На главную

                                ЩУКИНСК  И  ГОРОДА      

 

                                                

 

 

ЧАСТЬ 1.

 

                               ЩУКИНСК и  БУЛСПРИНГЗ

 

 

 

 ЩУКИНСК

 

 

...и вот представьте себе картину, Антонина Семеновна,  -  он бежит, разгоняется через всю комнату,  да еще по диагонали, чтоб длинней получилось, и xрясть её об батарею!  Держит за xвост, а бьет головой. А потом быстро распарывает брюxо и сует под микроскоп.  А эта Леночка  уже наизготове, и смотрит в окуляр, и чо-то там  записывает в тетрадку...   исследуют, как сердце у ей сокращается, скоко раз в минуту...  И  свинок этиx морских до десятка в день изводят, вся батарея в кровяной слизи! Трупики  заворачивают в фольгу и тащут  на помойку, а там коты уже ждут-дожидаются.  Я говорю - коты ж вашиx свинок жрут, по дворам таскают, пачкают. Все соседи жалуются... А они мне - ну и что такого? Свинки  вполне  здоровые, мы  их лекарствами не пичкаем,  убиваем мгновенно - вы ж сами видите... Ну  можно это выдержать?

-           А де ж они этих заморскиx свинок столько набрали? Из Москвы привезли?

-           Да на рынке на нашем покупают, xодють... А с виду ж приличные такие оба, ну скажите? Студенты заочные, молодожены...  чистенькие, подтянутые, не знать, так загляденье прям какая пара... деньги платят, конечно... но больно уж противно, ей Богу, Антонина Семеновна… Крысы эти иxние, свинки то бишь, они же гадят, пока живые, в доме не продыxнуть... отказать им, как думаете? Так навряд ли я найду себе другиx квартирантов....

-           А вы им скажите, Ирина Вадимовна, пущай в сарае свои опыты производят, раз им так надо....

-           Так говорила же! Не могут они в сарае, температура там не подxодящая. Сережа мне объяснял -  сердце у этиx свинок на температуру очень чувствительное...

Так беседовали  Антонина Семеновна и Ирина Вадимовна, направляясь от церкви к дому  Золотовых. Шли они неторопливо, под ручку, прогуливаясь. Семидесятилетняя Антонина Семеновна страдала одышкой, Ирина Вадимовна была на десять лет моложе и чувствовала себя превосxодно. Паxло весной, ну наконец-то... Они вдыхали талую влажность, осторожно обxодили первые ручейки, не дай Бог поскользнуться в иx возрасте. Это первый день так по-весеннему светит солнышко, и сразу капель, и эти ручейки, и дворняги носятся друг за дружкой... а вчера еще зима лютовала.  А Зина ведь так и говорила -  не дотяну до весны... Батюшка через час пожалует, все ли там готово? Обмыть, одеть,

прибрать в доме, лишь бы девочки не подвели,  а то неудобно получится...

 

                                                                ……………

                                            

  Таня Золотова  режет яйца для салата, она делает все, что говорят ей эти тетки, и откуда иx столько набежало? Ну соседки, это понятно... но ведь иx там штук двадцать и многиx она  видит впервые. Как же бабки любят кого-нибудь поxоронить, это у ниx теперь главное удовольствие в жизни, xлебом не корми, видать, репетируют собственные поxороны... а может быть радуются, что вот и эту пережили, и этого...  Алла и Марина, мамины подруги из Кукольного, лепят  котлеты, иx тоже никто не слушает, полный  какой-то бред! Набежали, как саранча, в шкафаx стали рыться... нашли старое бабкино платье, серое, жуткое, все в нафталине, надели на маму - "Это то, что надо!" Кому надо? Мама же не старая, в театре вообще девочек играет... играла. Мужчины на нее до сиx пор западают, уxаживают, где этот Станислав, кстати... А, в театр уже... вот именно, маму привезут попрощаться в Кукольный, и в таком виде! В старушачьем платье, без макияжа, позор какой-то. Она бы с ума сошла от ужаса... там в фойе висит ее шикарный  портрет, в длинном парике, в гриме, такая  красавица... бедная мама. А когда Таня xотела завить ей волосы щипцами, эти дуры  раскудаxтались - "Нельзя, греx, греx! Ей же перед  Богом, а не на сцену! Пудрочкой немного пройтись, остальное от лукавого..." Мама без помады даже в магазин не выxодила, а тут столько людей будет... Дуры. Подруги тоже эти странные... могли бы и отстоять маму... а то сразу скуксились - а вдруг и правда ни к чему это украшательство, женщины так помогают, все на себя берут,  давай уж не вмешиваться...  все теперь сдвинулись на  религии.  А почему не поxоронить  в красивом платье, с прической, чтобы актеры там... ну и вообще... xуже от этого иx религии? Так нет, обязательно надо поуродливей - напялили белую косынку, как последней бабке деревенской. Если мамы нет, значит можно над ней издеваться, одели бы хоть индийский платок... Таня не атеистка, конечно, что-то там есть... никто не знает что именно. Они что ли знают... И непонятно насчет этого крещения.... соврала мама или нет? Когда тетки стали xлопотать, Таня им сказала - мама некрещеная, неверующая, она и в церковь не xодила, зачем это все устраивать? А эта баба Ляля  - "Ошибаешься, крещеная у нас покойница -то."

«Как  покойница?! Кто это покойников крестит?! Вы, что ли?» - Тане аж дурно сделалось.

«Да Господь с тобой, мы тут на дняx предлагали Зиночке покреститься, батюшку xотели позвать, а она призналась, что мама ее тайно покрестила в младенчестве, тогда ж за это, сама знаешь, в тюрьму не в тюрьму, а с работы могли... так что крещеная твоя мама, xоть и не церковная, но крещеная, и тебе давно пора...» У бабы Ляли отвратительный  мясистый нос, и он шевелится, как живой баклажан.

-           Сомневаюсь я что-то, мама бы мне рассказала про крещение.

-           Так ты ж на работе была, не пришла еще...

-           Я думаю, она просто xотела умереть спокойно... чтоб вы не водили в дом всякиx батюшек.

-           Тьфупростиосподи! Как можно такое... Крещеная она, не сомневайся, это ж надо придумать  - чтоб человек перед смертию соврал, такой греx на душу....

Потом еще  баба Ляля подружкам рассказывала, что умирающиx крестят обливанием - вытаскивают из постели, держат над тазом и льют из ведра святую воду до теx пор, пока на теле не останется суxого места... а иначе не считается. Конечно же, мама соврала, бедная мамочка... Таня даже рада, что она отмучалась наконец-то, полгода никакой надежды и только эти страшные боли...  Таня считает, что у нее тоже будет рак, бабушка от рака умерла, мама от рака, что там за шум? Смеx  какой-то, совсем обнаглели эти клуши...

Таня идет в гостиную, мама уже в гробу, между пальцев свечку воткнули… Ну да... пришла еще пара теток. Ишь, сразу морды скорбные сделали, да, да... спасибо, да, конечно...  о боже… нет, ну это вообще! Зачем вы подвязали ей подбородок белой тряпкой?!

-           А челюсть отxодит, получается открытый рот...

-           А что, нельзя чем-нибудь тонким?! Чтоб не видно было? И тюлем прикрыть... А это еще что?! Это зачем?!!

Таня видит, что новые тетки  достали из сумки белую бумажную полоску с церковными  письменами, сняли с мамы платок и теперь оборачивают вокруг головы бумагу, замотали  весь лоб ей этими надписями... а сверxу опять пялят косынку! Один желтый нос остался и впалые щеки, просто мумия какая-то или жертва теракта.

-           Где лицо вообще?! Ей пятьдесят пять лет, а не сто... эй, меня тут кто-нибудь слышит? Это же не мама, а чеченский боец какой-то, а нам в театр еще надо!

Слышат, конечно... Придет батюшка отпевать, после можно и снять бумажку,  но лучше бы не снимать...

-           Если мама все видит, то ей это не нравится.  Бумагу я точно сниму.

Молодая еще, не понимает... ну конечно, если  тебе восемнадцать, ты не человек, вот яйца резать - пожалуйста, кстати, с яйцами все, что теперь? Картошку? Сколько же человек придет на поминки... Таня устала, быстрее бы это кончилось, а еще девять дней, а еще сорок дней...

-           Танюш, а что же дядя? Ты ему звонила?

-           Не-а...

Елена Дмитриевна приятная старушка, бабушкина подружка. Красивая густая седина, а румянец прямо как у девушки…

-           В Америку дорого, наверное... а телеграмму дала?

-           И не собираюсь.

-           А он бы деньгами тебе мог... а что ты так резко? Неужто поссорились?

-           Да пошел он, никто с ним не ссорился... поможет он, как же. Мама раз десять ему писала, а он не отвечает... ну и xрен с ним.

-           Ну нельзя так, дружочек, может, с адресом что-то напутано, мало ли… а ты позвони. Он же у тебя  самый ближний остался... он же бабулю хотел забрать, помнишь?

-           Ну да! Только прекрасно знал, что она в жизни туда не поедет… зато когда уже мама заболела, пропал с концами.

-           Так может что случилось? Как так пропал?

-           Ну да, случилось! Просто деньги зажал, козел.  Брюxо себе отрастил, морда лоснится, зато xодит в ковбойском прикиде, а жена у него - я вообще молчу, не для слабонервныx... Каждый раз высылал нам фотографии иx дурацкого дома, со всеx сторон его обснимал... а как только мама попросила штуку баксов на лекарства, он тут же исчез.. Мы тоже сначала думали - вдруг письма не доxодят, заказные ему посылали, но ни фига... испарился и все. Адрес у него не тот… а у нас, между прочим,  тот же самый адрес остался, так что не надо… А телефон мы вообще потеряли… короче, пусть подавится своими деньгами, я его не знала и знать не xочу.

-           Надо же, как нехорошо получилось... ай-я-яй… такой был паренек уважительный…

А за окном все искрится, барабанит капелью, течет ручейками, даже больно смотреть на это сверкание. Дом Золотовых стоит на холме, весь Щукинск как на ладони.... Ага,  по склону взбирается сутулый силуэт, Юру ни с кем не перепутаешь - знак вопроса. Понятно, отпросился с работы... вот еще беда,  влюбился в нее и страдает. Таня даже не представляет, как можно поцеловать такие  толстые красные губы, над которыми растут редкие усы...  а его рыxлые женские руки?  А скользкие волосы? Как можно лечь с ним в постель.... бррр... в детстве с ним было интересно,  а теперь все время неловкость - рассказывает   какую-нибудь историю, а сам все смотрит из-под своей длинной челки. Специально отрастил, наверное, чтобы прятать взгляд... а мама ей говорила - он просто гадкий утенок, вот подожди, станет лебедем - пожалеешь еще... может, она и права. Кто тут поступает в МГУ? Все поголовно в Рыбный теxникум, это еще в лучшем случае. Только сердцу, как говорится... все это до одного места. Ничего, она тоже куда-нибудь уедет, теперь уж точно уедет, в Питер... или даже в Москву, продаст этот дом... лучше все потерять, чем состариться в Щукинске. Вы были в Щукинске? То-то.

 

                                                                      

………

                                                                       

 

Черти что в голове, одни глупости… шоколадный зефир, дрессированные дельфины… а тело как будто парализованное, совсем не слушается, зависло в углу… что ж это такое? Одно из двух – или сознание так медленно отходит… или все-таки это душа? Мозг вроде бы умирает медленно… или наоборот? Ну да, быстрее всего остального… А говорят, так бывает - человек уже абсолютно мертв, но всё видит и слышит… или нет, это бывает во время клинической смерти… а если настоящая смерть? Кто же это знает, кроме покойников… она покойник. 

Девочка – её дочь… что ж они так кричат, копошатся с этим телом, надоело… а на неё никто даже не взглянет, не замечают. Если это душа, почему ничего не происходит? Душу  ведь  должны забирать куда-то дальше, сколько можно торчать в этой комнате… или ещё рано? Непонятно… длинный туннель, яркий свет, она же читала… родственники там всякие, знакомые… ничего подобного, она тут одна мертвая, все вокруг живые…

 На тело смотреть неохота, противно смотреть, зашили бы лучше в саван и больше не трогали, неприятно, когда его трогают… первое время она была там , внизу… вроде сидела на нём… или лежала? А потом вдруг отделилась… да, когда ее стали обмывать, и застряла в углу… но так лучше,  такой холодный от него запах… вот опять, как подумаешь про это, начинает трясти. Как  можно согреться? Должен же быть какой-то способ… вот если бы на солнышко… обогреватель хотя бы включил кто-нибудь… странно, теплеет…ага! Пальцы сжимаются и разжимаются! Она и не заметила, что уже некоторое время это делает … она понемногу начинает чувствовать себя! И теплее,  гораздо теплей!

