное тело водителя жигулей с запрокинутой головой. Из темноты появляется мальчик-близнец. Он медленно подходит к телу водителя жигулей, внимательно на него смотрит…

 

Параллельно с изображением на большом экране мы видим  работу женщины – шумовика. Рядом с ней находится множество предметов – дощечки, металлические палки, лист жести, воздушный шарик и т.п. Глядя на экран, женщина наступает на какие-то дощечки, имитируя шаги мальчика…

Гога вместе со звукорежиссёром сидит в соседней, отгороженной стеклом комнате перед монитором с изображением того же самого кадра.

Звукорежиссёр доволен, он показывает Гоге большой палец – «класс!» и говорит в микрофон: «Прекрасно! Это мы сделали…»

-          Когда смотрю на его рожу, блевать хочется! – делится Гога со

     звукорежиссёром, кивая на экран. – Это же надо, ребёнок, а уже такая 

     сволочь…

 

 

СЦЕНА  45. «Квартира Маши-2». Интерьер. Вечер. Зима

 

Вечер. Маша сидит на широком подоконнике в своей квартире, с телефонной трубкой в руках. Вася разбирает свои папки.

-          А откуда у вас этот телефон?… – вежливо спрашивает Маша. – Понятно. 

     Хорошо, я вас поняла, мы подумаем и перезвоним вам на следующей

     неделе… Мне тоже было очень приятно, до свидания, - отключив телефон, 

     она берёт сигарету, обращается к Васе. -  Это дурдом! Ты понимаешь?! Я не  

    знаю, как  разговаривать с этими людьми! – Маша нервно расхаживает по 

    комнате.   Мало того, что я лично моталась в эту дыру на переговоры,  

    теперь они заявили, что больше пяти тонн в год освоить не смогут, а рекламу 

     хотят за мой счёт! Они сумасшедшие, да? Называют себя крупнейшим 

     заводом России! Стоят три сарая за забором и ещё чего-то хотят!

-          Ты же знаешь, что бизнес в России ещё не наладился… - успокаивает её Вася.

-          А секретарша даёт им мой домашний телефон! Она должна что-то 

     соображать или нет?! Дура! – не унимается девушка. – Куда делись все 

     зажигалки?

-          Ну Маш, ну перестань нервничать… - Вася подходит к ней, даёт прикурить.

-          И, главное, говорят таким тоном, как будто делают мне одолжение, понимаешь? И я не знаю, как себя с ними вести, вот что противно! Здесь другая логика должна быть, что ли…- Маша постепенно успокаивается. – А папа меня предупреждал, между прочим… - затягивается сигаретой, - а я всё равно хотела в Москву, подружки, всё такое… Где все эти подружки? Совершенно чужие тётки, пару раз встретились и перестали общаться.

-          Слушай, а может тебе просто твой бизнес надоел? Так давай вместе кино заниматься! – предлагает Вася.

-          А в кино у вас всё по-другому? – усмехается Маша.

-          В кино у нас всё ещё хуже, но это хотя бы весело.

-          Это тебе весело… Нет, я просто больше не хочу жить в России. Хочу домой,      

      вздыхает девушка.

 

 

******

 

 

Маша хочет домой в Париж, а Рита в Москву… Нет, вспоминать все это будет прикольно … Ну нет, зачем в Москву? Можно доехать до Одессы, пожить в гостинице, походить на нормальный пляж… Экзотика доконала. Что такое эта коса? Морковка, быстро расширяющаяся к основанию, с одной стороны море, с другой - лиман. Там, на хуторах, до моря часа полтора идти, наверное… Но поселиться у этой бабы Аграфены, как предлагала хозяйка, или у безрукой тетки… нет, на Рымбах уже неохота. Тем более, что Дина наверняка сможет посоветовать, у кого лучше… лучше всего у нее самой. Хотя если она собирается нанять Эдуарда… Блин, он что тут, на всю косу один наемный работник? Или просто самая дешевая рабсила… ну да, за бутылку самогона готов на все…

Рита устала и присела отдохнуть в тени акации. Хорошо, что рюкзак хоть не очень тяжелый. Нина Борисовна настойчиво пыталась всучить ей килограмма три яблок и что-то еще, но Рита была непреклонна, и правильно. Взяла только бутылку с водой, которая уже заканчивается. Воду можно попросить у кого-нибудь по дороге… И как назло сегодня выходной у этих баркасов, а то бы уехала отсюда на хер… Воздух пахнет хвоей, уже виднеется сосновый лес, говорят, там сейчас полно белых грибов… или уехать? Или расслабиться, пусть как идет… Ну, подумаешь, первый блин комом… а на что она рассчитывала?  В таком месте всегда сюрпризы. Люди в Египет брезгуют ездить, в пятизвездочные гостиницы, потому что сервис их не устраивает и арабы раздражают. А она приперлась на эту косу и еще чего-то хочет… Не Канары. Зато природа такая… своеобразная. Дышится легко, тишина… рассветы-закаты невероятной красоты, особенно закаты… даже комаров почти нет, а она столько средств накупила. Где еще, на каком курорте можно в полнейшем одиночестве пройтись по полям, встретить куст ежевики и обожраться до отвала? Или она уже устала от одиночества… что значит от одиночества? В Москве сама ни с кем не хотела общаться, закопалась с этим сценарием…

Интересно, как тут можно жить? Тем более такой вменяемой с виду девушке, как эта Дина? Что-то произошло у нее, наверное… главное, не лезть к человеку с расспросами, Рита и так уже наговорила лишнего – я бы так не смогла, без удобств… Как будто ее кто-то просит тут жить. А если человек живет, значит, ему нравится… или есть серьезные причины. Так. Надо идти. А то задумалась и вытащила вторую сигарету…

Совершенно не выспалась. До четырех утра работала, причем собиралась сделать еще пару сцен, наконец-то оформилась идея, на чем погорит Василий… но тут стал ломиться этот придурок. А он, видать, еще раньше скребся в дверь. Потому что раздавались странные звуки. Рита не обращала внимания, мало ли, от ветра что-то скрипит… а может, маленькие котики разыгрались, или мамаша учит их ловить мышей, прошлой ночью учила. Только когда Эдуард начал откровенно стучать, Рита оторвалась от сценария. «Откройте, откройте… пожалуйста, откройте…» Сначала канючил, а после стал колотить ногами. Рита пыталась его урезонить, просила уйти и мешать спать, но какое там… Как потом выяснилось, в Покровке он хорошенько набрался, и вдруг случилась оказия – какой-то мужик решил среди ночи ехать на мотоцикле на Рымбы, и  подвез Эдуарда.  И вот он стучит, мычит, всхлипывает, грозит… угрожал он уже в конце, совсем мозг заклинило. Но страшно! Рита нашла под кроватью  чугунный утюг, приготовилась  обороняться. Хорошо еще, что окошки в этих мазанках такие, что взрослому не пролезть. А Нина Борисовна  ничего не слышит, одна надежда, что в пять она встанет доить коров… так и получилось. Из бессвязных возгласов она поняла, что ему не домик его понадобился, а она сама. «Мне это, ну…. понимаешь, если бы женщина у меня, я бы это… я нормально хочу, понимаешь, мне женщина нужна, понимаешь…» Вот такой ангельский характер. Короче, мрак. Хозяйка подоспела во время, Эдуард уже грозился поджечь домик, если Рита ему не откроет. Мать отхлестала  Эдуарда по щекам, загнала к себе в дом и закрыла на замок. Не думала, говорит, что он такое способен… за всю жизнь такого не было… это понравилась ты ему сильно, видать… мужик, все-таки… Рита расплатилась за прожитые дни и уже собралась уходить, но Нина Борисовна так расстроилась, так просила еще поспать пару часиков, мол, Эдуард под присмотром и закрыт, куда идти в такую рань? Рита осталась и даже честно пыталась уснуть, но не вышло…

На магазине – замок. Как всегда… а она хотела расспросить у продавщицы, у кого можно снять жилье. Ладно, есть повод зайти к Дине. Справа от магазина, так… если первый дом, то без вариантов. Только калитки не видать… железные ворота наглухо закрыты, еще и колючей проволокой перемотаны.  А, вроде она говорила, что вход со стороны лимана…

Рита обошла усадьбу по берегу и с трудом обнаружила деревянную калиточку, заросшую каким-то вьющимся растением. Звонка не увидела, покричала хозяйку, ответа не получила и вошла… Участок Дины не такой ухоженный, как Нины Борисовны…  даже весьма диковат, кругом заросли крапивы, ай, жжется… и какие-то колючие стебли цепляются за одежду. Тропинка еще ничего, идти можно, но эти сорняки вокруг почти в человеческий рост… а паутины, боже! Сколько тут паутины! В этом сезоне на косе нашествие пауков, Нина Борисовна каждое утро проходит по двору и огороду с веником, снимает паутину. А тут паучье царство … и огорода нигде не видно, сплошные заросли… Каждый год случается «биологический бум», как выразилась Нина Борисовна – то лягушки расплодятся, то ежики, в пошлом году были ящерицы, сейчас пауки… хорошо, хоть не гадюки. Гадюки в норме. И первыми не нападают, хозяйка это подтвердила… Ммда, столько места пропадает…и она тут постоянно живет без собственного огорода.

Во дворе оказалось довольно чисто, домик добротный, и не хатка с камышовой крышей, а двухэтажный и кирпичный. Но закрыт, и вообще никаких признаков жизни, и летняя кухня закрыта… Рита покричала во дворе, даже постучалась в окна… никого. И дальше идти некуда. Хотя участок довольно большой, за этим  чистеньким двором снова начинаются непролазные кущи… Рита попробовала прорваться к соблазнительной яблоне, но так можно и загар ободрать. Длинные стебли почти без листочков, зато густо покрытые мелкими колючками, у них на даче в Крекшино тоже росла похожая дрянь, дедушка называл «дереза» и вел с ней борьбу... А там и груша, и абрикоса виднеется…  черт! Голод подступает. А где взять еду?! Магазин, как всегда закрыт… а там и продуктов никаких нет, наверняка… сухари и прошлогодние консервы, в лучшем случае. Нет, надо искать жилье, заходить в каждый дом и спрашивать… А то вдруг эта Дина вообще сегодня не придет? Да и на хрен она ей сдалась? Ладно. Можно еще полчаса подождать…

Рита присела на скамейку, но заметила кучу сухой травы, да еще и в тени стены дома. С удовольствием разлеглась на этой траве, покурила, тщательно затушила окурок… и даже не заметила, как уснула…

 

 

ЗАМЕТКИ НА ПАМЯТЬ

               Дина

 

Я поселилась у Дины, причем бесплатно, деньги ей не нужны. Просто пожалела меня, ну и чем-то я ей понравилась, не без этого… Дина не держит скотину и не растит огород. Для местных жителей все просто – Дина одесситка, сдает квартиру в городе и этих денег вполне достаточно для жизни на косе. Хотя за деньги здесь ничего не купишь. Разве что молоко или яйца у местных, овощи-фрукты в сезон (хотя мало кто продает, им самим не хватает), хлеб в магазине (если завезут), а также гвозди-носки-расчески, это добро всегда там лежит. Поэтому все необходимое ей доставляют катером прямо из Одессы. Люди думают, что Дина не может прокормить себя в городе, вот и поселилась там, где жизнь подешевле. А хозяйством не занимается по причине неприспособленности к тяжелому деревенскому труду.  К тому же она сильно умная, читает что-то целыми днями… Никто и не догадывается, что на катере (а это личный катер ее мамы) Дине привозят такие деликатесы, каких даже я не видывала. В подвале стоят два огромнейших холодильника. Дина сказала, чтобы я брала все, что захочу, а готовить обеды-ужины она не любит, разве что иногда, по настроению… Что сказать? Десятки видов швейцарских сыров, фуагра, гигантские креветки и прочие морепродукты, дорогие французские вина, экзотические фрукты, из которых я узнала только манго и авокадо… это первое, что бросилось в глаза. Вот только курит она местную гадость без фильтра, «Пойма» называется. Со вкусом… трудно с чем-то сравнивать, примерно как покурить тряпки, завернутые в газету. Но ей нравится.

У Дины своя автономная электростанция, так что она не зависит от перебоев с электричеством. На косе по нескольку дней не бывает света, потому что высоковольтные столбы плохо держатся на песке и заваливаются от сильного ветра, особенно зимой.  Есть маленькая сауна, тоже в подвале, и  бытовая техника самая навороченная, от стиральной машины до кухонного комбайна… Ванна и туалет, как в лучших домах. Вода накачивается из скважины на участке, как у всех, электронасосом. Но местные включают насос и набирают пару ведер или корыто, или подсоединяют шланг для полива огорода. А у Дины на крыше находятся  два больших бака, для горячей и холодной воды. Использованная вода стекает прямо на участок, канализация тоже, но в специально вырытый  резервуар, который каждые три года выкапывается на новом месте.  Телевизор и компьютер Дина не держит принципиально, зато музыка какая хочешь… В непролазных зарослях ее участка оказался тайный проход, ведущий вглубь, как раз туда, где растут фруктовые деревья. Сразу его не заметишь (да и не сразу), надо знать. Отставляешь в сторону куст, который не растет, просто маскирует узкий туннель, и через метров десять-пятнадцать попадаешь на полянку для отдыха, законспирированную со всех сторон зеленью. На всякий случай, чтоб не было разговоров, ведь иногда к ней заходят местные жители. Низкая беседка с подушками, в которой она любит читать, надувной бассейн метров пять в длину, каменные горки с цветами. Причем на косе больших камней нет вообще, их завезли катером.

Дине тридцать один год, как и мне. История ее вкратце такова. Закончила филфак Одесского университета, но в школе работать не хотела,  а заниматься филологической наукой тем более. Мама Дины работала в городской администрации. Я даже не знаю, с большой это буквы надо или с маленькой. В Горсовете, это уж точно с большой. В начале 90-х мама стала важным человеком, правой рукой (или одной из правых рук) одесского мэра по фамилии Гурвиц. А главой Одесской области был некий молдаванин Боделан, или Бодулан… или Бодилан. Что-то в этом роде. Гурвиц с Боделаном почему-то страшно враждовали. Обзывались матом прямо из телевизора, и угрожали друг другу расправой. Такие были бандитские времена, что даже еврей из хорошей семьи (это Гурвиц) распустился не на шутку. В конце концов, Боделан победил Гурвица и сам воцарился мэром. Зачем ему это понадобилось, я так и не поняла – должность главы области вроде круче должности мэра. Но в подобных материях я никогда не разбиралась. Так что пишу, что запомнилось. Свергнули Гурвица в 1998-ом. Экс-мэр пустился в бега и скрывался где-то в Крыму, также пустились в бега его главные приближенные, в том числе и Динина мама. Потому что финальная схватка еврей-молдаванин была кровавой, народу полегло немало. Убивали журналистов с той и с другой стороны, приближенных, членов их семей и случайных прохожих.... Мама Дины скрывалась рядом с боссом, в какой-то военно-морской  части, охраняемой до зубов. А Дина не захотела там жить, хотела уехать в Москву, окунуться в культурную среду.  Но мама категорически воспротивилась, в Москве уже кой кого «вычислили и замочили». Нужно было отсидеться в глуши. И тогда Дина купила этот домик… вернее, купила обычный домишко и перестроила. Просто пригнала по лиману баржу с рабочими и стройматериалами, и за пару недель все было готово.

Надо сказать, что одесситы больше симпатизировали еврею Гурвицу, все-таки Одесса-мама, город с юмором… а Боделана считали тупым и мрачным молдаваном. К тому же Гурвицу сочувствовал Киев, в лице тогдашнего президента Кучмы. Поэтому экс-мэр собрал силы для решительного броска, и ему удалось  выставить свою кандидатуру на выборах 2002-го года. Но опять победил Боделан. Ясное дело, незаконным путем – ведь большинство одесситов проголосовало за своего любимца Гурвица.  А Гурвиц тоже не промах, взял да и подал судебный иск об отмене результатов голосования по выборам мэра, и выиграл его. Само собой, суд тоже был не ахти какой законный, потому что все материалы дела вскоре бесследно пропали, типа украли их… Зато на этот раз обошлось без жертв, любители Гурвица и Боделана подрались немного у здания суда, и милиция всех разогнала. Не те нынче времена. В общем, Гурвиц отобрал кресло мэра, изгнал из города Боделана с родственниками, на все важные посты назначил своих людей. Так что Дина могла бы вернуться в одесскую квартиру, но ей  нравится жить на косе. Про личную жизнь она не рассказывает, я не спрашиваю.  С местными общается доброжелательно, но минимально. Говорит, что все здесь страшные сплетники и фантазеры, особенно Катя-гнида, так что не зря ей кличка дана.  Однажды, пару лет назад у Дины гостили шведы-фотографы, пожилая супружеская пара. Они делали в Одессе выставку, узнали про косу (от Дининой мамы) и приехали поснимать. Причем приплыли на обычном катере, вместе с народом. Разговоров было! Иностранцы приехали косу покупать. Щось строить будут… може аэродром? Та ни, ископаемые шукають, нефть мабуть… Мимо Дининого дома так и шастали бабушки, подкарауливали… А  в Одессу шведы отплыли на мамином катере, который  пришел ночью, и никто не заметил, как они уехали. Ну и Дине в голову не пришло поставить народ в известность. И вот поползли слухи, что иностранцы пропали, сгинули… и скорее всего убиты. С целью ограбления, конечно. Ведь доподлинно известно, что с косы они не уезжали. Кто-то, а билетер Витя знает, кто садится на катер, а кто нет… А кто убил? Понятное дело, Динка. И трупы наверняка закопала. На своем же участке, где черт ногу сломит… И так Катя-гнида себя распалила, что не поленилась, съездила в Очаков и привезла с собой следователя. Дина обалдела – вваливается мент по подозрению в двойном убийстве… Когда  все выяснилось, Катя ходила ниже травы, перед Диной заискивала, даже предлагала поделиться навозом, может удобрить что надо… Дина поинтересовалась – почему вы лично у меня не спросили, где иностранцы? Та пожимает плечами, неудобно, мол, про такое спрашивать, вроде не мое дело.... бабы обсмеяли Катю-гниду за излишнюю бдительность, но ведь сами подозрительно косились, замолкали как по команде, когда Дина входила в магазин… Тут почти про каждого существует легенда. Такая южно-украинская забава. Например, пожилой мужичок поселился на косе, купил дом. Одинокие тетки сначала с ним кокетничали, замуж хотели, а он не реагировал. И вдруг поползли слухи, что деньги, на которые куплен дом, мужик награбил во время наводнения. Мол, там, где он раньше жил (а где, никто не знает) случилось сильное наводнение, всю деревню затопило, и он своровал деньги и ценные вещи из брошенных впопыхах домов…  Плавал по домам на своей лодке и рылся в чужих вещах. А одного ребеночка, который тонул и просился в лодку, вообще огрел веслом, чтоб не приставал. В этом месте принято смахнуть слезу и тяжело вздохнуть... А еще есть Афанасий по кличке Синяя Борода, у которого умирают жены. Умирают они от непосильной работы, мужик  уж больно хозяйственный, сам трудится и жену заставляет… он привозит их из Очакова, потому что местные к нему в жены не идут. Что-то я увлеклась изложением местных сплетен. Пойду лучше приготовлю салат из тигровых креветок и брюссельской капусты. И выпью бокал сухого вина.

 

 

                                                            ********

 

 

- А для чего тебе нужен Эдуард?

- Хотела каминные дрова в сарай перетащить, а то их с каждым днем все меньше становится. Меня не было дома, когда их выгрузили у калитки, а народ, сама понимаешь … а, не важно. Еще привезут.

- Так давай я перетаскаю, физический труд полезен для здоровья…

- Еще чего!  Я и сама могу, только зачем… в следующий раз будут лучше соображать, что значит - привезли и вывалили? Рома не знает, что калитка у меня всегда открыта?!

- Рома это кто?

- Капитан.  Сказал бы своим матросам занести во двор … я позвонила - ты чего, говорю, Рома, совсем офонарел? А он мне стал рассказывать, как они сильно  спешили, и смеркалось уже… Я знаю, куда они так спешили - в Севастополь к блядям. Отдых от семьи, рыбалка у них там типа… Так что ничего, еще раз привезут и больше не будут спешить …  А, хотела еще побаловать Эдуарда приличной водкой, все-таки он душевный человек.

- Кто ж спорит.