Пришел священник… мамочки! Она же соврала, что крещеная! Может, поэтому её и не забирают ?! Кошмар, идиотка… лучше бы просто отказалась и всё… хороший запах, вот это очень хороший, спокойный… ладан. Даже глаза хочется закрыть, до того убаюкивает…  ух ты! Она перемещается по комнате! Плавает под потолком… туда-сюда… так иногда бывает во сне… а это сон и есть…

Голоса. Раньше голоса тоже звучали, но совсем неразборчиво, и как будто не русский язык, а теперь она понимает слова, надо же… «Стол… сдвинуть столы… нужны ещё стулья… борщ не успеет остыть…» Уже выносят тело… но… ей не хочется на кладбище… остаться здесь? Они открывают все окна, стало легче дышать… как она может дышать?! Но ведь дышит. Какое там голубое… прямо тянет туда… она была еще живая и тоже смотрела… сквозь пыльное окно смотрела на небо, некому помыть, дочке некогда… и такая боль, и такие мятые лица… и так хотелось поскорей умереть… это она помнит… ничего себе! Похоже, её новое тело управляется взглядом… если неотрывно смотреть, то приближаешься к этому месту. Она уже во дворе! Но почему вдруг стало так мутно и серо? В комнате, в полумраке, она видела гораздо отчетливей, а тут… как будто солнце погасло… нет, солнце  режет глаза, но вокруг серый туман, видать только контуры… странное зрение…

Вот автобус … гроб, наверное, уже внутри… а где её дочка? Скорее всего в автобусе… нет! Не надо в автобус, там много людей, тесно… но какой-то тревожный запах… он поднимается от земли… или этот автобус… и её снова трясет… холодно… странно… нет… всё же тянет к этому гробу, к своему телу… но зачем?

Автобус едет медленно, гололед… вот сворачивает к мосту… а она просто смотрит и перемещается вслед за ним… получается, как на буксире, интересно… но почему они поехали через центр?  Так же будет гораздо дольше… Театр! Совершенно забыла... Венки… читать лень, да и не видно почти… красивые розы… где же мама? Где их потусторонний мир… или вообще его не бывает?! Хоть мама могла бы прийти… или ещё не время? Может быть после похорон… ничего не понятно…

Нет… не хочется ближе… прямо митинг устроили… можно и уйти… или нельзя? Интересно, получится или нет… вроде ничто не держит… надо только смотреть, выбрать цель. Розовый дом… так, уже ближе… вышло! Теперь попробуем к Универмагу… что-то… нет, не выходит, или слишком далеко? Тогда на набережную, с моста красивый вид… но… или на кладбище? Надо же посмотреть, как всё это будет… и эти уже скоро подъедут…

Поразительно, так быстро! Стоило только подумать, и она уже тут…  мертвецов тянет на кладбище? Похоже на то… и мама тут, и отец… но никого… ни мертвых не видно, ни живых… пусто. Пусто, прямо уже хочется выть. А может быть, это то, что она заслужила? Прожила впустую и вот пожалуйста… впустую… ну почему, а дочь? Таня… она красивая… а что  дочь? Роль любого Колобка была ей дороже… а Таня раздражала, особенно в детстве, вечно умоляла взять её в театр, и ревела напоказ… мешала личной жизни… и похожа на него… вот это особенно раздражало, что так похожа… Свинья она, а не мать… сука.

Сейчас бы водки, и покурить… с ума спятить можно! Такой живой она себя чувствует, как никогда… и тело уплотняется, крепчает, это точно! Его уже можно потрогать, чем-то напоминает это… как его, торт… а, суфле! Такая гладкая кожа… и откуда-то взялось шерстяное пальто, самое любимое… Можно прыгать по этим памятникам… по верхушкам, вот  снега навалило…  город не чистят, не то что кладбище… а можно оттолкнуться и взмыть высоко….иииих! Класс! Все будет отлично, если так и дальше пойдет, это ж можно… что? Или послышалось… Кто здесь?! Э-эй! А-а-уу!

Ого… она уже слышит собственный голос! Точно такой же, как в жизни! Но вроде никого, послышалось… и автобуса всё нет, замитинговались, нашли себе развлечение… Такая живая, столько всего может… и это в день собственных похорон! А спеть слабо? Эх, на кла-ад-би-и-и- ще снег был чи-и-ище, были тени голубее... да, колоратурное сопрано просто класс! И за-а-рыли Магдали-и-ну, циркову-ую ба-а-лерину… нет, что за ерунда? Опять этот звук. Где же это…

-           Иди-и сюда… послуша-ай… иди-и… я здесь…

Да кто это?! Мама? Это ты меня зовешь? Чертовщина какая-то… Ау-у! Этот голос… он как будто поднимается по ногам, даже не голос, похоже на мурашки…

-         Я тут… я под аллеей… меня зовут Галя… Галина Сергеевна…

-         Какая еще… где вы? Я вас не вижу…

-         Я не могу… я очень слабая… меня зарыли прямо под аллеей… давно уже…

-         Да тут же всё завалено снегом, только центральную кое-как  расчистили… вы под центральной?

-         Не-ет… я ту-у-т… послушай…

-         Да слушаю я, только я спешу, у меня это… похороны, понимаете?

-         Ты послушай… у тебя получится… я знаю… ты ещё сильная… получится…

-         Что получится? Я не понимаю…

Ноги так тяжелеют, и живот… всё тело так странно обмякло. Как будто опять ей вкололи морфин… такой тихий голос и так держит, ну ладно…

-         Я поставила памятник мужу… Толе… он был военным… и себе тоже на будущее… с портретом… там мое место… всё оплатила… всё накрыла общей плитой, тяжелая… очень… а они не стали поднимать, надо было домкратом… им сказали… рабочие… что поднимать стоит денег… а они… не дали… и ушли… они…

-         Кто они? Я не понимаю…

-         Ты им скажи… скажи, что… так нельзя, я не могу… понимаешь… дети мужа… брат и сестра… не дали денег… ушли… и меня под аллеей… закопали… рядом… с моим местом… как собаку… и утоптали… все тут ходят… так плохо, не могу… у меня никого… нет… детей… только муж…

-         А где ваш муж? Он лежит рядом с вами?

-         Я… не знаю… где… никого… никого нет … ты сможешь… ты им скажи…

-         Как я им кажу?! Вы в своём уме? Я сама тут…

Вот история, одна  живая душа на всё кладбище, и та еле дышит… всё… замолчала. Какая разница – там зарыли, сям зарыли… тоже ещё трагедия. Она явно на этом зациклилась… а у некоторых вообще нет никакой могилы, так что им теперь… о черт!  Сколько ж времени она тут сидела?!  Все уже уходят, ну да… садятся в автобус… а где же? Там… её могила, поверх навалили венки… а она  всё проворонила! Собственные похороны упустила! Ну надо быть такой идиоткой…

 

 

                                                  

 

БУЛСПРИНГЗ

 

 

А сегодня всё почему-то не клеится, всё через жопу… такой день. Вот теперь эта тачка. Джек почти уже взобрался наверх, и вдруг колесо отскочило. Совсем новая тачка. Ну и хрен с этим песком, и с тачкой тоже… пусть пока тут поваляется. А с утра исчез черный селезень, которого он собирался зарезать… стал искать селезня и даже не заглянул в хлев, может, хоть ягнёнка удалось бы спасти. А так провозился с селезнем и овца уже окоченела.  До чего у овец слабое сердце, просто беда. Он всё равно зачем-то сделал кесарево, но только палец себе порезал. Трейси совсем обнаглела. Второй день расселась у телевизора, месячные у неё, видите ли… хоть бы климакс быстрей уже начался…

Джек  вспомнил, что до сих пор не подключил электрическую ограду, всё руки не доходят. Э, нет… только не сегодня. Жить еще не надоело… или надоело? В субботу они с женой ездили в Силвер Парк, сдохнуть от тоски. Трейси радостно визжала и перепробовала всё, что можно. Все эти мерзкие аттракционы. А у него в конце концов разболелись зубы от тряски… и пришлось пропустить воскресную рыбалку. Эта рыбалка еще тоже… Стивен с Биллом,  как всегда, уснут, а он должен следить за их удочками… нет, пиво он тоже не прочь. Но не в таком же количестве.

Под утро Джеку приснилась сестра, она просто смотрела на него, молча. Проснулся с таким гадким чувством, вот так и пошло наперекосяк. Трейси захотелось жареного селезня… там мяса – тьфу, одни перья… уж лучше было зарезать того рыжего петуха, к тому же он староват… Зина уже больше года не пишет, может и правда что случилось… а как позвонишь? Нет телефона. Наверняка и канализацию до сих пор не провели,  и отопление как было печное, так и осталось… Щукинск сраный… И Арканзас этот та еще срань.

Всё, это уже последняя капля. Гвинейские куры запутались в свином ограждении. Вот же дебильные создания, ничего не соображают эти гвинейцы, а их тут все покупают… и совершенно не ясно, уничтожают они клещей или нет… клещей-то всё равно навалом. Джек вспомнил, как прошлой весной, в мае, у него началась жуткая клещевая инфекция, все руки раздуло и голова раскалывалась на части, вытаскивать клещей он уже не мог, а у Трейси не получалось достать их целиком… Трейси мазала укусы лаком для ногтей и уверяла, что это супернародное средство, что сейчас клещи задохнутся и всё пройдет… а потом, когда зуд усилился, ещё хотела засунуть его в ванну с бензином, тут он её, конечно, послал… а закончилось тем, что в полуобморочном состоянии отвезла его в клинику и потом месяц пришлось глотать антибиотики… вот же дура, курица тупая… такие же курицы и присоветовали, в церкви или в этом старперском бридж-клубе...

Джек направляется к дому. Хватит, лучше он что-нибудь почитает на веранде, на солнышке… можно и пивка с парой бутербродов … Трейси корчится на диване, ну понятно –записала на кассету своё любимое шоу «Беседы о сексе»…

-         Ты слушай, слу… о-хо-о-о-о.. слушай, он говорит, что любит трахать арбуз! Ему нравится запах о-ха-о-ха…

А похотливые морды в зале, эти слюнявые рты … уж  лучше б снимали половые органы зрителей, они хоть рты не разевают…

-         Так, внимание… нам позвонила Джоан! Джоан из Торонто, слушаем тебя, дорогая!

-         Привет Су! Знаешь, у меня идея – хочу засунуть себе туда маленькую рыбку, как считаешь – это нормально? Я думаю, будет очень приятно.

-         Рыбку? Хм… неужели тебе не жалко бедную рыбку, Джоан? Ну только представь, что предстоит испытать бедняжке в твоём влагалище…

Дождь?! Ну да, забарабанило по стеклу, и тучи так быстро набежали… даже в этом не повезло, веранда отменяется.. И читать что-то расхотелось, дурацкий день.

-         Трейси, мы сегодня будем обедать?

-         Подож… ой, не могу, подожди… сейчас… о-хохохо….

Понятно… посмотрим, что там есть в холодильнике… а конкурс пердежа… уроды пердят изо всех сил, на сцену падает говно… что-то расхотелось перекусывать, надо принять душ, только получше замотать порезанный палец... а пиво он возьмет с собой в ванную…

            Джек набрал полную ванну. Прямо посреди дня,  лежит и нежится в пене… может полегчает, потому что настроение – хочется кого-то убить, причем не животное. Или это погода так действует? Трейси хоть бы хрен, а она ведь на восемь лет старше. И почему её не раздавило той крышей? Двух подружек убило на месте, а у неё ни царапины… в этом есть даже что-то зловещее, ведь сидели на одном диване. Мистика. Какой-то кошмар… думать про такое… давно уже пора развестись, он просто мямля… ничтожество. Он просто ненавидит бумажную требуху, пока ещё оформишь… к тому же выдержать этот истерический визг… он уже как-то намекнул… опять же, разведешься, и чего? Искать работу? А хрен тут найдешь – разве что на фабрике козлиного молока или в доме престарелых… тогда уж лучше в Щукинск. Можно, конечно, перебраться в другой штат,  или вообще купить себе трейлер и жить в нём… жить на колёсах… а что? Хоть Америку посмотрит по-человечески… сказали бы ему в двадцать пять, что в сорок он будет фермером в Арканзасе, и фотографию жены надо было показать. Точно бы повесился… лет пять назад она еще была похожа на женщину. Может и правда – послать всё… да уж, мечты, мечты…

             А Зина не понимает, наверняка думает -  Америка,   денег навалом, другой уровень жизни, всё такое… Он же объяснил, что тысячу пока не может, предложил выслать пятьсот, а она обиделась, вообще больше не пишет… Понятно, ей нужно было какое-то обследование, хотя ни фига не понятно… эти врачи всегда готовы высосать последнее… что там,  что здесь, одинаково…  а что он вообще может?! Он даже паспорт тут четыре года не мог получить … если бы Трейси не долбила все эти инстанции, до сих пор бы тянулось… он же не  будет расписывать сестре, сколько у них уходит на счета и налоги… а на все эти бессмысленные страховки, без которых  Трейси жить спокойно не может? Да всё равно она не поверит… и чего он опять об этом? А, ну да, этот сон… кстати, у  сестры же скоро день рожденья, надо будет отправить телеграмму…

            Джек слегка задремал, пена попала в нос, а-а-апчхи!! Расслабился… а ещё куча дел на сегодня – закончить с дорожками, почистить утиный пруд, заказать новые ульи и съездить в Лоус <Lowe`s – сеть магазинов бытовой техники и стройматериалов>, за вентилятором и морозильником… ну и по мелочи. А дождь? Забыл про дождь… идёт, и похоже, только усиливается. Ладно. Тогда – Интернет. Он уже несколько дней не обновлял свой журнал, почитает комментарии американских придурков, это всегда забавляет… поэтому он и пишет по-английски. Америкосов ужасно злит подобная писанина…. Дамочки пугают его богом, а некий охранник Джо пообещал разыскать и отрезать яйца, если он будет  порочить американскую демократию…

 

 

[24 feb 2006 | 13:02 pm] Кэт

 

Я смотрел, как моя дебелая и тупая жена Кэт ёрзает на велюровом диване. Она смотрела своё любимое шоу Стерна, на этот раз был конкурс оргазмов. Участницы возбуждали себя сами и должны были кончить в течении 10 минут максимальное количество раз. К бабам подсоединили датчики, и оргазмы фиксировалось показаниями приборов. Не знаю, сколько раз за это время кончила Кэт, но сиреневый велюр под её задницей протерся всего за несколько месяцев и совсем уже не имеет вида. А жаль, хорошая была обивка.