- Нет, конечно, он уже скорее животное… живет инстинктами и говорить почти разучился… С другой стороны чем он хуже Кати-гниды, которая умеет говорить…

Они сидят на «тайной» поляне, тут же бродят и трутся об ноги жирнющие холеные коты. Видели бы соседи, чем Дина их кормит… может сама не позавтракать по-человечески, а котам каждый день варит новое блюдо, никаких «вискасов» и сухих кормов. Сегодня приготовила баранину и взбитые сливки с витаминным сиропом. Третий день пошел, как Рита здесь живет, и даже выходить неохота. Море очистилось и потеплело… говорят. Но выходить было лень… только и делала, что валялась в тени и на солнышке, ела пять раз в день,  пила алкогольные  напитки и болтала с Диной, она весьма разговорчива, но не напрягает, наоборот, у Дины приятный тембр голоса, такой тихо-воркующий, размеренно-философский. А… ну еще каждый день они смотрят закат на лимане и сходили в магазин за Дининым куревом. «Ди-ин! Магазин открылся!» - это была первая ласточка, вслед за ней мимо  калитки прошло еще с десяток возбужденных людей и все оповещали хозяйку – магазин открыт! В магазине была очередь, брали хлеб буханок по десять. И когда он вскоре закончился, многие разошлись. Им хлеб не был нужен, Дина купила два блока своей «Поймы», а Рита  ножницы для ногтей, как ни странно, здесь оказавшиеся.  Какой-то крупный мужик на тощей лошади приглашал их в гости попробовать молодое вино, тетка спросила, не сестры ли они, а то похожи, еще одна бабка стала причитать, что ей насчитали больше электричества, чем она сожгла… спрашивала, как у Дины с этим обстоят дела? Дина серьезно вникала в ее бормотанье, выражала внимание и сочувствие… На двери магазина висело объявление, что в воскресенье в клубе состоится собрание по поводу дополнительной нарезки земли. Дина сказала, что пойдет, ей надо что-то узнать. Продавщица была как скульптура, с «булавочной» головой на огромно-колышущемся теле, каждый шаг давался ей со вздохом, и смотрела она в самую середину глаз покупателя (Ритиных, во всяком случае) с такой невысказанной обидой, что хотелось извиниться и поскорее уйти. Дина сказала, что  продавщица забирает ходовой товар типа хлеба, пива и курева к себе домой, потому что ей некогда рассиживаться за прилавком,  на ней одной хозяйство держится. Но застать продавщицу  дома тоже гиблое дело, в Покровке проживает ее престарелая мама, за которой нужен уход, а на переезд мама не соглашается… Надо думать, что если обычный человек идет в Покровку около трех часов, то эта продавщица-гора часов шесть … нет, вообще не ясно, как она может покрывать такие бешеные расстояния…

            Сегодня воскресенье, Дина пойдет на собрание, потом еще куда-то на поминки… можно будет поработать, потому что идти на море  уже поздно, лучше завтра с утра и на весь день… Да… все-таки загадка. Как может образованный человек прозябать в  этой глуши?  Добровольно. И говорит, что ей не скучно… Читает европейских философов, постоянно заглядывает во всевозможные словари. А день у нее начинается с кофе и расклада карт Таро. Что тут можно предсказывать? Забредет ли в огород чья-нибудь наглая корова? Так и огорода у нее нет… или откроется ли магазин? Наверное при такой жизни каждое событие приобретает исключительную важность… Вот и сейчас тоже - разложила карты и углубилась в чтение толстой книги, с которой не расстается с утра, что-то  выискивает, делает пометки карандашом.

            - Дин, а ты могла бы мне погадать?

-  Что? А, погадать... Я же не гадаю, просто так  раскладываю…

- В смысле? Пасьянсы?

-  Ну, не совсем … это карты Таро, ты знаешь, да? Не простые игральные.

- Ну конечно. У меня подруга увлекается, причем иногда очень точно предсказывает.

-  Предсказывать мне тут нечего, событий все равно никаких. Чему я, кстати, весьма      

    рада… а как вариант развлечения Таро вполне подходит.

- Типа медитации? Но ты же все равно о чем-то спрашиваешь? Или просто раскладываешь… но если нет вопроса, то какой смысл будет в сочетании карт?

- Ну… вопросы могут быть любые, не конкретные… ну например, для чего я живу? Или там… какие качества характера мне мешают… Такой способ самопознания личности, вообще Таро больше философия, чем гадание.

- Но ты же можешь гадать? Если захочешь.

- Так я не хочу, у меня такой принцип. Ненавижу это все…

- Что ненавидишь?

- Гаданья всякие, ясновидение, магию…снятие порчи и прочий бред собачий.

- То есть не веришь? Но есть же что-то такое…

- Есть конечно! Я же до семи лет жила в деревне вдвоем с бабушкой. Мама училась в институте, отца моего вообще никто не видел, кроме мамы… а бабушка была целительницей, заговорами лечила.  Заговаривала по книге, которая потом пропала, слава богу…  к ней постоянно приезжали, всегда полный дом людей, что-то вылечивала, наверное. И у бабушки постоянно были видения, про которые она мне рассказывала… И у меня тоже начались галлюцинации, я лежу в кровати, например, но в то же время встаю и хожу вокруг нашего дома, заглядываю в бабушкин флигель, вижу что ей плохо… А потом уже бегу туда по-настоящему, а ей таки плохо, она зовет меня, стонет, но шепотом… Все смешалось, короче, я уже не понимала, где реальное, а где нет. А к бабушке как раз повадились злые духи на джипе приезжать…

- Как на джипе?

- Ну так. Она говорит – приезжает четверо мужиков, средних лет, оставляют джип под окном, причем с работающим двигателем, заходят к ней и давай бегать по стенам и потолку. У нее от этого раскалывается голова, жутко ломит виски, а они еще кричат и улюлюкают. Короче, издеваются над бабушкой. А как набегаются, начинают ее душить. Но внучку, меня то есть, почему-то боятся… это она со временем осознала. И поселила меня тогда в своей комнате. А до этого я жила через стенку и дико боялась, что духи задушат бабушку насмерть, а я не услышу. Проковыряла ножиком дырку в стене и по ночам прислушивалась, не зовет ли она меня на помощь… а бабушка часто стонала во сне, и я сразу же колотила в стенку и орала, чтоб злые дядьки убирались вон. Короче, еще немного, и психике моей - кранты.  Я была уверена, что это в порядке вещей - духи бродят вокруг и люди их видят, только у меня с этим плоховато… ну а как? Если бабуля вешает белье во дворе и мне так, невзначай – «Дин, смотри-ка, покойный Петрович с кладбища пошел…». Или там… бабушка лежит на полу и смотрит на икону Пантелеймона целителя, такими остекленевшими глазами, неотрывно. И я знаю, что она с ним общается, стараюсь не мешать…  А однажды она вот так лежала, а потом вдруг схватила меня за руку и говорит «Ты его видишь, Дина? Видишь, как он спускается к нам с иконы? Какие лучи у него из глаз, и весь сияет…ой, Диночка, что-то я плохо слышать стала. Скажи скорей, что он говорит?!» И я тру глаза изо всех сил и всматриваюсь в эту икону, ни хрена не вижу, разумеется… Но бабушка так волнуется, что я уже начинаю видеть светящегося человека и даже понимать, что он говорит… В общем, мама меня забрала и с тех пор никакой мистики со мной не приключалось.

- А бабушка еще жива?

- А она в тот же год умерла… погибла. Возвращалась с поезда в темноте и упала, и маленький колышек вошел ей прямо в сердце, мгновенная смерть. Но странная смерть, да? Может и правда я у нее была вроде защиты… Короче говоря, все это меня дико раздражает. Чистая бесовщина. И она существует, это точно… А потом в Горисполкоме вся эта ерунда началась, и маме тоже пришлось участвовать, меня это просто добило, я даже с ней поругалась… а с другой стороны, у нее не было выбора, разве что вообще уйти оттуда. А уйти куда? Я, кстати, думала об этом, даже Таро раскладывала …

Как бы Дина не открещивалась от гадания, здравый смысл подсказывает, что за этими каждодневными раскладами кроется некая душевная травма… скорей всего любовная. А не просто медитация или изучение символов Каббалы… Сама же сказала, что у них в семье мужчины не задерживаются, и так происходит уже несколько поколений… может быть это и пытается разгадать? Или с ней самой что-то случилось… Это же не нормально, что тридцатилетняя девица окопалась на косе, пусть и с удобствами. Но говорить об этом не желает, типа все нормально, просто здесь лучше, чем в городе. Ну и ладно… хотя интересно.  У Дины светлые волосы почти до пояса, очень густые и очень прямые, а ресницы почти черные, и все натуральное, она не красится… но брови щипает, это видно. Ее не назовешь красивой, сказать «миловидная» тоже нельзя, это определение ей не подходит…наверное потому, что лицо выглядит слишком строгим. Хотя все черты правильные, не к чему даже придраться. Прямой нос, не длинный… глаза миндалевидной формы, разве что чуть-чуть глубоко посажены… лоб не узкий и не высокий, соразмерный. Вот рот очень странный, точно, все из-за него. Губы слишком тонкие и выглядят совершенно одинаково, никакой разницы между верхней и нижней губой … как будто щель, прорезь какая-то на лице. Когда Дина что-то рассказывает, у нее слегка удивленное лицо, одна бровь приподнята сильнее… и можно быстро потерять смысл, потому что такая мерно-бубнящая речь укачивает, она почти лишена интонаций, как бы на одной ноте…  Вот и сейчас. Рита отвлеклась немного и утратила нить, вот о чем она сейчас… о какой-то магии, и ее мама почему-то в этом принимает участие… мама же вырвала ее из бабушкиных лап, не понятно…             - Дин, извини, я что-то упустила, про эту магию… я не поняла, при чем тут твоя мама.

 

- Ну как, если у всех они были, то и у нее… у некоторых вообще были маги всех

концессий, и специалисты по Вуду, и китайские колдуны, и эскимосские шаманы с украинскими мордами, короче, разные проходимцы… А одна уборщица Люба общалась с духами предков, у нее внезапно проснулся дар, и к ней тоже обращались с вопросами … Причем не только у начальников, у каждой секретарши имелось по парочке экстрасенсов, мама их электросексами называла. Смеялась-смеялась, а у самой тоже был маг Константин, абсолютный придурок. Но с дипломом белого мага… а еще у него была справка про сверхмощное биополе, якобы его проверили в каком-то киевском НИИ. Короче, бред собачий, но они устраивали там совещания, сопоставляли показания своих личных астрологов …

- Там это где?

- В смысле?

- Ну, где они устраивали совещания?

- В Горисполкоме, где же еще… каждую пятницу. Это потом уже всем стало

ясно, что магия магией, а надежней всего покупать милицию. Пока Гурвиц совещался

с  астрологами и проводил ритуалы, Боделан проплатил ментам и они выступили

на его стороне… Собственно, в девяносто восьмом это все и решило. На этих

выборных точках что творилось? Менты все оцепили, ни один народный наблюдатель

или как их там называют… туда не прошел, подменили  бюллетени и все дела. Ну вот, а мама молчала про все эти колдовские дела, пока я сама не увидела.  Зашла однажды к ней на работу, что-то мне срочно понадобилось узнать, не помню уже … А все руководство находилось на важном совещании, причем с вражескими областными представителями, с людьми Боделана. Секретарша сказала номер кабинета, я его нашла, решила подождать в приемной. Вхожу в приемную, а там на стуле сидит мужик и делает такие размашистые пассы руками, как будто плывет, и что-то бормочет … а пассы направлены на дверь, за которой идет заседание. И даже не заметил меня, так был увлечен. Я села себе, читаю, только минут через пять он понял, что не один, вскочил со стула, отошел к окну, смутился ужасно. Я ему говорю – да вы не стесняйтесь, продолжайте, я просто маму жду. А он мне что-то лепит про погоду, мол, золотая осень наступила, красота… И тут заседание закончилось, и первым из кабинета выскочил начальник по безопасности, специально, чтоб враги не засекли экстрасенса. Увидел, что тот со мной беседует, и как зашипит –  так ты гад, прохлаждаешься?! А у нас там все сорвалось!  И ушел с матюками, а экстрасенс за ним припустил, как провинившийся пес. Ну вот, после этого случая мама мне и рассказала, как они развлекаются. Ой, а почему тень уже там? У тебя часы с собой?

- Двадцать минут пятого.

- Ну ничего себе заболталась. Собрание уже началось, хотя пока все соберутся… но все равно пойду. Ты на море? Где ключ лежит, помнишь?

- Да завтра уже на море… я  лучше поработаю.

Дина ушла на собрание в платье от Армани и кожаных сапогах Фенди. И все из последних коллекций, мама периодически обновляет ее гардероб… Правда, эти супер-дорогие шмотки в здешних условиях недолго имеют вид, как и любые другие, впрочем. Рита уже разодрала новые брюки о гвоздь, торчавший в двери магазина, в  шлепанцах раскрошилась подошва, а все прочие вещи измазаны зелеными и коричневыми пятнышками, которые отстирать невозможно, разве что специальным пятновыводителем. Это от мелких насекомых, которые врезаются налету. Им конец, и вещам тоже… Вся эта мистика функционеров -  чумовая тема, конечно… Так и просится в рассказ. Или вставить в сценарий что-нибудь эдакое… вроде туда не клеится. Но про мистику надо записать, может потом и пригодится… и про бабушку не забыть. Наверное, лучше прямо сейчас, по свежим следам… или пусть еще что-нибудь расскажет, тогда уж сразу. Да, надо сосредоточиться на «Мосфильме», нельзя так распыляться. Любая тема утомляет, если ее долго мурыжить. А если автору тошно, остальным тем более… 

 

 

 

 

МОСФИЛЬМ  - СЦЕНАРИЙ

 

 

СЦЕНА  46. «Милая девушка». Интерьер. День.

 

-          Так вам не понравилось? – тихо спрашивает скромно одетая девушка с  

     гладкой причёской.

Вася сидит за столом в просторной комнате - офисе сериала «Фотограф» и задумчиво крутит в руках игрушку на пружинке. Девушка сидит напротив него.

В офисе находятся ещё двое - за соседним столом женщина работает за компьютером, Рома, стоя у окна, с кем-то игриво прощается по телефону.

-          Ну… Как вам сказать… Сценарий крепкий, динамичный, но… фантазия у вас, конечно! Эта сцена, когда от героя отрезают куски и скармливают собаке, у меня до сих пор из головы не идёт…

-          Так это же хорошо… - не понимает девушка.

Девушка, как говорится, «серая мышка». Бледное лицо без признаков косметики, неуверенный чуть дрожащий голос, скованные жесты.

-          А вы… просто мне интересно, почему вы взяли такую тему? – вежливо интересуется Вася.

-          Ну… потому, что я в этом разбираюсь.

-          В чём? –он удивлен.

-          Мой первый муж был бизнесменом, занимался стройматериалами. И вот как только мы поженились, в девяносто шестом, на него наехали. Причём конкретно - хотели убить. Его напарник украл товара… - девушка припоминает, - на двадцать миллионов, кажется,  и нанял тираспольских бандитов, чтоб они мужа убрали. Ну, чтоб все концы в воду…

-          Надо же! Значит, он вам всё это рассказывал…

-          Да я сама всё видела! Мы же почти год вместе от них бегали. Квартиры иногда по три раза в неделю меняли, а бандиты нас всё равно вычисляли. Хорошо ещё, что у мужа нюх был на них. А однажды среди ночи прикатили на двух машинах, вылезли и стоят внизу с автоматами, совещаются. Внаглую, вообще! Мы простыни связали и в квартиру двумя этажами ниже прям через стекло  вломились, ужас что было… Но зато живы остались.

-          Дааа… - Вася уважительно смотрит на девушку. - И как же вам удалось выпутаться?

-          А мы в Турцию уехали, и муж там снова поднялся. Ну и… всех устранил. А когда уже в Москве стали жить, как-то у нас не сложилось. Всё-таки у нас разные интересы… - вздыхает девушка, - он не любит искусство.

 

 

СЦЕНА  47. «Землянка». Натура. День. Зима.

 

Мужчина и женщина страстно занимаются любовью. Они одеты в ватники, с нависающего над ними потолка сыпется земля и снег, свет проникает сквозь многочисленные отверстия в стене и крыше. Стоит страшный грохот, в одно из больших отверстий видно как снаружи рвутся снаряды, иногда очень близко от любовников…

-          Ничего… - произносит мужчина, хотя ему довольно трудно говорить (судя по накалу страсти, любовный акт идёт к развязке). - Наши войска перешли в наступление… уже на всех направлениях… Скоро всё кончится, вот увидишь…

 

Это съёмки картины «Страх и любовь» на открытой площадке Мосфильма. 

Актёры лежат на невысоком помосте с одной задней стенкой, в которой зияет большая дыра.  Над помостом сделан навес, имитирующий потолок землянки,  весь в широких щелях. По обе стороны от сооружения на стремянках стоят двое парней, один из которых сыплет из пакета на крышу навеса землю, другой – снег. По мере расходования материалов помощники подают им новые пакеты. Камера установлена почти вровень с лежащими «влюбленными».

Позади, как раз напротив самого большого отверстия в стенке, на подставке взрывается и дымит пиротехника.

Четверо рабочих время от времени трясут помост, взявшись за специальные рукояти.

Вася и Николай наблюдают за съёмкой, стоя рядом с художником Олегом Сергеевичем.

-          Стоп! Снято, – объявляет режиссёр Виктор Иванович. - Мне кажется, хорошо, - говорит он оператору.

-          Неплохо, – соглашается оператор. - И фон в этот раз отлично работал…

-          Всем спасибо! – оповещает режиссёр группу.

-          Ну что, пойдёмте? – предлагает Олег Васе с Николаем. - Они у меня в багажнике… - все трое идут к  машине, стоящей неподалёку.

-          Хотел одну женскую ручку себе на память оставить, а потом подумал – на хрена мне эта гадость?  Я в мешок их сложил, завязать, правда, нечем было… - художник открывает багажник. - У тебя машина далеко? Может, подъедешь? А то тяжело будет нести, -  он начинает засовывать обратно в мешок рассыпавшиеся внутри багажника «окровавленные»  руки и ноги.

-          Да нет, тут рядом… - неопределённо махнув рукой куда-то вбок, Вася достаёт кошелёк, - Сто  баксов, как договаривались… - протягивает Олегу бумажку.

-          Ага, спасибочки…

Николай вытаскивает из багажника и ставит на снег большой мешок, из которого торчат части тел, придерживает его, чтоб не упал.

У художника звонит мобильник.

-          Ладно, ребята, пока, - художник торопливо захлопывает багажник, достаёт телефон. – Алло! Алло!… Кто это?! – отходит в сторону, прижимая рукой второе ухо.

-          Слушай, Коль, - Вася обращается к Николаю, протягивая ему ключи. – Отнесёшь их в машину, а потом встретишь Марка на проходной, хорошо? А я к Марьяне на пару минут заскочу … Ждите меня в кафе! – оборачивается он уже на ходу.

 

Николай, пыхтя, тащит по снегу мешок, держа его  за края. Навстречу ему, в направлении съемочной площадки,  проносится художник Олег Сергеевич, едва не сбив Николая с ног…

 

-          Витя! У нас несчастье! – художник подбегает к режиссёру Виктору Ивановичу, мирно беседующему с оператором. -  А где старикан? – художник озирается по сторонам и на нем, как говорится, «нет лица». – Он на площадке?

-          Нет, он девицу свою пошел в кафе выгуливать, – отвечает оператор.

-          Ребята, кобздец. Стариканов макет расплющило. Лёшка только что из Шереметьево звонил, я его встретить груз отправил, говорит, там авария произошла, то ли кран упал, то ли другая хрень какая-то, и весь багаж парижского рейса навернулся, причём с концами, ни фига не осталось…

 -  Да ты что?! – ужасается режиссёр, - Нельзя говорить старику, а то его сразу  

    же инфаркт хватит, или паралич…

-          Может, оно и к  лучшему… - мрачно шутит художник.

-          Какой ты злой, Олег… - качает головой Виктор Иванович, - Старик почти угомонился, а ты…

-          Да шучу я! – перебивает художник. - Чего делать-то?

-          Ну, значит обойдёмся без макета! – предлагает оператор. - А что ещё?

-          Надо позвонить Маше, – решает режиссёр.

    

 

 

СЦЕНА  48. «В кафе». Интерьер. День.

 

Николай и Марк пьют кофе в кафе «Тон». Марк – высокий, худощавый человек лет тридцати пяти,  интеллигентного вида, с лысиной и в очках, почти всегда говорит грустным голосом.

В противоположном конце кафе сидит Лев Львович с девушкой лет двадцати пяти. У девушки длинная русая коса, румяные щёки, крепкое телосложение, в общем «кровь с молоком». Она внимает речам старичка, не сводя с него лучистых глаз, хотя за соседним столиком обедает несколько знаменитых актёров…

 

-          А облысел я уже в десятом классе… - вздыхает Марк.

-          Так же не бывает! – удивляется Николай.