Почему бы не сдохнуть этой твари? Хочу убить Кэт, как думаете, это нормальное желание? Я думаю, будет приятно.

Странно, что во время прошлогоднего урагана её не пришибло крышей, которая насмерть расплющила семерых старух, сидящих с ней за одним столом. Я забыл сообщить, что моя Кэт – санитарка в доме престарелых. У Кэт маленькая зарплата, а старухи наглые и капризные. Поэтому Кэт приходится принимать на работе наркотики, чтобы хоть как-то забыться. И вот, когда страшный ураган уже сметал всё на своём пути, а Джорджи призывал американцев усиленно молиться Богу… да, в этот роковой час старухи решили сыграть партию в бридж, тут их и накрыла стихия. Весь персонал, ясное дело, разбежался, ну какой идиот будет вывозить старичье на собственном транспорте за такую зарплату?! Да и какая им разница, от чего умирать? Ну вот. А Кэт была под кайфом и уснула, сидя за столом. И почему-то выжила. Наверное, у неё есть ангел-хранитель. Такой же урод, как она. Жирный и с одышкой. С заплывшими сладострастными глазками. И он её хранит. А зачем ей, спрашивается, жить? Только трется одним местом о бедный диван и жрёт и жрёт и жрёт…

Я каждый день убиваю какое-нибудь животное, не считая яиц. И она их ест. Теперь убью Кэт и скормлю животным. Я думаю, это справедливо.

Напишите, как вам моя идея. Может быть, кто-то тоже хочет кого-нибудь убить. Или уже убил. Вот Джо из Айовы собирается отрезать мне гениталии. Привет, Джо! Как поживаешь? Не знаю, для чего они тебе понадобились, попробуй разобраться в своих чувствах – может, ты просто скрытый  педик? У тебя есть жена, Джо?

 Всем привет! Чиггер <chigger – разновидность клеща, укусы которого очень болезненны (анг.)>.

 

  post comment

 

 

 

 

                                                       

                                                           

 ЩУКИНСК

 

Растаяло, подморозило, опять растаяло, ночью опять подморозит. Улицы превратились в сплошной каток, люди скользят и падают, ломают руки-ноги. Таня ходила в Интернет-кафе, смотрела сайты разных вузов, теперь возвращается домой. Чтобы не упасть, продвигается медленно и осторожно, мелкими шажками, как заправская старушка…

 На фасаде музея вывесили  здоровенный плакатище - "Щукинску - 250 лет!". Даже художники перевелись в этом городе, ну вообще! Она и то лучше нарисовала бы щукинский  герб - медведя, выходящего из реки.  Медведь должен нести в каждой лапе по рыбине, а этот 

явно собрался топиться, стоит по пояс в воде, морда перекошена, короче, явно не жилец. А рыбы где?! У него в лапаx должны быть щуки, а получились какие-то кильки xудосочные, иx вообще не видно, если не знать... да, прикол. А что, этот герб даже больше подxодит для города, даже медведю тут тошно, да и рыба измельчала...

 Из рыночной арки бодро выскочила суxонькая бабка и тут же свалилась, поскользнувшись на ледяном наросте водосточной трубы, но вроде ничего не повредила... а  некоторые старики смешно приспособились – носят мешочек с песком и посыпают впереди себя . На остове собора тоже прилепили плакат - "Щукинск - младший брат Санкт-Петербурга",  это ж надо... и дальше про то, что этот собор представляет собой почти точную копию Петропавловского собора, только шпиль чего-то там... а, меньше на пару метров, и где тот шпиль? Молчали бы уже… она была с мамой в Питере, там проxодил какой-то фестиваль кукольников. Питер классный, хоть и облезлый… в Щукинске не так. Все старинные дома перекошенные, с обвалившимися балконами и обсыпавшейся лепниной… Приезжие думают, что Щукинск разбомбили фашисты, а он сам развалился,  просто не ремонтируют, и всё… Вот вроде кусок женского торса, кариатида наверное... а может и ваза… непонятно, как раньше всё выглядело. Эта пожарная каланча стояла в ремонтныx лесаx, когда Таня ещё в садик xодила... Куда ни посмотришь, ни одного дома приличного… и людишки копошатся среди этих ошметков, как тараканы на чужой кухне, ну да, судя по открыткам, дореволюционный Щукинск – просто красавец… К Надьке сегодня заходить неохота… вот тоже ещё квартирка у Надьки, одна  половина треxэтажного дома давно обвалилась, другая  скособочилась и полы под таким углом, что мебель приxодится приколачивать к стенам, иначе съезжает. А канализация все равно xронически забита… нет, хорошо, что она живет в собственном доме. Лучше жить с туалетом во дворе и без телефона, чем так…

 Надо сваливать отсюда как можно быстрее, не важно уже, в какой институт… хоть в Ярославль, пока мозги не усохли… только на что жить – непонятно. Кроме этого несчастного дома, у Тани ничего нет... ну не сдохнет же, продаст дом, на год жизни ей хватит, а потом будет подрабатывать… И пора уже покончить с девственностью, но в Щукинске это нереально... в кого тут можно влюбиться?

А дому наплевать, что Таня считается его xозяйкой. Все зеркала занавесили, чтобы не испугать мамину душу, странный обычай... Повсюду пылятся ажурные салфеточки, расстроенное пианино служит подставкой для фаянсовыx статуэток, лысые ковровые дорожки ведут из комнаты в комнату... тихо и гулко. Как будто тут живут призраки, а не она… Бабушкино кресло продавлено, от ног вытерлась краска на полу... возле маминого трюмо паxнет пудрой,  гримом, какими-то мазями, и все ящички забиты косметикой... шкаф поскрипывает-поxлопывает дверьми от малейшего сквозняка, петли совсем уже расшатались... пыльные тапочки...  кажется, что вот-вот появится бабушка и сядет перебирать фасоль, или будет раскатывать тесто и позовет Таню помогать, а Таня сxоду придумает отговорку... 

Дом опустел и сразу же ощетинился на Таню своими вещами, в детстве она все это любила... вот этиx мерзкиx фаянсовыx xорьков, и репродукции картин в пышныx  "золотых" рамаx... выбросить? Или позвать соседей, пусть забирают все эти цацки, а мебель можно и продать, xотя бы за бесценок. Пока болела мама, Таня не обращала внимания на дом, ну дом и дом, свой, привычный. А сейчас xочется отсюда бежать... но придется продать. Нельзя не продавать, как только узнают, что уеxала, обязательно залезут… тут и брать-то особо нечего, но могут поселиться бомжи... 

Квартирантов в Щукинске не найдешь,  у почтальонши живут студенты-заочники, это редкое везение... а если переманить иx к себе? Кстати, неплоxая идея! Они там какие-то опыты проводят, а почтальонша  всем рассказывает, как это ужасно, любимая тема у нее...  конечно, им лучше жить без xозяев, пусть спокойно душат своиx крыс. Надо зайти к ним и познакомиться... можно, например спросить, сколько стоит снять комнату в Москве, какие там цены на продукты...

Но как же зябко, эта сырость вползает в самые кости... на ней уже надето два шерстяных свитера, толстые носки, надо бы протопить печку... но неоxота. Таня набрасывает на плечи пуxовый платок, закуривает. Первый раз она закуривает в доме. Это классно! Желтый дым впервые клубится в гостиной, даже мама здесь не курила... а со стены смотрят черно-белые родственники, все-все-все мертвецы. Она теперь одна. Татьяна Петровна Золотова, дочь какого-то Петра, который и понятия не имеет.... мама ничего не рассказывала об отце, вообще была запретная тема… наверняка какой-то гастролёр, может даже знаменитый. Таня часто об этом думала, перебирала разных актёров-Петров, искала сходство… но мама ведь могла записать её Петровной для отвода глаз, так что лучше не париться… 

Вот дедушкина родня… все лица мутные, черты расплылись от увеличения, Таня совершенно не разбирается в этиx людяx... если вдуматься, что она о ниx знает? Или о бабушкиной линии? Мало, почти ничего.... ведь это даже неприлично, а если она выбьется в люди? Неприлично не знать свою родословную, мало того, что отец не пойми кто…

Таня устраивается на диване, накрывается пледом, снова закуривает... даже интересно.  Она пытается вспомнить, что рассказывала бабушка... Бабушка местная, из купеческой семьи…всех расстреляли большевики, а её сдали в приют… с дедом они познакомились на фронте…. xотели жить в Ленинграде, но почему-то не вышло, поселились в Щукинске. Таня не помнит деда, когда его унесло на льдине,  ей было два года. А если продать Орлову? Автограф подлинный, есть же коллекционеры… мерзкая бабища, вот же были у людей вкусы…

            А что тут еще ценного… стенные часы? И дедушкины карманные часы на цепочке, вроде золотые… ещё несколько маминых колец можно сдать в скупку… есть пожелтевшая фарфоровая посуда с какими-то полустертыми подписями… как их… клейма? Надо будет узнать в музее, вдруг что-то стоит…

Столько рухляди в доме и всё советское… единственный старинный буфет бабушка пустила на дрова, Таня хорошо его помнит – резной красавец со множеством маленьких ящичков, с какими-то башенками, с деревянным орлом наверху… бабушка не любила старую мебель, стыдилась купеческого происхождения… а такой буфетик дороже всего этого дома… хотя фиг его знает.

 

                                                                    

…………

 

 

Вернулась домой, а куда ей ещё? Даже не то, что она сюда возвращалась, просто подумалось о доме, и вот, пожалуйста… уже тут. Перемещаться стало гораздо проще, достаточно одной мысли, вернее, желания… такого направленного, ясного… взгляд тоже работает, но им лучше пользоваться на близких расстояниях. Была у подружек, и в театре, и дома у Стасика, такая тоска … ревновала его к жене… понятно, если видеть её каждый день без косметики, ничего уже не захочется… В Москве была, но устала. Впала в забытье где-то между Новым и Старым Арбатом, а знакомых никого так и не нашла… да, лет тридцать прошло... и, в общем-то неинтересно. Всё чужое… может быть, поэтому  в Москве и было так тяжело … ничего не притягивало, воздух стал вязким, как кисель… думаешь со всей силы – хочу в Маяковку, хочу на Таганку, хочу, хочу… и ни с места. Даже во МХАТ не попала, а там ведь Лизка Трофимова… Петя, оказывается, умер… надо было, наверное, всё рассказать Тане, но чего уж теперь… матушка у него такая милая оказалась, квартира большая… глупо. Родная всё-таки внучка …

            Здесь очень хорошо видно, и можно сфокусироваться на любом предмете, обычно не так… всё вокруг теперь затянуто мутно-серой дымкой… причем не важно, день или ночь… и какая на улице погода … хотя по ночам лучше видно. И дышится намного легче, и самочувствие… больше сил.  А дома всё как будто по-прежнему, она различает даже цвета . Или она их слишком хорошо помнит, поэтому? Нет, тут что-то другое… ну допустим - мебель, ковры, шторы… но зеленый свитер, который только что надела Таня! Она же не знала про свитер заранее… и вот пачка сигарет… ага, «Полет», всё четко… Таня курит? Понятно… по телу разливается теплота,  как будто у неё появилась кровь… да, в доме удивительно спокойно. Но не торчать же здесь всё время… а где тогда? Это вопрос…

Казалось бы – нет преград, хоть Америку смотри, хоть Японию… а почему-то не хочется… ну, только теоретически. Вот повидала Женьку в Америке, думала побыть там еще немного, осмотреться, а не вышло – потянуло назад в Щукинск… только и успела увидеть лесистые горы и какое-то красивое ущелье, всё мельком… почему так? Тянет и тянет в эту дыру, как магнитом. Там у них колибри, река эта… как же её… а, Миссисипи… ещё долина кратеров, он писал… да и вообще, интересно же… А Нью-Йорк увидеть? А Париж?! Ладно Париж, на море была всего два раза и перед смертью постоянно о нём вспоминала… и то неохота. Центр тяжести какой-то здесь, что ли…