-          А бывают зубы без эмали? А главное, ведь я не больной, на здоровье не жалуюсь… - вздыхает. - Просто какая-то глупость со мной происходит, и так всю жизнь.

-          Так что тебе сказал этот продюсер?

-          А… Он мне позвонил, назначил встречу, я прихожу, а он умер… - Марк  

     вздыхает.

-          Как это?! На твоих глазах?

-          Нет, за час до моего прихода… Да какая разница? Просто не везёт мне, и всё… Вон старикашка сидит с девушкой, ему же лет восемьдесят, не меньше, а у него может ещё и стоит. Или он при деньгах… или она актриска, а он режиссёр, это не важно… Главное, что он везучий, и это видно… - Марк вздыхает, смотрит на часы.

-          Ну, в общем да. У этого старикашки сын миллионер, в Париже… а наш Василий с его внучкой живёт. Она в России какими-то папашкиными делами занимается, типа торговый представитель, точно не знаю… Только я тебе не говорил!

-          Ладно… Значит, это они дают ему деньги на кино? Я, честно говоря, думал, что это всё не серьёзно. Так, разговоры…

-          Какие разговоры? Там деньжищ – не меряно, так что Вася своего не упустит, можешь не сомневаться.

-          Может, он скоро во Францию уедет… - предполагает Марк.

-          Насовсем? На фига ему надо? – удивляется Николай. - Он же тут снимать собирается, я у него директором буду.

 

В кафе входит Вася, у него звонит телефон:

-  Здравствуй, любимая… Вечером? А я тебе ещё не надоел? Я дома уже неделю не был… 

    Да, я понял, что-то важное… целую, пока, – прячет телефон, подходит к столику, за которым сидят Марк с Николаем. 

-          Марк, извини!– затем приветствует издали старичка и его спутницу, - здравствуйте, Лев Львович, здравствуйте Танечка!

-          Здравствуйте деточка! – глаза старичка полны нежности.

-          Слушай, мне в монтажку надо зайти, - говорит Вася Марку, - пойдём, поговорим по дороге. Коль, через двадцать минут встречаемся в машине!

 

 

СЦЕНА  49. «Проход по Мосфильму». Интерьер. День.

 

Марк вместе с Васей выходит из кафе. Разговаривая, они идут по коридорам Мосфильма…

-          У тебя классный сценарий, как раз то, что надо! - сходу сообщает Марку Вася.

-          Вам понравилось? – тихо радуется Марк.

-          Давай лучше на ты.

-          Ну да… Это последний, я его ещё никому не показывал.

-          Меня знаешь что удивляет? Ты вроде тихий такой, скромный парень, как будто бы и не ты писал.

-          Это я, честное слово.

-          Да я шучу! Просто в самом деле мощная штука. Ритм, динамика, диалоги, всё как надо.

-          Это сублимация, – вздыхает Марк, - В жизни одно, а на бумаге я отвязываюсь…

-          Супер! Мне нравится. Я уже кучу сценариев прочитал, этот – самый лучший. Только если его снимать не за три копейки. У тебя спецэффекты с голливудским размахом, а то и покруче… а это проблема.

-          Разве?

-          Графику лучше делать заграницей. У нас этим в основном технари занимаются, освоят программу, и давай колбасить спецэффекты, а настоящую графику должны делать художники. Короче, это дорогой фильм. Здравствуйте, Алла Ильинична! – здоровается Вася с проходящей мимо Аллой Суриковой (или другим известным кинорежиссером -женщиной).

-          Привет, Васька! Иди-ка сюда, ты мне нужен.

 

Вася подходит, Марк остаётся его ждать.

-          Ты чем сейчас занят?

-          Ну, я вообще-то… - начинает Вася.

-          Пойдёшь ко мне на детский сериал? Будем снимать летом в Крыму. Много денег не обещаю, зато загоришь, – улыбается Сурикова, - Подумай! – кивнув на прощанье, она уходит, а Вася возвращается к Марку.

-          То есть… сценарий не подходит? – печально спрашивает Марк.

-          Сценарий классный. По мне, так он гораздо круче всех «Звездных войн» и «Матриц» вместе взятых, вопрос только в том, дадут ли нам пять миллионов.

-          Так много? – удивляется Марк.

-          Ха! Ты пишешь сценарий минимум на десять миллионов, а потом удивляешься! В России, конечно, ещё можно вывернуться наизнанку и снять за пять, но, я думаю, это скоро кончится…

-   Я так и знал… - грустит Марк.

-          Ладно, это мои проблемы… А если встанет вопрос о том, чтобы кое-что сократить, как-нибудь переработать, ты не будешь против? Если у меня будут предложения? Или всё, что написано, для тебя принципиально?

-          Да нет, я не против. Всегда же можно что-то придумать… - соглашается Марк.

-          Вот и отлично. Тогда созвонимся. Ну, до скорого! – Вася пожимает руку Марка.

Они прощаются у лестницы в вестибюле.

-          До свидания. Спасибо.

 

Вася уходит, Марк начинает спускаться по лестнице. Он погружен в свои мысли. Вдруг раздаётся злобное рычание и звук рвущейся ткани. Марк испуганно вскрикивает и отшатывается. Он видит не менее испуганную девушку с кукольной пушистой болонкой на поводке. Собачка держит в зубах вырванный кусок его брюк.

-          О господи… - лепечет девушка, - она же никогда не кусалась…

 

 

СЦЕНА  50. «Разговор в джипе». Натура. День. Зима

 

Джип едет по улицам Москвы. Николай сидит впереди, рядом с Васей и  вертит в руках окровавленную латексную руку.

-          Отдай мне свою жизнь! – делая страшные глаза, он оборачивается на заднее 

сиденье и тянется этой отрезанной рукой к Марьяне, сидящей там. Возле Марьяны лежит большой мешок, перевязанный верёвкой.

-          Да отстань ты! Надоел уже… - отмахивается от него Марьяна.

-          Не балуйся, Коля, - говорит Вася, - лучше позвони Иванычу.

-          Так я же утром звонил! Он сказал, что завтра всё будет готово, забыл, что ли? – удивляется Николай.

-          А, ну да… - вспоминает Вася.

-          Слушай, круто ты с ним вчера торговался! – восхищается Николай. - Я был уверен, что он меньше, чем за триста, не возьмётся, а ты его на сто двадцать уломал.

-          Всегда надо предлагать самый минимум, пусть лучше покричат. Понимаешь, люди, как правило, не свою работу оценивают, а заглядывают тебе в карман. И как только понимают, что там много денег, сразу же начинают ломить цены.

-          Да, психология… - уважительно тянет Николай.

-          Поэтому и одеваться надо поскромнее…

-          Да я вроде, и так не очень-то… - оглядывает себя Николай.

-          Значит так, Коль, - Вася останавливает машину возле какого-то подъезда, - 

Квартира пять, второй этаж, откроет бабушка. Дождёшься  этого Бориса, он обещал через полчаса подъехать, отдашь ему всю эту красоту и возьмёшь деньги, тысячу баксов.

Николай выходит из машины, вытаскивает мешок, оборачивается в Васе:

 – Слушай, а  можно я ручонку себе оставлю? А то я к ней уже привык…

-          И ты хочешь, чтобы я с ним работала? – брезгливо говорит Марьяна, пересаживаясь на переднее сидение.

-          Пока! – Николай машет латексной рукой вслед отъезжающей машине.

-          Ты Колю не обижай…

-          Ну да, его природа и так уже обидела.

-          Колю обидела?! Да у него мозги устроены, как компьютер. Знаешь, как он быстро соображает! И всё запоминает, даже помимо своей воли… Я поражаюсь! Когда мы с ним ездим по Москве, он все мне подсказывает, где поворот, где развязка, помнит даже где какой знак висит, причём машины у него никогда не было… Может, он гений?

-          Ты прочёл сценарии? – интересуется Марьяна.

-          Да муть какая-то, бред заумный… Я же тебе говорил, я хочу снять крутой фантастический блокбастер, такой офигенно навороченный. Сценарий Марка пока самый лучший. Только я не представляю, кто это может снять…

-          А мою кандидатуру ты не рассматриваешь? – спрашивает Марьяна, закуривая.

-          Твою? – Вася удивлён. – А ты хотела бы снять фильм?

-          Нет! Я всю жизнь хочу снимать рекламу всякого дерьма! У меня, между прочим, есть призы студенческих фестивалей.

-          Слушай, а это идея… - рассуждает Вася, - тем более что фильм должен быть такой бодрый, клиповый, ты это умеешь… Просто я думал, что этот фильм  должен снимать опытный режиссёр…

-          По моему, ты мне хамишь, - с улыбкой говорит Марьяна.

-          Да… Мысль очень интересная. Смотри, Феллини!! – восклицает Вася.

Вася стоит на перекрёстке, ждёт зелёный свет. Впереди на проезжей части, в метре от тротуара, заваленного сугробами, активно голосует режиссёр Филинский в шапке-ушанке с завязанными под подбородком ушами.

-          Вот задавлю его сейчас, любой суд меня оправдает, а люди мне спасибо

скажут, - шутит Вася. - Подвезём старого козла? Ему ведь точно на Мосфильм надо…

-          Давай лучше побудем вдвоём, если ты не против,  - улыбается ему Марьяна.

-    Как скажешь, дорогая…

Включается зелёный свет. Вася, проезжая мимо Филинского, нажимает на звуковой сигнал и тот, испугавшись, резко отскакивает в сторону.

Вася и Марьяна смеются.

 

 

*************

 

 

Ну, наконец-то Рита придумала, на чем Вася погорит… Любовь, будущая карьера, все пойдет прахом. Но, главное, что он не совершит ничего такого, просто грешки накопились… нет, не грешки даже, а сила обстоятельств. Вася улучшился, он старается мыслить широко, соответствовать новому имиджу продюсера... Вася влюблен и у него сказочные перспективы. Но Вася это Вася, и он привык, что многое  ему сходит с рук, поэтому небрежен в мелочах. И не однозначен, даже в отношениях с Машей, а она другой закваски… В общем, как будут развиваться дальше события, в целом понятно, главное  не затягивать с финалом. Потому что Рита снова начнет во всем сомневаться, вариантов десять уже придумала и забраковала… получалось, что Вася так или иначе совершает неблаговидный поступок, пусть даже по инерции.  Да,  все было неудачно, как-то неестественно, нарочито. Как будто Рита решила отомстить – а вот, Ванечка, какое я тебе пакостное дельце придумала … да, личная месть. Зато сейчас все сложилось, вроде бы. Вася не покривит душой, но будет уличен и расплющен… да так, что оправдываться бесполезно. В действие вступает метафизическая сила. Судьба, или Карма… всякая таинственная  всячина, нам не доступная.

Вот только вторник уже, меньше недели отдыха осталось, а на море она опять не выбралась. И сейчас засела с явным намерением продолжать… Нет, надо пойти, рассказать кому – не поверят, приехать черти куда и сидеть целыми днями в этой траве. А с другой стороны, совсем не плохо здесь сидеть. Такой убойной тишины она не слышала уже много лет. Бывают съемки в диких местах, вот в Сибири в прошлом году побывали, но там невозможно уединиться, всегда кто-нибудь рядом. А в московских лесопарках  только подобие тишины, даже в Серебряном бору, где Рита любит гулять…или в Лосиноостровском парке. Кажется, что тихо… пусть даже и нет явно выраженных  звуков, но какой-то фоновый гул постоянно присутствует, зуд мегаполиса в виде далеких гудков, потрескивания высоковольтных столбов и прочих неопознанных шумов. А здесь петухи-коровы и протарахтевший трактор только усиливают эту ватную тишину… все-таки странно, когда нет ни единого урбанистического звука.  И можно долго-долго смотреть на какой-нибудь листок или букашечку в полнейшем отупении, без всяких мыслей, и вообще иногда так «развезет», что не сразу вспомнишь, где ты и как зовут…

До моря часа полтора  ходьбы, солнце уже начинает прижаривать, Дина тоже собиралась, но куда-то делась… а, к этой бабке пошла, у которой внучка сбежала. С раннего утра это событие бурно обсуждается на хуторах. У одной бабки гостила внучка из Одессы, лет восьми-девяти. И так ей все здесь осточертело, что девочка провернула коммерческую сделку – собрала сероводородную рыбу, но не дохлую, а вполне живую и крупную выудила, и продала ее каким-то отдыхающим на Рымбах. Бабушка уже разыскала этих палаточников, говорит, что они  наркоманы, лень самим было рыбы наловить… а денег дали всего десять гривен, так что на баркас внучке хватило, а вот как она до Одессы доберется?! Ужас. Решили позвонить в очаковскую милицию. Долго искали почтальоншу, заставили ее открыть почту, замок заело, пришлось сбивать. Менты  обещали подежурить на автовокзале. А родителям дозвониться не получилось, бабушка плачет, раскаивается, что пыталась привлечь девочку к домашней работе, вот та и не выдержала… Все знают, что у продавщицы есть мобильный телефон, у Синей Бороды и еще у кого-то там, но никого не нашли, а Борода сказал, что у него кончились деньги на счету. А про Дину не вспомнили.  Дина пошла за парным молоком к соседке со странной фамилией Михеда, от нее и узнала. Вернулась, взяла мобильный и отправилась той старушке, а это километра полтора отсюда. Соседка Михеда тоже поразительная. Пожалуй, только продавщица сопоставима с ней по внешним данным. Но продавщица просто очень полная женщина, с одышкой и смертельно-усталым имиджем, а эта Михеда – пышущая плоть, которую будто распирает изнутри, все в ней рвется наружу и норовит еще больше размяситься в пространстве. Вывернутые красные губы, трехскладчатая шея, курносый нос с норовистыми ноздрями, подбородок-кнопка, утонувший в круглых щеках,  даже размашистая  походка носками наружу и клокочущая речь… кажется, что клетки ее тела беспрерывно делятся и вскоре эта женщина разрастется ввысь и вширь как на дрожжах. И только глазки, пожалуй, не имеют такой тенденции, глазки глубоко спрятаны в шелковистом мясе лица, как будто их туда засосало. Почему Рита не взяла фотоаппарат? Специально не захотела, потому что глупо на мыльницу снимать природу, море, например… кто ж знал, что здесь такие персонажи. А взять того бывшего зэка, который тоже где-то неподалеку проживает. Приходит к Дининой калитке и сидит на траве, два раза уже приходил. Поджидает – вдруг выйдет какая-нибудь из девчонок? И начинает петушиться, анекдот пытается рассказать, спросить о чем-то или пошутить… просто безобидный любитель женского пола, не наглый. Но колоритный – у него совершенно отсутствует подбородок, получается, что губы висят в воздухе, очень инопланетный вид. И ещё острый кадык на цыплячьей шее. И в магазине были интересные бабки, одна кривляка и матерщинница, строила смешные рожи.  Другая баба-гренадер, ростом под два метра, плечи широченные, лицо грубо слепленное и абсолютно мужское, даже усы кустятся. Но одета как истинная бабулька – белая косыночка , халат, тапочки… ну просто чума - ряженный мужик да и только...

Ладно, Дину ждать бесполезно. Надо одеть ту соломенную шляпу с широкими полями, запастись водой и фруктами и в путь, парочку бутербродов можно сделать… а если взять с собой вино? Главное, чтоб рюкзак не получился тяжелым, идти далеко. Можно по лиману до Рымбов, а там уже по знакомой дороге, как от Нины Борисовны. Лиманская тропинка твердая, утоптанная, идти по ней довольно легко… но можно попробовать напрямик через лес, там дорога песчаная, зато в лесу тень, не будет слишком жарко, и лес заодно посмотреть…

Но это была не очень-то идея.  Лесная дорога – широкая полоса рыхлого песка, тени никакой нет, а идти трудно. Да и какая в полдень может быть тень? Она же вышла из дому в самое пекло. К тому же сосенки по обочинам невысокие и редкие, дальше лес становится выше и гуще, но сходить с дороги опасно, можно заблудиться.  Рита идет уже почти час, а морем и не пахнет, впереди только эти «кучугуры» - песчаные холмы, поросшие жесткой травой. Она даже взобралась на один из них в надежде увидеть море, но не увидела… С пути сбиться она не могла, это точно дорога к морю, вот только идти по ней похоже не час, а все три… Сначала она еще размышляла о Васе, надо ли оставлять в сценарии эпизод с переменой фамилии. Эту тему она давно придумала, почти в самом начале. Такая фишка - он представляется всем как Милорадов, в паспорт ведь никто заглядывать не будет, разве что директор, а он сам и есть директор.  А настоящая Васина фамилия Милозадов, и он собирается поменять одну букву, только руки не доходят. А теперь назревает поездка с Машей в Париж и нужно поторопиться… Но почему-то Рите разонравилась эта идея. Мельчит. И образ Васи становится карикатурным, как из мультика.  Да и вообще лишняя деталь, ничего не прибавляет к характеру героя, просто такое хи-хи… Нет, она точно от злости это придумала, просто глупость. Но зачем тогда Милорадов? Можно дать ему другую фамилию. Хотя и эта подходит… В общем, Рита решила пока не отказываться от придумки, напишет – и будет видно, как оно… а убрать не сложно. Такие мысли одолевали ее какое-то время, а теперь осталась только одна и тревожная – где, блин, это море?! Она уже делала остановку попить воды и выкурить сигарету, но после такого десятиминутного отдыха идти еще тяжелее. Нет, точно надо свернуть в лес, там хоть прохлада… это однообразный пейзаж и жара так утомляют, на самом деле не так уж долго она идет – всего час с небольшим…

Да, в лесу  совершенно иначе. Свежий сосновый запах, мягкий игольчатый настил, совсем не колкий. Прекрасно… птички щебечут. Ой… Рите показалось? Что-то мелькнуло между деревьев. Неужели зверь какой-нибудь? Дина рассказывала, что в лесу водятся волки, но очень хитрые, их невозможно подстрелить, зато они весьма ловко таскают со дворов кур и мелких собак. Еще есть лисы и косули… и кажется, дикий табун лошадей. Но лошади не в лесу, конечно… Якобы волки на  людей не нападают, а сельсовет устраивает на них облавы, но без толку, потому что здешние волки не боятся красных флажков, им на них плевать. А для мужиков охота – праздник, напиваются они еще до начала облавы, поэтому за многие годы  ни одного волка не удалось убить. Дина рассказывала, как этим летом она прогуливалась в ближнем лесу, нашла симпатичную полянку и присела на бревно, как вдруг из леса выскочил пьяный мужик с ружьем, в рваном ватнике нараспашку, в сапогах и шапке-ушанке. С неразборчивым матом мужик бросился к Дине, и хотя она прекрасно знает, что местный народ миролюбив, внутри похолодело… «Ты зверя не видала?!» - прохрипел мужик, дыша перегаром, после чего свалился как подкошенный и захрапел. А на обратном пути Дина встретила остальных охотников, они выходили из леса, тоже еле держась на ногах, и один тащил за хвост трофей – подстреленную домашнюю кошку. Видать, для отчетности… Нет, явно померещилось это между деревьями, тихо вокруг…

- О чем еще мечтать? Вот белая вспышка радости! Но должна быть и голубая скоба, которая

обеспечивает поворот. Чтобы пространство протекало быстро…

О боже, она не заметила, как появился этот пожилой мужик богемно-цыганского вида. Растаманский берет и шейный платок, широкие штаны цвета хаки и голый торс. А длинная черно-седая борода завивается кольцами, ну и длиннющая…

- …а черный кот – товарищ дьявола, но если он загрустил, то проходит уже по другой категории, человеческой…

            Похоже, сумасшедший, но дружелюбный. Он рассматривает ее футболку с изображением черного кота, вот что его вдохновило…

- …и он влетает прямо к пингвинам! Между ними проходит зеркало,  и они отражаются. Пума-има, вот его звук, пума-има. Так что ухо – оно зрит.

- А… ладно, я пойду, наверное.

- Идите. А я тут уже триста лет простоял, как шелковица. Как статуя из хирургического отделения. Вообще-то я ищу мертвого ежика, вам не попадался такой?

- Вроде нет.

- Он мне обязательно нужен, хочу сделать чучело для племянника. Здесь ежиков полно, и мертвых в том числе,  но когда надо, найти невозможно, закон подлости.  Отдыхаете здесь?

- Ага… а далеко еще до моря?

- Ну, это смотря как идти. Если через лес – длиннее.

- А если по дороге?

- Ну… спокойным шагом около часа, наверное. Дорога есть  категория времени, муха по имени По. Муха-По. Пространство ее сдувает, и она отражается в мыльном пузыре. Родился младенец, и куда-то идет. Вот перед ним дороги, веточки разные, солнце, паутинка висит… А за ним, в эту жизнь вступающим, тянется вся эта телега. Вот ему копытом уже снесло один глаз, скосило, но второй-то еще зрит. И он идет по дороге дальше, идет себе… но  какой-то клюв все время вторгается. Или стреляет… потому что умных людей бьют по одиночке. И что его жизнь? Повисла, погасла… Вы меня понимаете?