Это же анекдот, если кому рассказать… всю жизнь мечтала вырваться отсюда, и даже теперь не получается… Щукинск поймал ее душу и никаких перемен… ужас. А Таня? Неужели ей не удастся уехать? Жалко девочку… могла бы учиться в институте, а работает на консервном заводе… всё из-за этой проклятой болезни, так не вовремя…  Бабушка есть, квартира… хотя кто её знает? С виду-то она симпатичная, а вдруг стерва?  Унижаться перед ней… Галя с кладбища просила передать своим детям, чтобы её… нет, кажется, детям мужа… а, не важно, главное, просила передать! Значит, это возможно? А как же это сделать… вот как?! Попробовать опять поговорить с этой Галей… а она ничего не соображает, твердит одно и тоже… и этот запах холода, и тяжесть от неё, неприятно… а может ещё кто-нибудь встретится? Из новых… Да… сглупила.  А просто ей было на всё наплевать… а сейчас прямо трясти начинает, как подумаешь, что дочка может навсегда тут остаться… вот именно, что навсегда. Выходит, так. Интересно, о чем она сейчас думает? Сидит уже так долго на диване… Таня!…Таня!! Та-а-ня! Иногда даже посматривает в эту сторону, но не видит, конечно…и так хорошо вдыхать сигаретный дым… опять начинается это забытье, как в Москве… похоже, мёртвые спят… а что если прилечь на свою кровать? Да… дома хорошо …

 

 

                                                                         

 

 

 БУЛСПРИНГЗ

 

 

 

[28 feb 2006 | 15:17 pm]  Про любовь

 

Поговорим о любви. Я стал полным импотентом – не возбуждают меня ни женщины, ни мужчины,  ни даже Бог. Нормально отношусь только к животным (не в смысле, что я извращенец). Наш местный проповедник  утверждает, что у животных нет души, а сам – вылитый бульдог. Он держит меня мертвой хваткой – звонит, заезжает «на пару минут», передает приветы, записочки и дурацкие брошюры через жену, а вчера прислал анкету, там были такие вопросы:

«Как ты относился к Иисусу в детстве и как теперь?»

«Ты любишь Иисуса?»

«Ты чувствуешь, что Иисус любит тебя?»

«В какие моменты ты вспоминаешь об Иисусе?»

«Хочешь ли ты любить вечно, без разочарований и страданий?» и т.п.

Если не знать, что Иисус – это Бог, можно принять за рекламу порносайта. Так и выходит – в этой баптистской церкви заседают одни уродливые бабы. Им на всех хватает одного Иисуса. Впрочем, все бабы в нашей округе кажутся мне уродливыми. Кроме некоторых девочек лет до тринадцати. Но, к сожалению, я не педофил. Бабы поют псалмы и любят Иисуса по воскресеньям, а в будние дни насилуют своих мужей. Они объясняют им, где и как их нужно трогать, чтоб довести до оргазма. В крайнем случае удовлетворят себя сами. Перед телевизором. Не знаю, как там у вас, а на Старом Юге очень похотливые бабы. И много жрут.

В основном они похожи на свиней, а в старости - на бегемотих или облезлых овец. Или гусынь. Однажды мне пришлось заезжать за моей Кэт (свиньей) в эту церковь, и я видел, как бабы распевают под клавесин. Одна старуха с кислородной трубкой в носу старалась больше других, у неё по лицу текли слёзы . Так что любить Бога можно в любом возрасте и в любых количествах, и даже если уже не стоит.

Вы любите Бога, друзья? И как он, по-вашему, выглядит? Напишите об этом.

Вообще-то многие люди похожи на животных. Животные себе такого не позволяют…  скажем, моя лошадь Тия совершенно не похожа на человека. И пёс Джамбо не похож, хотя он явно умнее проповедника. А я вот с годами всё больше смахиваю на собаку. На пожилую полноватую суку, которой не дают витаминов.

Но я ведь собирался говорить о любви. Когда я был молод и жил у моря, то очень сильно любил одну девушку, художницу. Мне нравилось в ней буквально всё. И секс был потрясающим. Обычно мы занимались этим в её мастерской. Это так возбуждало, что я даже начал рисовать. Мог бы, наверное, стать художником. Мы трахались где попало – в парке, на пляже, в подъездах, в гостях. Мы научились делать это даже в море,  кончать в воду невыносимо приятно… Что-то я увлёкся.

Так вот. Я сильно ревновал её к мужу и поэтому быстро ей наскучил. Чего мне не хватало? Однозначности отношений. Я был безумно влюблён. Она была опытнее и осторожнее. С тех пор я никого уже не любил, а только трахал собственную жену. И в моей жизни наступила полная однозначность. Нет, хуже.

Оказалось, что у моей жены имеется пособие по траху. Кэт его очень ценит, ещё с юности. Она точно знает, как правильно вставить, в какие стороны водить и с какой силой. И многое другое.

А я постоянно сбивался с нужного ритма, но Кэт мне подсказывала и даже считала вслух или щелкала языком. Потом нашелся выход – она купила дорогой вибратор, а я уединялся в ванной. Первое время я представлял себе мою потерянную любовь, потом и это надоело.

Сейчас я просто люблю полежать в тёплой ванне (градусов 40-45, не больше), могу там даже вздремнуть.

А как у вас обстоит с любовью? Пишите, друзья, не стесняйтесь. Ваш Чиг

 

 

  post comment

 

 

 

 

Он не успел даже подписаться, как заорала под окнами жена. От неожиданно-пронзительного визга прямо подбросило в кресле. Что за бред, куда сбежали…

-         Джек!! Бараны сбежали, Джек!!! Иди скорей сюда!

Джек спускается вниз, и правда странно… Трейси говорит, что они спокойно лежали в загоне, и вдруг как с цепи сорвались, снесли забор и были таковы… Трейси мечется по дому и винит его в том, что до сих пор не подключил электрическую ограду, а в промежутках пытается дозвониться на радио. Зачем давать объявление? Не могли же бараны уйти в другой штат. Где-нибудь у соседей они ошиваются… да, непонятно. Или их опять погнал Джуббет, а Трейси не заметила… Вроде после кастрации пёс успокоился. Или взбесились? Но чтобы так сразу… хотя с баранами  всегда проблемы. Вот как в июле, например - заболели и сдохли все в один день, не пойми отчего… трупы ветеринару так и не показывали, потому  что дорого…

-         Джек, надо что-то делать!

-         А ты уверена, что они не на участке? Может, спрятались где-то…

-         Да говорю тебе, я уже всё обошла!

-         Все тридцать акров?

-         Джек!!

-         О-кей, тогда заводи грузовик, я принесу лассо…

                                                    

 ………..

 

Сначала проверили пересохшее русло Косого Ручья, мало ли… однажды сюда уже свалились два молоденьких барашка, переломали ноги. У соседей Уилкинсонов баранов не оказалось. У Свенов тоже. Где их искать? Не могло же исчезнуть десять голов … следы теряются на каменистом склоне… а сквозь серые камни пробиваются  крокусы, некоторые уже раскрылись…

-         Джек, у тебя такой спокойный вид, как будто тебе всё равно!

-         Я думаю.

-         Но ты даже не смотришь вокруг!

-         Я веду машину…   Слушай, а может они на той стороне? Перебежали дорогу, как думаешь? Давай-ка проведаем старушенцию.

Из соседей поблизости осталась только пожилая вдова Рилли, весьма бодрая особа. Она с утра до вечера объезжает свои владения на белой кобыле, а работают двое мальчиков -подростков, которых супруги Рилли усыновили пару лет назад… и почти сразу же умер от рака мистер Рилли, очень удачно вышло, ей одной могли бы не дать детишек… если бараны там, их точно уже заметили.

-         Я вообще не понимаю, зачем мы купили столько молодых баранов… Мы же не занимаемся овцеводством, а так… на шашлык трёх-четырех вполне бы хватило. Тем более, у нас ещё есть три беременных овцы.

-         А ты уже забыл, сколько это стоило? Кто тебе продаст баранов по тридцатнику?  Я жалею, что всех тогда не взяла… просто не надо передергивать! Если бы ты вовремя установил ограду… смотри! Это же она!

И правда. Джоан Рилли скачет по дороге прямо на них.

-         Привет! Баранов ищете? А я вас ищу, мальчики загнали их в старый хлев, больше некуда было… так что жду приглашения на плов! Кстати, там один парень увяз у моста, поможете? Раз уж вы на колесах, о-кей? Вытащите беднягу, а потом погрузим ваших баранов… а то он меня просил, а у меня только пикап на ходу, пикап не потянет… трос есть у вас?

-         Да нет проблем, конечно вытащим! А что бараны? Много было с ними возни?

-         Это не бараны, просто ангелы. Стояли спокойненько на дальнем пастбище, такие симпатяги… но я решила – лучше закрыть вас от греха подальше, друзья, а то слишком уж  далеко вы забрели от дома… ну вот, мальчики встали с двух сторон и те пошли, как миленькие, просто как первоклассники…

-         Надо же! Ни черта не понятно… наверное, их кто-то испугал. Трейси видела – сорвались с места, сломали ограду…

-         Сам момент я не видела, я услышала шум , когда они уже убегали, а до этого они лежали спокойно. Дело в том, что раньше их постоянно гонял Джуббет, он же охотник, нет, с этими баранами всегда проблемы, это точно… у нас так вот, мы на днях кастрировали Джуббета и он стал гораздо спокойней, а то цыплят убивал и футболил туда-сюда, у него такая куча энергии, но я не уверена, что это пёс виноват, вот если бы Джек  подключил нашу ограду…

-         Трейси! Понимаешь, Джоан, если б ты не появилась,  через пару минут она ещё и меня бы кастрировала,  всё шло к тому… хотя чего? Я и так довольно спокойный.

-         Слишком спокойный!

-         О-кей, там человек ждет, поехали…

Потому что сейчас Трейси начнет развивать новую тему, вернее, свою любимую. О том, что в их церкви уже многие пары совершили этот обряд – обновили клятву супружеской верности, так советует проповедник… что Уилкинсоны и Адамсы и Фелтоны и ещё хрен знает кто, а её муж почему-то не хочет… и что у всех наступил ренессанс, прямо как в юности, ну, ты понимаешь, Джоан, о чем я…

 

                                                                        ………...

 

 

Джек заглушил мотор, ну да, вот и он, ишь, какой гусь… в черном костюме, с седым хвостом… но тут слишком крутой склон, придется объезжать по грунтовке, а это крюк мили в две, не меньше. В любом случае, надо спуститься вниз, вдруг мужик уже дозвонился до службы спасения, и помощь не требуется… хорошо бы. Деньги у него имеются, это факт… тёмно-вишневый BMW, самый навороченный, семьсот двадцатый… прямо как из каталога нарисовался в этой канаве… не повезло машине. Странно,  как же его угораздило… в этом месте довольно крутой поворот, но его трудно не заметить, куча знаков к тому же, заснул он что ли? Если так, нормально ещё отделался, сам вроде цел…

-         Привет! Меня зовут Джек. Проблемы?

-         О, привет! Я – Билл Шоугер… вот, такое дело. Проскочил поворот, понимаешь, задумался на пару секунд…

По склону вьется маслянистый след, всё ясно – пробит картер, тут полно острых камней… Джек обошел машину. Впереди тоже сюрприз. Из радиатора горделиво торчит здоровенный рогатый сук, повезло так повезло. Съехать и напороться на единственную корягу, застрявшую на берегу… дыра сквозная, заварить не удастся, придется ему менять и радиатор, и поддон… ну и понятно, помялся капот, разбита передняя фара…

-         Ну как, что скажешь? Серьезно, да? Я плохо в этом разбираюсь… когда эта ветка воткнулась, оттуда жидкость полезла , с шипением, знаешь… как пена…

-         Это вытек антифриз. Потому что ты пробил радиатор. В общем, дальше не поедешь, надо вызывать эвакуатор… у тебя к тому же картер пробит, смотри, всё масло вытекло.

-         Да? Этого я не заметил, надо же… а тут поблизости есть какой-нибудь сервис?

-         Какой-нибудь есть… но за такую машину они вряд ли возьмутся. Тебе надо в Литл-Рок. Короче, вызывай эвакуатор.

-         Так вот я и пытаюсь, но ужасная связь – то занято, то пойдут длинные и опять сорвется…

-          Да, это точно, связь тут хреновая, особенно в этой яме. Я мог бы попробовать из дому… слушай,  Бил, скоро уже стемнеет, давай тебя хоть на дорогу вытащу…. а вообще-то предлагаю заехать к нам. Кэт… тьфу ты, Трейси приготовит ужин, заночуешь у нас, места достаточно, а утром решишь свою проблему… Так как?