- В принципе, да…

- Да! Я был там сегодня, у моря, и видел девочку. Такие тоненькие ножки. Она как чайка на берегу, она как лодочка. Вмерзла в этот холм, срослась, стоит и не шелохнется. А на самом деле она – зеркало мира.  И солнце вброшено… Но она уже дышит этим - что она женщина, гладкая форма... А давайте я вас провожу! Может, найду ежа на дороге.

Бородатый сказал, что сегодня его имя Меандр, а вчера было типа Ф-фить, что-то свистящее… но пароль для связи всегда одинаковый – абрикоса. Кажется, меандр - это какой-то греческий орнамент, а может и нет… Вообще-то Рита уже начала волноваться, что этот полусумасшедший привязался к ней надолго. Мужик отчасти вменяем, он точно отвечает на вопросы, а потом уже развивает свою тему… Сообщил, что вода в море сегодня теплая, градусов двадцать восемь, но много медуз. А потом указал на березовую рощицу и заявил, что в принципе все эти березы – потроха медузы, потому что от медузы идет такой чудесный свет, что даже тень улыбается… Когда дорога пошла через заболоченную низину, это был совсем небольшой участок, как бы ущелье между двух холмов, Меандр предупредил Риту, что лучше надеть кроссовки, потому там могут водиться змеи. Когда Рита поинтересовалась, живет ли он на косе постоянно, бородач ответил, что он был художником, но теперь уже не видит смысла в писании картин, и проживает у какой-то Антонины. Но только в теплое время, на зиму уезжает в Одессу, у него там дом в частном секторе. А эта местная Антонина – идеальная женщина, Полярная медведица, всплеск радости и что-то там еще… видать, у них отношения.  И дальше понес что-то совсем невразумительное… Это забавляло, но нельзя же провести остаток дня рядом с этим Меандром, это слишком… На кого он похож? Особенно его невероятные глаза - огромные, лучистые, совершенно дикие, но добрые… эти ярко-синие глаза окружают густые черные ресницы, над ними широкие спутанные брови, тоже полуседые, как и борода… Распутин? Нет, у того взгляд буравящий и напряженный... Вспомнила. Он чем-то похож на фотографии Владимира Соловьева, такая же безумная энергия пульсирует. Только выражение лица гораздо радостнее, чем у философа…   

            Рита начала подумывать, как ей избавиться от нового знакомца, но неожиданно Меандр стал прощаться. Впереди уже поблескивало море, минут десять осталось идти, не больше… Закусив часть бороды, попутчик «взял под козырек» и пробормотав, что какая-то розочка нетривиально откуда-то выпорхнула, был таков. Ушел вбок и скрылся в лесу…

           Сегодня морской берег не очень-то пуст. Стоит трактор с прицепом, видимо, на нем  и приехала эта компания , состоящая  из четырех мужчин, играющих в волейбол, старичка, сидящего под зонтом, двух маленьких детей и двух полных теток, которые перекатываются в полосе прибоя, как тюленихи… Чуть поодаль тоже кто-то есть, загорают… Дальше вообще несколько палаток… а, Дина говорила, что вчера прибыли сектанты-пятидесятники, они всегда появляются  в сентябре, наверное это их лагерь… А если пойти в другую сторону? Вроде берег свободный…

           Рита отошла от компании довольно далеко, с полкилометра.  Когда после здешних дорог шагаешь по твердому сырому песку, ноги отдыхают, даже несмотря на проделанный до моря неблизкий путь. Вода оказалась очень теплой, как и было обещано. Возле самого берега студенисто болтались медузы, мелкие и похоже, мертвые… Как тетки валялись в этой слизи?! Но дальше, к счастью, вода довольно чистая… Наплававшись, она улеглась загорать, раздевшись догола. За эти несколько дней, проведенных у Дины, тело загорело кусками – отпечатался вырез футболки, бретелька купальника, ноги внизу гораздо темнее, чем вверху, где были надеты шорты. Надо выровнять загар… Но нет! Почему такой странный день? Теперь из леса вышли двое… и прямо в том месте, где она загорает. Хорошо, что она вовремя посмотрела в ту сторону и успела завернуться в подстилку. Ну что за невезение, снова придется перемещаться… Двое молодых парней, один высокий, другой еле достает ему до плеча. У них какие-то палочки, рюкзак, палатку что ли будут ставить… Но парни постояли немного на берегу, посовещались и направились прочь от Риты, в ту сторону, где народ. Ушли не так уж далеко, но достаточно… загорать в голом виде вполне можно. Как ее разбаловал тот первый выход на море… думала, что берег всегда будет пустой, тем более в начале сентября. Хотя в прошлый раз она была на Рымбах, - возможно, там  меньше людей. Все таки жаль, что не взяла с собой ноутбук, и обычный блокнот с ручкой тоже. Забудутся великолепные монологи экс-художника, половина уж точно…  Да и все, что ей рассказывает Дина, тоже ведь забывается, обязательно надо записывать косовские дела. Какой-то прямо зуд – записывать, записывать… один сценарий еще не закончила, а уже шевелятся мысли про другой. Как будто на косу приезжает девушка-москвичка, например, журналистка. Или писательница не очень удачливая, или даже сценаристка… Нет, лучше не думать об этом, просто болезнь какая-то. Почему она так устроена? Не отдохнуть спокойно, не расслабиться. Взяла бы книжку у Дины, почитала спокойно, так нет, творческий зуд одолевает… недаром многие спятили, Гоголь например. Рита не Гоголь, а туда же. Если бы Гоголь еще, то ладно… а так?! Вот на что уходит жизнь, спрашивается? Сидит со своими текстами, даже природа почти не радует, вот ящерица проскользнула по песку, колючки такие красивые растут, синие… пахнет морем, ветерок ласковый, еще можно пойти поваляться в лечебной грязи, или в лесу побродить, там хорошо… А у нее в голове коридоры Мосфильма и Вася с Машей какие-то… Тридцать один год, выглядит пока очень даже… А с другой стороны, на что должна уходить жизнь? На мужчин? На детей? На семью и обзаведенье материальными благами… не понятно. Или как Дина - уйти от мира и раскладывать арканы Таро. Но у Дины мама-магнат, ей не нужно работать… Дина сказала – жизненно, живой язык, характеры… но это же про разные человеческие глупости, про суету, а мне это уже неинтересно. Рита прочла ей кусок сценария, а ей неинтересно про людишек. Про слабых, амбициозных и несчастливых по большей части киношников.  А про что интересно? Понятно, смысл жизни и все такое… Читает европейских философов, что-то там подчеркивает, выискивает. Хотя  вся эта компания типа  Гегеля, Шопенгауэра, Фейербаха и прочих очень неспокойного ума ребята, трудно найти в них истинную мудрость. Придумают свою фирменную фишку, например, что «абсолютное тождество – объективно» и носятся с этим всю жизнь, доказывают, еще полемизируют с себе подобными. А что подразумевать под этим «абсолютным тождеством»? Или «целостным духом»… или «реальным аффектом жизни»? Обладает ли сознание бытием, а если обладает, то истинно ли это бытие? И в чем задача чистого разума? Спятить, да и только. Вряд ли они сами себя понимают… не верится. И в этом смысле Восток гораздо яснее и человечнее… там или притчи про жизнь, или тебе говорят – достигнешь просветления и сам поймешь, что к чему и как устроено. А Запад пытается все понять безо всякого намека на просветление. Но Дина категорически не интересуется восточной мудростью, мол, чужая культура, не чувствую…

                Черт возьми, что же это такое… похоже, Рита потеряла зажигалку. Придется просить у этих мальчиков, неизвестно, курят они или нет, но огонь у них есть точно – только что разожгли костер. Надев купальник, она направляется к тем двоим… блин, это если захочется покурить, каждый раз надо будет сто метров туда и обратно? Надо попросить у них спички, хотя бы несколько штук и кусочек коробка, если нет лишних… Один парень что-то жарит на противне, а другой явно кого-то ловит на мелководье, причем руками… неужели еще осталась сероводородная рыба? Не медуз же он ловит. Они так основательно расположились, из палочек и тряпки соорудили тент, костер развели… ух, ты! Ничего себе, он вытащил из моря серебристую змею…

-  Добрый день! Не думала, что в море водятся змеи… можно посмотреть?

-  Конечно! Только это не змея, это сарган, рыба такая. Говорят, очень вкусная.

-  Да… а похожа на змею. Сарган. Первый раз слышу…

-  Мы тоже не специалисты, просто живем у рыбака. Он сказал, что это самая престижная рыбина на косе, попадается крайне редко. Мы на кефаль ставили сетку, а поймалось несколько сарганов. Вот теперь попробуем ее на вкус и проверим, правда ли у нее зеленые кости …

- Зеленые кости?

- Так наш Боря утверждал. Присоединяйтесь? Будем рады. К тому же у нас есть отличное вино от Циммермана.

- От кого?

- Циммерман живет в Покровке и научно производит вино, раньше он  был математиком. Мы с Димкой не поленились туда сходить, и не жалеем, налить стаканчик?

- Спасибо… вообще-то я за огнем пришла, потеряла зажигалку где-то...

-  Ну, так давайте знакомиться, меня зовут Андрей.

-   Рита.

 -  Редкое имя, и вам идет. А там, у костра - это  Дима, и судя по запаху, первая партия уже готова. Помочь перенести вещи?   

- Да какие там вещи… спасибо, я сама.

          Хм, странно… с первых же секунд разговора ее повело, и даже общаться было трудно, отвечала тупо и односложно, теперь вот пошла за рюкзаком, даже не прикурив сигарету, как это выглядело стороны… выражение лица точно было идиотское. Что вообще происходит?! Природа так действует? Этот высокий парень очень симпатичный, него приятная улыбка, да нет… он просто красавец. Светлые волосы до плеч, идеальная фигура, идеальный загар… Рита давно уже не встречала таких интересных мужчин. Привыкла, что их почти нет в реальной жизни. Конечно, на какой-нибудь презентации встречаются холеные и пахнущие дорогим парфюмом красавцы, но они так упиваются собственным видом, так недоступны… и при том совершенно неинтересны эти пластмассовые светские львы. А тут живой секс-символ, и почти голый. Неожиданно вышел из моря и пригласил на обед. Ну и ладно, все нормально, им тут скучно и ей тоже …

              Они оказались веселыми ребятами, не интеллектуалы, но это и так было видно… вот и славно. Хватит с нее интеллектуалши Дины, косе это не идет… ребята живут в Кельне, эмигранты  по еврейской линии. Причем  у них жены еврейки, а сами они русские. Жены работают и воспитывают детей, а мужья на косе отдыхают. У местного дядьки-рыбака, к которому приезжают каждый год. Рита особо не расспрашивала, и так ясно в общих чертах – живут на пособие, язык знают плохо, перспектив никаких, но не унывают… Андрей занимается каким-то мелким бизнесом, что-то возит из Германии  на Украину, или наоборот. Кажется, запчасти для машин. А жены, в отличие от них,  язык выучили неплохо, у Димы жена работает горничной в отеле, у Андрея тоже где-то… Ребята с юмором, иногда она смеялась до слез. Например, когда Андрей рассказывал, как решил порыбачить в Германии. Его уговаривал пожилой сосед-немец, потому что одному скучно, а напарник скончался. Но выяснилось, что правила тамошней рыбалки покруче Талмуда. Рыбе нельзя причинять страданий, поэтому сразу после поимки ее необходимо умертвить ударом молотка по голове или уколом. А малька, на которого многие рыбаки любят ловить большую рыбу, тоже нельзя мучить до самого последнего момента насаживания на крючок, и держать, к примеру,  в обычной банке с водой. Надо возить с собой специальный аквариум со всеми удобствами –  подсветкой, кислородным компрессором, и кормить живца разносолами…  и все в таком духе. Вино от Циммермана оказалось вкусным, но коварным, Рита запьянела не на шутку и только долгое купание и ныряние с головой протрезвило, хотя не до конца… Возвращались на хутора уже затемно. Андрей пригласил на чай, но Рита отказалась. Почему? Не понятно… понятно, что пришлось бы оставаться. А там какой-то хозяин, а ребята живут во флигеле, но вроде еще есть свободный летний домик, фиг знает, что за домик… в общем, решила, что перебор. Женатый плейбой снимает на пляже девицу, и она безропотно повсюду за ним следует. Именно так это и выглядит… но в тоже время – какая разница? Женатый – не женатый… ясно, что ей хочется заняться сексом с этим мужчиной, и ему тоже.... Но гордость зачем-то победила. Они проводили ее до калитки, и сказали, что завтра поедут на море на хозяйском мотоцикле, который сегодня не дочинили. Там осталась какая-то ерунда. Заехать за Ритой? Мотоцикл с коляской. Ну да, почему нет…

             Дина спала на диване, с книгой на животе. Рита помылась и тоже пошла спать, и часа на два задремала… потом ее разбудил мамин звонок, было-то всего чуть больше полуночи. И уже не спалось. Вышла во двор, посмотрела на звезды, выкурила сигару из Дининых запасов, и решила дописать незаконченную сцену в Машиной квартире. А после попробовать про перемену фамилии, чтобы решить, нужно это  или  нет…

          

 

 

МОСФИЛЬМ  - СЦЕНАРИЙ

 

 

СЦЕНА  51. «Квартира Маши-3». Интерьер. Вечер. Зима

 

 

Вечер. Маша сидит на широком подоконнике в своей квартире, разговаривает по телефону, иногда поглядывая в окно.

-          Да не собираюсь я заниматься кино, папа… нет, мне это не интересно… Я считаю, что можно рискнуть… Но не бесследно же они пропадут! У нас будет фильм… В России тоже есть прокат… Папа, лучше ты сам с ним поговоришь… Да, у нас серьёзные отношения, я тебе сто раз говорила… Слушай, причём тут Денис? Мы с Денисом уже три года как расстались, а ты всё не можешь забыть про эти сорок тысяч несчастные!… Да, Васе я доверяю. Между прочим, он вообще не знал, что у меня есть деньги, когда мы познакомились, так что не надо… Нет, он меня не просил, просто я хочу ему помочь… - Маша видит, что к дому подъезжает джип Васи, он выходит, направляется к подъезду.

 -  Ладно, пап, давай я тебе в пятницу позвоню… Да, с дедушкой обязательно…

Разговаривая, Маша идёт к двери, собирается открывать и как раз в этот момент раздаётся звонок.

Маша открывает дверь, Вася обнимает её, хочет поцеловать.

-          Вася, подожди, я с папой разговариваю! - отстраняется от него Маша. - Это Вася пришёл…

Вася отпускает её, снимает ботинки, верхнюю одежду.

-          В пятницу я тебе точно скажу, когда мы вылетаем… Ну всё, пап, целую, пока. Мы едем на Рождество к папе! – последнюю фразу она радостно адресует Васе.

-   Да ты что?!

-          Ты доволен? Заодно поговоришь с ним о своём фильме.

-          Но ты же говорила, что мы поедем в марте… - чувствуется, что Вася растерян.

-          Ты что, не рад? – удивляется Маша.

-          Да нет, что ты, рад, конечно! Просто… сценарий надо дорабатывать, сметы ещё нет... Я только на днях нашёл сценариста. Твой папа подумает, что я несерьёзный человек.

-          Не волнуйся, просто познакомитесь. Я закажу билеты на двадцатое, хорошо?

-          Как скажешь… черт! Мне же нужно делать новый паспорт, я не успею.

-          Паспорт делается за три дня, это не проблема… хочешь, я им займусь?

-          А чуть позже нельзя? Я как назло набрал кучу рекламы, Коля один может не справиться…

Вася подходит к барной стойке, наливает себе немного коньяка, оборачивается к Маше:

 – Хочешь чего-нибудь?

-   Не хочу. Слушай, я ничего не понимаю - папа хочет с тобой познакомиться, а 

   ты рассказываешь мне про какую-то идиотскую рекламу… - недоумевает   

    девушка. -   Я что, ещё уговаривать тебя должна? Бред какой- то…

-          Маш, ну прости, я правда несу какую-то чушь… это от радости. Ну, извини! Конечно, мы поедем, хочешь, прямо завтра поедем… - Вася обнимает её, хочет поцеловать, - ну не сердись…

-    Ладно, я не сержусь. Подожди… - Маша высвобождается, идёт к компьютеру.

-          Ты куда?! Ты что, обиделась?

-          Да не обиделась, я хочу показать тебе кое-что… - Маша находит на полочке диск,  включает компьютер, вставляет диск. Пока изображение открывается, Маша объясняет:

-          Сегодня в Шереметьево раздавили такую вот штуку, сейчас покажу… ну, давай, открывайся… Дедушка очень расстроится, потому что это его война. Он пока ничего не знает…

-          Какие-то домики… - вглядывается Вася.

На экране монитора – фотография макета. Видны крыши домов, деревья, железная дорога, стога сена, огороды…

-          Вообще тут много фотографий. Каждый кусок отдельно сфотографирован и пронумерован… - Маша начинает открывать фотографии одну за другой, продолжая рассказ, - Эту штуку ему в Марселе изготовил один русский эмигрант, размер два на четыре метра, и тут все памятные деду места, кажется, от Великих Лук до Оренбурга…

-          Ничего себе! Твой дед авангардист…- Вася листает снимки в компьютере, - А почему нет людей?

-          Понятия не имею. Это ты у него спроси… Вась, ты знаешь какого-нибудь умельца? Макет надо срочно восстановить. Не важно, сколько это будет стоить. …

-          Ты меня уже совсем разлюбила, да? – Вася наклоняется к девушке, сидящей в компьютерном кресле, целует её в шею.

-          Не совсем…

Маша не сопротивляется, а Вася уже расстёгивает на ней кофточку.

-          У них есть художник, Олег называется… Пусть он найдёт кого-нибудь… на то он и художник…-

Вася уже снял кофточку, теперь развязывает тесёмки на ее юбке...

-          Да найдёт, конечно… я просто так спросила…

Раздаётся звонок в дверь. Вася и Маша недоумённо смотрят друг на друга. Звонок повторяется.

-          Кто это может быть? – тихо произносит Вася.

-          Никто … - Маша смотрит на часы, которые показывают двенадцать.

Два звонка подряд.

-          Но оно же звонит.

Маша натягивает на себя кофту. Застёгивая на ходу пуговицы, подходит к двери. Вася с умным видом садится за компьютер.

-          Кто там? – спрашивает Маша и смотрит в глазок.

Она видит Льва Львовича, крепкую молодую девицу и водителя, который стоит позади них.

-          Дедушка?! – удивляется Маша и открывает дверь.

-          А мы к тебе на огонёк! – радостно произносит дедушка. – Смотрю, свет горит, понимаешь ли, телефон всё время занят, дай, думаю, проведаю внучку, раз не спит!

-          Проходите… - растерянно произносит Маша, пропуская в квартиру компанию.

-          Лев Львович, неудобно, человек отдыхает… - смущенно говорит старичку девица.

-          В гробу все и отдохнём! – радуется старичок, подталкивая девицу, - Машенька, познакомься, это Танечка… - представляет он девицу.

Водитель тем временем вносит в комнату большую картонную коробку с какими-то продуктами и шампанским и, поздоровавшись с Васей,  садится на стул в дальнем конце комнаты.

-          А! И Васенька здесь? – старичок замечает Васю, - Здравствуйте деточка!

-          Добрый вечер! – подходит к ним Вася.

 

Все вместе проходят в комнату, садятся в кресла вокруг журнального столика.

Маша берёт телефонную трубку, из которой раздаются короткие гудки.

-          Забыла выключить… - откладывает трубку. - Будете пить чай?

-          А у нас шампанское! – провозглашает Лев Львович, и водитель начинает выставлять на стол бутылки и пирожные в прозрачной упаковке.

-          Мне так неудобно… - шепчет старичку девица.

-          Танечка такая скромница, - умильно сообщает Лев Львович, - Но только не на сцене! На сцене она – о-го-го-го!! - гладит он по спине девушку, - А завтра мы с Танюшей в Истру поедем, она у нас медсестру будет играть…

-          У вас в Истре съемки? – интересуется Вася. – А когда вернетесь?

-          Так всего на пару часов – после обеда едем, вечером возвращаемся.

-          Может с вами поехать? – размышляет Вася.  – Мне там с завода одну длинную штуковину надо забрать, положу ее на пол в автобусе…

-          Дедушка, мне надо тебе сказать кое-что, - решается Маша. - Только пообещай, что не будешь сильно волноваться.

-          А что случилось, деточка? – старичок уже немного волнуется.

-          Ничег