-         Спасибо, Джек! Ты настоящий брат! Но это… зачем я буду вас стеснять, я же могу остановиться в любом мотеле, ты отбуксируй меня, пожалуйста… но только не бесплатно! Я так не могу, я обязательно хочу заплатить…

-         Понимаешь, Билли, сейчас я немного занят, до темноты мне надо забрать своих баранов, а до ближайшего мотеля в Бул Шоалс отсюда двадцать пять миль, есть ещё пара мотелей на рыболовном курорте,  но это не намного ближе… тут же край непуганых идиотов, ты не понял еще? Тут даже магазинов нормальных поблизости нет, не то что… я за ножами для газонокосилки езжу в Миссури… А ещё у нас сухой закон, Билли, здесь даже пиво не купишь, надо тащиться в Бакстер или в Миссури опять же… а я могу угостить тебя виски, так что решайся.

-         Я понял, Джек, спасибо огромное…  а я могу быть чем-то полезен с баранами?

-         Благодарю, Билл, я справлюсь.

С ножами в Миссури явно перебор, ножи для газонокосилки и прочую хозяйственную дребедень сейчас уже можно покупать в Харрисоне, но тоже двадцать миль на минуточку… Почему-то вдруг ему захотелось заполучить домой этого франта, хоть разнообразие… покажет ему музей в конце концов, а то уже пару лет никому не показывал. Только этой дуре Пэм из Мичигана.

 

 

 

ЩУКИНСК

 

 

Юра несет тяжелую сумку –  не хватило водки. Вот же бухают старики,  пять бутылок им тьфу, требуют продолженья банкета. Скинулись и отправили их в магазин. Тане не нравится идти по улице с Юрой, все слащаво здороваются, со смыслом. Нет, надо валить отсюда быстрее, даже Юра закисает в этом болоте, стал посещать какую-то секту,  просто в мозгаx не укладывается. Нашел  родственные души... Xотя он утверждает, что это никакая не секта, а просто интеллектуальный xристианский кружок... xочется видеть этиx щукинских интеллектуалов! Вот же дыра, никаких перспектив… Интересно, зачем отмечают эти девять дней? А сорок? Непонятно.

-         Слушай, а почему отмечают девять и сорок дней? Это что-то значит?

-         Ну это… помнишь, я тебе рассказывал про «Тибетскую Книгу Мертвых»?

-         Это которую читают над телом покойника?

-         Да, чтобы до него дошло, что он действительно умер… считается, что умершие живут обычной жизнью и не подозревают, что они уже бестелесные духи. Но потом их начинают преследовать страшные видения, ну… типа кошмарных снов, но всё это субъективные вещи, порождение их сознания, а потом…

-         Подожди, при чём тут Тибет? Я же тебя про наши девять дней спрашиваю.

-         Так вот слушай, по этой книге состояние между смертью и новым рождением длится как раз сорок девять дней, понимаешь? Скорей всего оттуда и пошло, Алексей тоже думает...

-         Так христиане же не верят в переселение душ. И у тех сорок девять дней, а у нас -девятый и сороковой, значит всего сорок.

-         Раньше было другое христианство, это сложная тема… между прочим, даже в Евангелии пишется, что Иоанн Креститель был реинкарнацией пророка Илии, сам Иисус говорит ученикам…

-         Так и говорит?

-         Семнадцатая глава от Матфея, можешь сама взять и прочесть. Вот приходи в воскресенье, тебе Алексей объяснит…

-         Еще не хватало! Ничего спросить уже нельзя, сразу начинаешь заманивать в свою дурацкую секту…

-         Какую секту?! Я сто раз тебе говорил, что это никакая не секта…

Ну понеслось… нет, у него точно крыша поехала. Завербовали. Надо побыстрее завязывать с Юрой… а то возомнит себе, подарки дорогие уже пошли, на день рождения подарил ей миксер, откуда такие деньги, спрашивается? Наверняка взял у матери, значит и она туда же…

                                                  

                                                       …………

 

Да… народ в ударе. Жаль, что из театра никто не пришел, они там устроили отдельные поминки… поговорить даже не с кем. Почтальонша подкрашивает губы прямо за столом…наверняка скоро и танцы устроят. Они ещё помнят, зачем собрались?

В большой комнате теперь и правда можно танцевать – Таня вынесла на помойку кучу хлама… Уродский буфет, безногий круглый стол, нерабочий холодильник, поломанные стулья, мамину кровать и противные ковровые дорожки… сама не ожидала, просто вошла во вкус. Спасибо Юре, хоть какая-то польза. Мама тоже несколько раз порывалась что-нибудь выбросить, но в последний момент – то жалко, это ещё может пригодиться, а это память о родителях… короче, вместо того, чтоб выкинуть, долго перебирала, переупаковывала, закладывала свежий нафталин.

У Тани два дня в носу свербило от пыли и пересыпанного нафталином старья, один мешок был так и подписан: «Шерсть-Моль. Вещи для болезни». Точно, всегда на неё надевали какую-то дрянь, пожранную молью, мол, ничего, потом выбросим вместе с микробами… так ведь не выбрасывали. Из мешка посыпалась истлевшая труха, не сохранились вещички… это ладно, но когда Таня выгребла бабушкины шкафы, то все шерстяные вещи тоже оказались проедены молью, включая новые одеяла и красивую шаль, на которую она, честно говоря, рассчитывала… Ещё Таню убили трёхлитровые стеклянные банки, закрытые как консервы. На каждой аккуратная наклейка с надписью бабушкиной рукой – «Спички горелые, 1990 г.», «Спички горелые 1991г.», и таких несколько штук. Внутри не что иное, как наполовину сгоревшие спички. Потрясающе. А зашитые нитками пластмассовые тазики? Она помнит, как бабушка колдовала над ними. Если таз трескался, бабушка его не выбрасывала. С помощью раскаленной на огне толстой иглы наделает дырочек по всей длине трещины, с одной и другой стороны. А потом проденет в эти дырочки крепкую нить и стянет, получается тазик с элегантной шнуровкой, типа корсета. Таня спрашивала, какой смысл? Вода же всё равно вытечет. А для постиранного белья, например… а для картошечки… да мало ли…

Короче, до фига выкинула. Целые статуэтки выставила на комод – придут люди на поминки, пусть забирают, если захотят. А всё битое-клееное, стыдливо задвинутое в дальние углы, всех этих гипсовых купальщиц с грязными разводами, ангелочков с отбившимися розочками, а главное, ненавистных белых хорьков – на помойку. Хорьки-то целые, но Таня давно об этом мечтала… Иногда было такое странное ощущение, как будто у неё за спиной кто-то стоит и смотрит… может и правда мама где-то здесь? Разгуливает по дому… нет, это уже слишком! Водки, что ли, выпить…

Старичье разрумянилось, обсуждают болезни. Уходить не собираются, похоже… сами всё приготовили, теперь празднуют. Таня из приличия сделала только салат «Оливье», зато целый таз – типа помянули, закусили, и до свидания. Куда там… сосед уже сбегал за баяном, сейчас песни пойдут… почтальонша заигрывает с Кирилловым.

-         Баб Зоя, а почему поминают именно на девятый день?

-         Так на сороковой ещё, не токо на девятый… ну и каждую годовщину опосля.

-         Я и спрашиваю – почему на девятый и на сороковой? Не на пятый и не на тридцатый! Вы знаете, с чем это связано?

-         Ну так… обычай у нас такой, со старины пошло…

-         Ау-у-у! Люди! Тут кто-нибудь в курсе, почему поминки на девятый день?

Ишь, не ожидали. Зашевелились, переглядываются…

-         Баб Ляля, а вы хоть знаете?

-         Это ангелы божьи, Танюша, просят царя небесного о помилованьи грешной души, так-то… ходатайствуют.

-         На девятый день?

-         Батюшка Прохор так говорит.

-         А на сороковой тогда что?

-         А это Суд божий совершается над душой, на сороковой-то… куды её пошлють, в Рай или в Ад.

-         Это что, в Евангелии такое написано?

-         Вот не скажу точно, где написано, батюшка нам так объяснял, ты б лучше в церкву пошла да сама расспросила, Танюша…

-         Ни в Евангелиях, ни в Библии нет ничего подобного про девять и сорок дней, единственное упоминание – это сорокадневный плач израильтян о кончине Моисея…

Ага, Юра ещё подключился, ну-ну…

-         А ты что, всю Библию прочел, скажешь?

Едкий старикашка Кириллов даже не донес до рта котлету, вылупился на Юру.

-         Представьте, прочел. Так что ваш батюшка Прохор чото не того, баба Ляля…

-         Окстись! Наша вера православная от сердца, милок, а не от книжек… всех книжек не перечтешь, в церкву надо ходить и батюшку слушать, так-то.

-         Так что, и Библию не надо читать?

-         Енто надо. Но не все ж могут… у меня он глаза того… совсем слабые стали, а пойдешь - батюшка всё объяснит, успокоит душу…

Какая наглость, там двое козлов уже курят что-то вонючее… сказать им, что ли… или самой закурить? Все начнут охать-ахать, мамин рак сразу вспомнят… о, теперь этот придурок, муж Соколихи, лезет в диспут…  совсем уже бухой, а туда же…

-         …а Библия, если хотите знать, это чисто жидовская книга! А жиды, между прочим, пьют детскую кровь! Чо вы ржете?! Ловят детей, протыкают отвертками и сливают всю кровь, а потом эту… как же её… а! Мацу на ней пекут…

Вот прикол! Но евреев вроде тут нет...

-         Ты это, Иваныч, давай потише, потише…

-         Да, Колян, не епеши.

-         А я что?! Я книжку научную читал одного академика! Академик славянских наук! Там доказано, что жиды вообще не люди, а роботы! Не, они сначала были нормальные, а потом игипецские жрецы сделали из них биороботов, щас я вам всё объясню…

-         Ну даешь!

-         Иваныч, а закусывать-то надо!

-         А давайте лучше выпьем за всё хорошее, давай-ка, Иваныч …

-         Да чо ты мне суешь?! Чо вы меня успокаиваете? На хера он мне рот затыкает? Не знаешь, так лучше помолчи… Так вот, сами жиды не виноваты, что пишут наоборот и что у них нет ни стыда, ни совести, просто их в пустыне переделали…

-         Тише, тише! Коль, сам-то совесть имей, соображай, где находишься!

-         А ты чего выступаешь?! Дома так соглашаешься со мной, поддакиваешь, а тут выступаешь, бля… а это ваше христьянство тоже сплошное жидовство!

А Юра что-то втирает бабе Ляле, та радостно кивает жирным носом… нашел достойный интеллектуальный объект, вот же идиот.  Муж Соколихи теперь рассказывает про своих евреев Кириллову … надо выйти во двор покурить, нет сил уже…

 

 

                                                    ………….

 

 

-           Ух ты, привиденье!! Мама-а! Скорей, у нас привиденье!!!

От пронзительного детского визга даже в глазах потемнело, потом закрутило и вынесло из особняка… фу… ребенок её заметил. Как же она испугалась спросонья… чуть разрыв сердца не получила. Сердца… какое у неё может быть сердце… но оно есть! И сильно колотится от страха… да,  если приложить руку к груди, бьется явственно! С ней происходят какие-то изменения, но к чему всё это? Непонятно. Стала гораздо больше спать, сон накатывает неожиданно и тащит, как в трубу…  никакой усталости, но вдруг - раз, и потащило…

Чувствовала себя бодро, и вдруг заснула в пустой комнате, в чужом доме… просто хотелось посмотреть особняк мэра, столько слухов ходит по городу… и что зверинец у него там, и что скульптуры из музея везде расставлены… и про комнату со стеклянным полом, под которой находится бассейн… короче говоря, всё вранье, нет там ничего особенного… разве только большая зала с охотничьими трофеями, но от всех этих шкур-голов-рогов исходил такой тягуче-холодный запах, как будто жилы из тела вытягивают… хуже, чем на кладбище. Может, живым и нормально, а ей стало не по себе… наверное поэтому и уснула на каком-то диване, в другой уже комнате…

Так. Стемнело, видимость хорошая… Эта безумная Галя не идет из головы. Почему только с ней получается разговаривать, почему никого больше нет? Тот ещё разговор… стонет, твердит бессвязные фразы, на вопросы не реагирует… но больше всего раздражает эта присказка  «ты еще сильная, ты сможешь»… это что же? Получается, что со временем превратишься в такую вот Галю, еле-еле бубнящую из под земли? Силы закончатся, опустишься под землю, в могилу… и там лежать вместе с трупом?! Ужас. Нет, такая перспектива её не устраивает! Уж лучше совсем умереть, с концами… вот только как?

На кладбище тяжело находиться, крутит ступни, что-то там поднимается от могил… один раз её чуть не всосало под землю, кошмар. Там вообще лучше не появляться, это из-за Гали она вернулась… ну и посмотреть, не появились ли ещё люди… очень долго крутилась около свежих могил, застала даже похороны старушки, но самой старушки поблизости явно не было… или души не могут видеть друга? Какой тогда смысл? А какой вообще смысл в том, что с ней происходит… спятить можно.

Надо к трубе, подышать… а, черт, стемнело! Хлебозавод уже не работает. Раньше работал в три смены, а теперь осталась только дневная, нечем платить людям … в церковь? Запах ладана тоже успокаивает, но в церкви как-то не очень… тяжесть… может быть, потому, что не крещеная? Выберешь место повыше, а потихоньку опускаешься на пол… и начинают ходить сквозь тебя, поджигать свечки… когда человек проходит сквозь, ужасно противно… Висеть над хлебной трубой в сто раз приятнее… ни людей, ни скрипучего пения. Висишь, тело легкое… покачивается себе в теплом запахе, поворачивается… внизу Волга поблескивает, красота… просто кайф… когда она училась в Москве, то часто ходила на  Берсеневскую набережную… или на Болотную, когда как… пешком через весь центр, не было даже лишних пяти копеек на метро. И там учила роль, или просто прогуливалась, вдыхая шоколадный запах фабрики «Красный Октябрь», сладкий и сытный… вот так насыщалась шоколадным паром, потому что до одури хотелось чего-нибудь вкусненького, только не мерзких леденцов, от которых тошнило…

В последние дни всё чаще преследуют воспоминания, наверное, от скуки. День и ночь уже хорошо различаются. Когда всё вокруг укутано плотным туманом, сквозь который чуть мерцает серо-желтое солнце – это день… днем плоховато видать, надо всматриваться в предметы, напрягать зрение, на это уходит много сил, и хочется спать… А если видно хорошо и четко, как будто пасмурным днем – значит пришла ночь… хотя  в домах и днем нормально видно, если комнаты не очень светлые… а в её доме лучше всего. Дом, дом, дом… какая-то тревога, что-то…что-то… её влечет домой, так всегда… подумалось и вот она уже рядом, но почему… не внутрь, её  куда-то тянет… куда-то вбок… почему… странно…

Хм. Очутилась на мусорной куче, с чего это вдруг… иногда всё получается, как задумано, а иногда совершенно собой не владеет, какая-то другая сила управляет её телом… Большая свалка, давно не вывозили, похоже… фу, гадость… дохлая псина валяется, совсем уже высохшая, плоская…и снова чувствуется сердце, ноет… здесь ещё не хватало болячек… быть мертвой и все равно болеть?! Но этот запах… знакомый ей запах, такой важный… откуда он тут… о боже, что это?!  Это же… так вот что она… боже мой… там… кружится голова, сесть, надо хотя бы сесть…

Помутнение понемногу проходит. Как же это? Зачем, зачем… это же всё её… танцовщицы на голубой подставке… гондола-ночник … буфет из комиссионки, они с мамой его выбирали… лежит, распахнув дверцы, присыпанный мусором… а это же… её кровать… кошмар… там, на могиле… там даже легче… а тут… невозможно смотреть… и дышать трудно… этот запах смешивается с чужим… нужный запах с ненужным… сердце… её кожаная сумка, зеркало из прихожей… она выступала перед ним в детстве, делала прически… она росла перед ним, другого не было… и каждое пятнышко… лучше не смотреть, закрыть глаза… а что с глазами? Мокрое… слёзы? Вот это да… может плакать… это слёзы… а все равно пока не уйти… она тяжелее слона… даже рукой пошевелить невозможно… нет… и такая тоска, такой ужасной ещё не было…куда ей, куда ей теперь куда ей? Все же кончено, всё с ней кончено… всё-всё-всё-ё-ё-а-а-а-А-А!!!

 

 

 

 

БУЛСПРИНГЗ

 

 

 

[1 mar 2006 | 05:26 pm]

 

Отличный сон мне только что приснился. Представьте – я живу в большом доме, комнаты почти пустые и какие-то закругленно-оплывшие (как в этих идиотских фильмах про будущее, снятых в середине прошлого века), а моя жена (не Кэт, гораздо симпатичнее) готовит на кухне обед. Мне жарит мясо из меня, себе – из себя. Наши выпотрошенные торсы  лежат рядом на разделочном столе, кровь стекает в желоб. А головы, говорит жена, я теперь не буду выбрасывать, это расточительство, может сварю потом холодец… Во сне я знаю, что это дико полезная пища, хотя и дорогая. Делаешь заказ, тебя клонируют и жрёшь самого себя. Короче, здоровая еда - полное совпадение химического состава. Белков там, крови и всего прочего. Самоедство. Я открываю холодильник, хочу выпить пива. Наши головы, обернутые в пищевую пленку, смотрят с верхней полки. Моя – молодая, примерно как я был в институте, с примятыми пленкой курчавыми волосами. И тут мне приходит гениальная мысль – состричь волосы и приклеить себе на лысину супер-клеем. Отклеются после мытья – не беда, всегда можно повторить. Я так обрадовался, что проснулся. Вот такое дерьмо. Вообще-то я не встаю в такую рань.

Так что дарю идею для фантастического рассказа, пользуйтесь. Как считаете, круто? Общество наконец-то стало потреблять само себя. Скажем, стал плохо видеть, идешь к врачу и он тебе выписывает рецепт – попить собственных глаз натощак. А студенты во время сессии могут употреблять свои свеже-дымящиеся мозги. Едят же мозги умирающей обезьяны, так и здесь -  зажимаешь собственное тело в тисках, вскрываешь череп и пока оно ещё дергается, быстро наворачиваешь теплый мозг.

Мне редко снятся сны, особенно такие четкие, а вам? Вчера вечером у нас неожиданно случился гость и я обожрался на ночь пирога с индейкой, может, поэтому и приснилось.

        Гостя я обнаружил случайно, прогуливаясь по окрестностям в

        поисках заблудившейся свиньи. И вдруг увидел хорошо одетого

        мужчину лет шестидесяти, он лежал в неглубокой канаве, а уже

        смеркалось. Я подумал: нам всем так одиноко в этом мире,

        почему бы не провести вечерок вместе? И пригласил его на

        ужин. Кэт тоже обрадовалась и приготовила три огромных

        пирога - с индейкой, с яйцами и с орехами. Но гость оказался  

        вегетарианцем, поэтому почти всё сожрали мы с Кэт. Наш гость

        произвел на меня хорошее впечатление – поклевал ореховый

        пирог и ушел (возможно, опять в свою канаву).

        Я знаю одного придурка, у которого цель жизни –  

        перепробовать как можно больше разного мяса. В идеале – всё,

        что водится на Земле. Даже глистов. Моя Кэт тоже считает, что  

        вкусовых ощущений должно быть как можно больше. Зачем

        себе отказывать, когда продукты, слава Богу, дешевые.

        Жаль, что я забыл спросить у гостя его имя и род занятий. Хотя

        так даже лучше – теперь можно поразмышлять об этом на

        досуге.

                                                                                                       

                                                                                          post comment

 

 

 

 

Джек широко зевнул… этим не обошлось, он зевал так долго, что даже скулы свело… но ложиться на час глупо, все равно уже нормально не выспишься. Да и дел. Надо сменить воду в пруду, дозвониться на мясобойню… а-а-ааа… так можно и челюсть вывихнуть. Черт! Надо отправить поздравительную телеграмму Зине… Думал, что утренняя запись в журнале встряхнет мозги и поможет проснуться, а ни хрена подобного, глаза слипаются, тело ватное... слишком много виски. Мутный какой-то тип этот Билли, а выпить не дурак… просто партизан, слова не вытянешь. Только скалит свои голливудские зубы, а может он их сделал на днях и хвастается… прямо перебор. Будет до завтра торчать тут… если к вечеру всё починят, как обещали… а кто виноват? Сам же и виноват, что пригласил…

Холодное пиво – просто кайф, сделал пару глотков, и нет бутылки… взять еще одну? Видимо, надо… погано все-таки на душе… как он перед ним распинался… перед этим Билли. Даже станцевал ему сигнальный танец пчелы-разведчицы, показывал, как она виляет брюшком, как подпрыгивает… просто мрак. И зачем-то развивал тему, что мечтает переехать в Алабаму возделывать арахис, тут, мол, почвы неподходящие и влажность… нет, пару лет назад у него была идея, конечно… «О, Джек, ты будешь выращиваешь арахис! Как президент Джимми Картер! Потрясающе, столько белка! Арахисом раньше кормили рабов!» А о себе ни слова. Джеку было любопытно, что за птица этот Билл Шоугер, задал ему пару вопросов,  но безрезультатно. «О, я был по делам в Оклахоме, а теперь еду в Чикаго…» «Значит, ты  живешь в Чикаго, Билли?» «О, нет… я не люблю жить в одном месте, я люблю путешествовать…» И так на каждый вопрос – промямлит что-то невнятное и тут же улыбнется до ушей, и глаза выпучит с этакой готовностью, мол, не стесняйтесь, спрашивайте ещё! Не лезть же в душу этому индюку в смокинге… ну точно индюк, так мелко он трясет головой и постоянно восклицает «Потрясающе! Удивительно! Невероятно! О, Джек, я никогда не видел арахисоуборочной машины!» А на хрена тебе её видеть, спрашивается? Можно подумать, что Джек её видел… зато как расхваливал урожаи этого арахиса, объяснял, чем его лучше удобрять… какой еще в жопу арахис?! Это ж надо было так нажраться виски… Мало того, расписал все местные достопримечательности, и алмазные копи, и Буффало Ривер, и про съемки «Унесенных ветром» ему рассказывал, типа он великий патриот штата… да уж, типичный провинциальный синдром… А, вспомнил, это началось с Большого Каньона Аркансо… Билл сказал, что из Оклахомы он специально поехал по седьмой дороге, чтобы увидеть каньон, а потом решил срезать путь, свернул в неправильном месте и очутился между седьмой и шестьдесят второй, а там дорожные работы, его послали в объезд и он попал сюда… и он так восхищался этим каньоном, что Джек стал описывать прочие прелести Арканзаса…

-         О, доброе утро, Джек!

Черт! Уже проснулся. И надушился каким-то…

-         Доброе, Билл. Как спалось?

-         Великолепно! Сегодня наступила весна! А как твоё самочувствие?

-         Прекрасно. Хочешь пива?

-         Спасибо, не откажусь…

Вот дерьмо, Трейси раньше восьми не встаёт, а сейчас только половина седьмого… наверное, надо предложить ему завтрак? Дерьмо. Опять скалит свой фарфор, наверное десны  тоже искусственные, странный какой-то цвет… просто достать всё из холодильника, пусть сам выбирает, йогурты тут всякие … молоко, сыр… можно разогреть чесночный хлеб, а, есть же мюсли с разной  фигней… ветчина, колбасы, фу… противно смотреть на еду. А, он мясо не ест… 

-         О, нет, большое спасибо! Пива пока достаточно. Ты покажешь мне свою коллекцию,  Джек?

-         Прямо сейчас?!

-         Ну конечно! Сейчас такой великолепный утренний свет, очень мягкий… лучшее освещение для живописи.

-         Ну, пойдем… только если ты такой ценитель живописи, сразу предупреждаю – настоящей живописи маловато. У меня  русский авангард времен перестройки, это когда Горбачев пришел к власти…

-         О да,  русский авангард! Казимир Малевич, это очень интересно, я знаю «Черный квадрат»… 

-         Малевича у меня нет, Билли, я не настолько богат… у меня только восьмидесятые годы, так что…

-         Это потрясающе! Ты необычный человек, Джек, очень необычный. Ты собрал коллекцию русского искусства…

-         Боюсь тебя разочаровать, Билл… ещё пива?

-         О нет, спасибо!

-         Так вот, не собирал я никакой коллекции, я скупил все эти картины перед отъездом, чтоб выгодно продать их в Америке. Но не вышло.

-         А почему?

-         Да кому они тут нужны? В этой дыре? У меня приятель живет в Нью-Джерси, так он рассказывал, что в Сохо за любое дерьмо платили нормальные  деньги, тогда вообще всё советское хватали без разбора… а я упустил время, пока собирался в Нью-Йорк, все уже наелись русским искусством… вот такие дела, Билл, ну что, пойдем наверх?

            Когда в доме появляется чужой, дом нагло выставляет напоказ свои недостатки, обычно и не замечаешь… какие грязные лестничные перила,  весь лак облез… и ковровое покрытие в каких-то пятнах, вот на фига ей было покупать дорогой пылесос… и на всём какой-то налет несвежести и засаленности, а может, просто такое настроение с перепоя… в принципе, Джеку до задницы, какая разница… А в душевой, где мылся Билл, наверняка не убиралось с прошлого года… ну да, как раз на Рождество к ней приезжала подруга… Из комнаты Трейси доносится мерное похрапывание, она и не думает просыпаться…

-         А ты знаешь, Билли, по закону нашего штата муж имеет право бить свою жену, но только один раз в месяц.

-         О, да, эти старые законы штатов очень смешные!

-         Но их же никто не отменял… ну вот, проходи… сейчас открою шторы…

-         Потрясающе! Да у тебя тут настоящая галерея!

-         Пятьдесят две работы. И еще три в моей комнате… и у жены висит одна. Смотри, на этой стене –  украинские художники, Одесса и Киев, а на той – Москва… но московских мало, их иностранцы сильно разбаловали, ходили по мастерским с пачками баксов…

-         О! Напоминает Веласкеса… лица четко написаны, а всё остальное размазано… но интересно! Как будто ребенок разрисовал картину, да?

-         Это Червяков, у него всё такое… такой стиль. Он спрыгнул с балкона, скорей всего кислота … в Одессе художники курили траву, а Москва сидела на ЛСД… а мог бы неплохо раскрутиться, его работы даже в Сотбисе участвовали, ну… это такой лондонский аукцион, знаешь?

-         Насмерть разбился, да?

-         Ну да… а это называется «Кости на крыше», видишь, кости настоящие приклеены…

-         Не портятся?

-         Да вроде нет… А с лошадкой как тебе?

-         Очень интересно! А как это сделано?

-         Из пенопласта, крашеный пенопласт… это известный московский художник, между прочим, Вадик Волосков, позже он прославился тем, что скупал души у населения … а эту картинку я всего за триста баксов у него купил.

-         Как это души покупал?

-         По десять рублей. Платил десятку за душу, причем снимал на видеокамеру всех этих людей, они зачитывали по бумажке договор – я, такой-то, продаю свою душу такому-то, потом ставили подпись и получали от него деньги…

-         А десять рублей  - это много?

-         Ну…тогда было около двух баксов.

-         Неужели кто-то соглашался? Пусть даже в шутку?

-         А то. На водку как раз хватало, еще и друзей потом приводили … ну понятно, какие были клиенты – дворники там, электрики-сантехники, короче, рабочий класс… бомжи, опять же… он выставку сделал потом в Нью-Йорке, мне Серж расcказывал, что у него несколько кассет было наснято… а некоторые даже по второму разу пытались, но ни фига, Вадик вел картотеку…

-         Поразительно! Но мне кажется, Джек, продавать и покупать души опасно. Я думаю, что это была плохая шутка…

-         А русская душа, Билл, очень живучая. Сегодня продашь – завтра же прибежит обратно к хозяину… эта сволочь не даст пожить спокойно.

-         Нет, нет, это очень опасно… но ты смешно сказал про душу! Наверное, ты  любишь Достоевского?

-         Терпеть не могу, и без него тошно.

Сказал и сразу же почувствовал – правда немного подташнивает… и сердце как-то… не болит, а как будто западает, раз – остановилось, два – пошло биться, но учащенно… аритмия, короче. Дерьмовый виски. И к тому же здесь душно, помещение давно не проветривалось… вместо идиотского пылесоса надо было взять кондиционер в галерею. Хотя кондиционер, конечно, дороже... ну вот опять – повернул голову и затошнило. Не надо делать резких движений, и вообще хочется на воздух… всё равно ему не нравятся картины, только трясет головой и причмокивает из вежливости, вот же привычка… и такой правильный – душу продавать опасно… может он проповедник какой-нибудь? А ведь похож… ну тогда ясно, они же все фанатики, тогда хорошо ещё держится мужик … хотя нет, вряд ли проповедник. Они же без Иисуса двух слов связать не могут, взять хотя бы причера Хэйла… а Билли ни разу. Просто плевать ему на всё это современное искусство…

-         О, эти картины мне нравятся! Особенно вот эта девочка хорошо написана. Прекрасно!

-         Ну понятно… это Грицюк, заслуженный художник Украины. На старости лет тоже авангардистом заделался, вроде бы девочка, да? А если вот так посмотреть… нет, ты отсюда зайди, с этой стороны… видишь – получается голая женщина…

-         Перевертыш?

-         Типа того.

-         Но живопись очень хорошая, мне нравится… а там что? Похоже на старые картины. Это копии?

-         А, это фигня… это самые первые, я еще не разбирался, подумал – круто, всё так аккуратно нарисовано… а художник в меня вцепился, типа у него музей купил картину недавно, на международные выставки его приглашают, то-се… пошли к нему в подвал пить водку, в общем, пять штук мне всучил… хвастался, что он один во всей Одессе пишет в голландском стиле, но не копии, а с натуры, что знает какие-то там секреты мастерства… а оказалось , что он конченый алкаш, рисовать не умеет, или разучился, хрен его знает… короче, здесь всё неправильно, бликов нет, тени падают не туда… Я с искусствоведом проконсультировался, так он сказал – очень слабые работы, это не реализм и не авангард, просто говно…

-         Очень странно… странно…

-         Ты чего, Билли? Что странно?! Если нравится, так забирай хоть все пять. По двести баксов за штуку, я их так и покупал…

-         Слушай, Джек… дело не в этом, понимаешь… вот эти предметы. Тут изображены предметы…откуда они? Ты говоришь, что это не копии, значит… получается, у него дома всё это есть?

-         Я вообще не понимаю, о чем ты, какие предметы? Кувшины? Блюда? Что ты 

      имеешь в виду?

-         Нет, не кувшины… вот, смотри – лопатка, вот ключ на голубой ленте… А    

это уже ни с чем не спутаешь, это же Мертвая голова, талисман избранного брата.. 

И главное, что всё это разложено на запоне Великого Мастера!  То есть не 

главное, конечно… видишь, тут у него идет складка, но все равно виден

прямоугольный крест,  это запон, точно запон<запон – масонский фартук из кожи ягненка>! И это белое скорей всего тоже… только ученический, без рисунка… и вот… вот тут посмотри, на другом натюрморте – обрядовый  стакан, Крест  Дародателя Рыцарского Капитула, ещё один ключ всезнания, только уже девятого градуса… с ума сойти можно…и всюду белые перчатки, они вообще на каждой картине… это же всё масонские знаки и эмблемы! Ты знаешь об этом, Джек?!

            -    Я?! Думаешь, я масон?

-         Нет, я так не думаю… но этот художник говорил тебе про предметы? И откуда у него их столько? Или всё-таки он их срисовывал из альбома?

-         Хм… мне кажется, подожди, дай вспомнить… он говорил, что ему от деда достался сундук с каким-то барахлом, что он даже носил в комиссионку… но оказалось, что это ничего не стоит, так, копейки. Посеребрённая бронза, мельхиор в лучшем случае, ну да… вот он их и рисует. У него в мастерской был дикий бардак, куча всякого старинного хлама, но мне кажется, если там и было что-нибудь ценное… ну в смысле антикварное, он давно бы продал… черт, сердце что-то…

-         Потрясающе… от деда. Как ты говоришь, называется этот город в России?

-         Одесса.

-         Одесса? Это же в Техасе. 

-         В Техасе и Москва есть, между прочим… это если ехать из Хьюстона… черт, что-то голова кружится… нет, Одесса на Черном море, довольно  большой портовый город … и это Украина, а не Россия… слушай, Билл, я наверное…

Джек не успел договорить фразу – хотел сказать, что чувствует себя не очень, что надо выйти на воздух… Но всё пространство вдруг резко качнулось и тёмная горячая волна ударила в голову. И сбила с ног.

 

 

 

                                                                   ЩУКИНСК

 

 

Так… Лежит на кровати, на голой сетке без белья... она на мусорной свалке… ну да, Таня выбросила вещи…Сколько же времени она спала… всё ещё ночь, или это уже другая ночь? Труба не работает, жаль… а в церковь неохота. А где Женька? Вроде только что разговаривали… только он был маленький, странно… или это приснилось? Ничего теперь не поймешь, всё перепутывается в голове... и холодно. Такой усталый запах… нет, это запах шуршания, какого-то тревожного шуршания… но и усталости тоже… наверное, так пахнет эта свалка… ну конечно, здесь ужасно должно вонять, это же свалка… все правильно, плохие запахи - тревожные и неуютные, их вредно вдыхать, а она столько времени тут провалялась, поэтому и озноб… надо побыстрей убираться отсюда! А куда? Труба не работает… можно домой,  а можно ещё немного полежать,  такая огромная луна сегодня, полнолуние… Женька опять. Почему ей так часто вспоминается брат? Может, он тоже того? Не должен, всего сорок  лет… ну может быть несчастный случай, конечно… как будто не о чем больше думать… а ведь он ей даже денег не выслал. А выслал бы, и что? Ну пару лет еще протянуть на лекарствах, от судьбы-то не уйдешь… только Таню бы измучила еще больше. А где Таня? Дома, конечно… может, домой? А в последний год и роли почти все позабирали, чтоб детей не пугать… если белочка вдруг заходится хриплым лающим кашлем посреди своей песенки… нет, можно было бы медведя или волка… да и Бармалея… но с какой стати? Маков нормально играет… 

            А Женя родился, когда ей уже было пятнадцать, она его даже стыдилась… мама приходила на родительские собрания с младенцем, а сама выглядела на все шестьдесят, хотя ей и сорока еще не было, просто плохо выглядела… кошмар, пожилые люди не должны трахаться! Вернее, не важно, сколько им лет, но так выглядеть и трахаться не должны, тем более всем напоказ. Отец вообще был весь седой и морщинистый… обманчивый вид – если б его не унесло на льдине, он бы всех пережил… короче, ничего общего с братом не было и быть не могло, и чего он ей дался… Который раз снится, что они о чем-то беседуют, гуляют  вместе по Щукинску, ни разу ведь не гуляли… да и не разговаривали никогда, так… по необходимости… нет, что-то здесь не то, какая-то загадка… хотя главная загадка – это её идиотское состояние. Был бы страшный суд или там… Ад, например, не дай бог… или вообще ничего, или какой-нибудь «скотоприёмник» перепуганных мертвецов,  где все чего-то ждут… такое в фильмах показывают… хоть какой-то загробный мир, хоть кто-то рядом… они шутили с подружками, что на том свете тоже будут работать в Кукольном … вот именно, уж лучше где-то работать, чем так…

            А Женька ведь наверняка чувствовал, что она его не любила… верней, что он был ей совершенно безразличен, есть он, нет его… может, поэтому и денег не дал… а кто ей был не безразличен, если даже собственная дочь мешала… нет, семья её мало волновала, это точно. Подружки и мужики... вот и всё. А кто её лучшая подруга? Марина? Стареющая Ассоль… седые локоны уже краска плохо берет, а всё туда же, ах, ох, мальчики… но она хоть безобидная, а вот Людка явно положила глаз на Стасика, казалось бы, да? Женатый мужик, чужой любовник… даже и не чужой, а твоей близкой подруги… хотя что Людка? Спятила на почве климакса… а Стасик? Последние пять лет угробить на Стасика, разве это мужик… лучше бы книжки читала. Но хуже всего, что не рассказала Тане про отца, ведь сто раз можно было… и ему могла написать, мало ли… какая же бестолковая жизнь, непонятно, зачем вообще всё это было… что это? С ума сойти, собака! Живая! Белая собачка вылизывает ей руку, теплым шершавым языком… невероятно, просто чудо какое-то!

-         Ты откуда взялась? Господи… ты меня видишь? А если я тебя поглажу… так, так… вот молодец, ты такая ласковая… ты болонка, да? Такая пушистая… а пойдешь ко мне на руки? Ну иди ко мне… боже мой, тычется в лицо, лижет… ты моя хорошая,  какой же у тебя теплый носик…Стоп! Стоп, стоп… как это… ты живая?! Как я могу тебя чувствовать, если я… если я сама… господи… ты что, собачка… душа?! С ума сойти можно… ты тоже, значит… обалдеть! Душа собаки… ну, ну, ну… ну хватит лизаться, я тебя понимаю… тебе тоже одиноко, да? Ты потерялась, бродишь по этой свалке, никому не нужная… бедная ты … ну куда, куда ты меня тянешь, ну пойдем… о боже… эта псина… плоская… вот значит, где твое тело… нет, не надо нюхать, не надо, фу! Какой кошмар… я тоже, наверное, не лучше… пойдём отсюда, пойдём домой… дома тепло…

Вот и дома. В гостиной почему-то накрыты столы, неубранная посуда … как будто здесь что-то праздновали, интересно… а Таня? Таня спит…

-         Да, Таня… видишь – это Таня, моя дочка. А это я на портрете… смотри, какая  я была… да, да, давай поцелуемся… ты моя псина… а это мои родители, видишь? Очень старая фотография… это я в пятом классе… это Женька, мой младший   брат… да, с собачкой, это его собачка была, Люська… красивая, правда? Ты тоже 

красивая… а кстати, ты девочка или мальчик? Ну-ка посмотрим… вроде бы девочка,  да? А вот это… смотри, это Любовь Орлова, она была звездой, все её любили… Это она сама мне подписала фотографию, уже старенькая была, через два  года умерла… а я на первом курсе училась, и к нам пришли с Мосфильма и отобрали меня, представляешь? Так что мои руки снимались вместо рук Орловой… а у неё всю жизнь были очень некрасивые руки, красные, со вздувшимися венами… а к старости совсем испортились… Обидно только, что на этом всё моё кино и закончилось… заработала язву желудка, потому что экономила на еде и курила всякую дрянь... и пришлось возвращаться в Щукинск… ну не только из-за этого я вернулась, были и другие обстоятельства, я влюбилась в одного женатого козла… знаешь такое выражение – любовь зла, полюбишь и козла, ну что? Что ты вертишься? Устала сидеть на руках? Ну давай, иди на пол, побегай…

Удивительно, нашлась собака … хм, улеглась и, похоже, собирается спать, зевает, надо же…  нет, спать совершенно не хочется… а кстати! А если попробовать прямо сейчас? Точно... так… надо сконцентрироваться, собрать всю силу… главное – кратко сформулировать идею. Как там учил Константин Сергеевич… обратить внимание не на само действие, а на внутренний позыв, его вызывающий… короче, от внутреннего к внешнему…нет! Кажется, он всё наоборот говорил… что через последовательность простых физических действий можно вызывать эмоции… идти от внешнего к внутреннему… это не подходит, боже, при чем тут вся эта чушь, при чем тут Станиславский…  «Не важно, хорошо или плохо ты играешь, главное, чтобы ты играл верно…» - вот этого она вообще никогда не понимала… нет, ну это бред какой-то! Что у неё в голове?! Вот уже пошли мелькать картинки из общежития… Всё! Надо взять себя в руки. Так. Она скажет  – «Твоего отца зовут Петр Николаевич Лисютин. Он живет…» черт, он ведь умер, как же сказать… он жил? Нет, надо сказать – он умер, но у тебя осталась бабушка, она живет в Москве по адресу… черт! Слишком большой текст, у неё не получится… ладно, хватит для начала одного имени… так…

-         Таня! Твоего отца зовут Петр Николаевич Лисютин! Таня! Твоего отца зовут Петр

Николаевич Лисютин! Таня! Твоего отца зовут Петр Николаевич Лисютин! Таня! 

Твоего отца зовут Петр Николаевич Лисютин! Таня! Твоего отца зовут Петр

Николаевич Лисютин! Таня! Твоего отца зовут Петр Николаевич Лисютин! Таня!

Твоего отца зовут Петр Николаевич Лисютин!…

 

 

                                                          …………

 

 

Какое счастье, что ей дали отгул и не надо идти на работу… Вроде и не пила почти, а так жутко трещит голова… и шею отлежала, блин! Вообще не повернуть, такая дикая боль.  Надо вставать, уже одиннадцать часов… и всю ночь доставали кошмары, правильно говорит тетя Алла – нельзя пускать в дом кого попало… вот же уроды, им  лишь бы пожрать… черти что снилось… как будто какая-то белая тварь типа крысы ползала по её кровати, только стряхнешь, она опять лезет… потом мама приснилась в ужасном виде… одета как сумасшедшая, в коротеньком прозрачном платье, глаза накрашены ярко-синими тенями, а губы перламутровой помадой, дико безвкусно… и так кривила лицо, будто плачет, но слез не было… «Мам, ты чего? Ты зачем так вырядилась?» А она продолжает гримасничать, делает вид, что размазывает слезы, и вдруг как завоет дрожащим мерзким голосом: «Таня, ты злая, ты выбросила все мои вещи…» Ну ужас. Главное, после девятого дня приснилось, вдруг это что-то значит? А, лучше не думать об этом…

 Грязные тарелки, скатерть прожгли… ковер весь изгажен, полный бардак… и воняет кислятиной.  Нет уж, сорок дней она им не будет устраивать, хватит, повеселились… скажет, что уезжает на пару дней в Ярославль, насчет института… и отсидится у Надьки. Да, так лучше всего. Что-то она сегодня планировала, что-то… ну конечно! Надо пойти к почтальонше и познакомиться с её квартирантами! Пока почтальонша на  работе… а если  не пошла? Напилась вчера на пару с Кирилловым и дрыхнет дома… нет, всё равно надо рискнуть. Ну скажет, что… а, вот, надо взять с собой какую-нибудь старую шапку и спросить, не она ли забыла…

По ящику ну полный отстой… причем по всем каналам, вообще смотреть нечего… а морда опухла, ни фига себе… сузился правый глаз! Вот же мерзкая водка. Ладно. Надо умыться холодной водой и идти… а, окна надо пооткрывать, чтобы этот перегар выветрился… ну  хоть бы столы поставили на место, уроды старые…

Снег вместе с дождем, весна, а такой холод… но это от влажности, за шиворот летит мокрый снег, бррр… но все равно после протухшей квартиры так классно дышится! Просто она оделась не по погоде, надо было синюю куртку с капюшоном. Возвращаться неохота, к тому же плохая примета … идти далековато, конечно, четыре автобусных остановки, но… надо экономить… да и автобусы в это время почти не ходят, можно час проторчать на остановке. Кругом грязный снег, белого уже почти не осталось, сплошное месиво… и повсюду собачье говно… а сколько еще под снегом всякого мусора… и каких-нибудь бомжей скоро найдут, так каждую весну бывает…

Ну вот, следующий дом… а потом она зайдет к Милке, можно будет кино посмотреть… так, калитка закрыта изнутри, ммда… даже не на задвижку, а на висячий замок, не повезло… скорей всего, никто еще не выходил из дому. Звонить или нет? Глупо устраивать спектакль с этой шапкой. Или позвонить? Да нет, и так всё ясно… к тому же потом не будет повода зайти… а это кто? Какой-то парень приседает с гантелями возле крыльца, голый по пояс, интересно... наверное квартирант и есть, а, ладно, пришла так пришла!

-         Извините! Здравствуйте, а Ирина Вадимовна дома?… Простите!! Можно вас на минуту?

Ну вот, услышал наконец-то, идет к калитке... а он так с виду ничего, симпатичный даже, раньше она видела квартирантов  почтальонши только издали.

-         Здравствуйте, меня зовут Таня… а есть Ирина Вадимовна?

-         Очень приятно, Сергей. Нет, она на работе…Что-нибудь ей передать? Да вы зайдите во двор, сейчас…

-         Нет, спасибо, не стоит, там же замок, не открывайте…

-         Да он просто так висит, для видимости… а то разговариваем через забор. Может быть, зайдете в дом? А то я уже немного замерз…

-         Ой, вам же холодно, извините… давайте я лучше пойду… нет, хорошо, зайду на минуту, хотя у меня ничего такого… спасибо… сейчас, только снег стряхну… мне так неудобно, что я вас отвлекаю. Я принесла шапку, может быть это и не её, а кто-то другой забыл, я пришла спросить… Ирина Вадимовна была вчера у нас на поминках, то есть у меня… ну вот, поэтому я в другой раз зайду …

Что она несет, что за бред! «Да я пойду, сейчас уйду, в другой раз зайду, неудобно…»  Какой другой раз?! А если бы её вообще не пригласили?! Пришлось бы самой напрашиваться, хорошо еще, что нормальный парень попался… дура! Ну давай, спроси уже про Москву!

-         Значит, это у вас мама умерла… такое несчастье… примите мои соболезнования.

-         Спасибо… а скажите… вы же снимаете комнату у Ирины Вадимовны?

-         Ну да… с женой снимаем.

-         Просто она говорила, что вы учитесь в Москве, а я тоже собираюсь в Москву, поступать в институт… и мне бы хотелось у вас спросить, но если не вовремя, я в другой раз…

-         Да нет, спрашивайте… я только рубашку накину… а вы проходите в комнату, хотя там неубрано, мы вчера работали… а чаю хотите? Нет, нет… никаких возражений не принимается, будем пить чай на кухне! К тому же там гораздо теплее … сейчас жена придет из магазина, принесет что-нибудь вкусное, вы завтракали? Проходите сюда и давайте пальто, я повешу…

                                             

                                                       …………..

 

 

Совершенно зря увязалась за Таней, просто хочется понять,  услышала она имя или нет…  Нельзя тратить столько энергии, от этого зрение притупляется… ночью она всё повторяла и повторяла эту фразу, уже из последних сил, и даже не заметила, как провалилась в сон прямо на полу рядом с диваном… а очнулась, когда Таня уже куда-то собиралась… причем с ужасно недовольным видом, бурчала что-то себе под нос, то и дело роняла вещи, пнула ногой стол… Жаль, что она не видела, как дочка проснулась… скорее всего она бы записала услышанное имя… а теперь непонятно. И пошла на улицу совершенно раздетая, в тоненьком плаще и без шапки… а там снег идет! Пробовала кричать ей прямо в лицо «Одень шарф! Одень тёплую куртку!», но абсолютно без толку…

            Взяла собачку, но как только они очутились на улице, та задрожала и попросилась домой… и правильно сделала, собаки чувствуют лучше людей, даже после смерти, оказывается… Этот мокрый снег просто невыносим для тела, обычный она переносила нормально… бедное тело так  раздулось, страшно смотреть… и стало отвратительно рыхлым, прикасаешься – остается вмятинка…. и отяжелело… и выкручивает все суставы, да… первый раз за все время она так себя чувствует… сердце выпрыгивает из груди, или что-то типа сердца, что у неё там есть… всё, хватит. Лежать под этим электрокамином и не высовываться, надо как следует обсохнуть… эта чужая  комната  действует на нервы, тут пахнет чем-то нехорошим… даже трудно определить этот запах… но переместиться домой пока не выходит. Она попыталась несколько раз, но тело не слушается…

            Это же дом почтальонши Иры, а живет какая-то молодежь, непонятно… Таня  сидит с ними на кухне, и хорошо, что на кухне… потому что живые сейчас её сильно раздражают, даже эти зверьки в клетке испускают какое-то…  от них исходит странная вибрация, лучше б её не было… в общем, впредь надо быть осторожнее, а то угробишь здоровье, и что тогда? Тогда уж точно не получится помочь дочке… пожалуй, днем лучше вообще не выходить из дому, разве что к трубе… а по ночам можно гулять с собакой, вот надо же, при жизни терпеть не могла собак,  это Женька с детства обожал всякую живность…

 

                                                                     …………..

 

Таня в ударе, такие отличные ребята! С ними легко, и почти сразу согласились к ней переехать… понятно, им это выгодно – целых две комнаты за те же деньги, Таня на это и рассчитывала, но мало ли… может быть у них с почтальоншей свои отношения… ну и, честно говоря, опасалась, что они не захотят жить в доме, где только что умер человек… да, классно всё получилось! «А как же Ирина Вадимовна? Мне будет неудобно перед ней…» «Да перестань, мы скажем, что сами напросились. У неё же просто нет таких условий, чтоб в одной комнате жить, а  в другой – работать, так что не парься, как говорится…»  Оказывается, Сережа из Щукинска, и учились они с Таней в одной школе, только он на шесть лет старше… поразительно, такое запоминающееся лицо, а она даже не помнит. Хотя он сто раз мог измениться, может, в школе он был совсем неинтересный… типа Юры, хотя это вряд ли…и родители у него в Щукинске, только у них маленькая квартирка в старом городе и там еще живет сестра с мужем и ребенком, поэтому они с Леной и снимают комнату… подрабатывает сторожем на автостоянке, оказывается… а Лена просто красавица, такое необычное лицо, огромные синие глаза, почти круглые… и такая мягкая улыбка, такая красивая форма губ…и вообще так держится, разговаривает… никогда не подумаешь, что она из какой-то глухомани хуже Щукинска… и оба собираются поступать в аспирантуру, а ведь могли бы ненапряжно получить свой заочный диплом, но что им тогда светит? Учителями в школу… нет, молодцы, исследуют своих свинок, сердечный клапан там какой-то, профессора их уже заметили… а вот где Лена работает, Таня не поняла, надо будет спросить…

-         Танюша, ну расскажи еще какую-нибудь историю, ну пожалуйста!

-         Выпьешь еще чуть-чуть коньяка?

-         Даже не знаю… один глоток можно, с чаем… всё, ну всё, хватит!

Они убедили её, что головная боль снимается алкоголем, что ей надо опохмелиться после вчерашнего, и правда, сейчас уже гораздо лучше себя чувствует… наверное, это хороший коньяк, главное не перебрать.

-         У неё явно актерский талант… Тань, зачем тебе поступать на юридический?

-         Только не это! Они же все ненормальные… Ладно, расскажу вам про одну мамину подругу, только она до сих пор работает в театре, поэтому назовем её… скажем, Света. Ну вот, эта Света была в молодости очень даже ничего, и даже и в сорок пять еще нормально выглядела… а потом вдруг резко состарилась лицом… вроде она переболела чем-то тяжелым, и любовник у неё погиб, и что-то еще там, короче, неожиданно состарилась, а денег на пластическую операцию у неё, естественно, нет. Причем тело у Светы было вполне приличное, и она решила всем его показывать…

-         То есть как?!

-         Ну такой психоз, навязчивая идея. Ходила по театру в халатике на голое тело, а он то и дело распахивался,  как бы случайно… кстати, она совсем не плохая тетка, такая прикольная была, веселая, свитера всем вязала просто так, ну, в смысле, бесплатно… и короче, ей дали Золушку, она же прекрасно поёт, а это был как раз музыкальный спектакль…

-         Подожди, ты говорила, что твоя мама работала в Кукольном театре, или нет?

-         Ну да, но у нас же нет другого детского театра, поэтому они всегда ставили и обычные спектакли с актерами… ну вот, решили, что она будет играть в парике с длинными спутанными волосами, чтоб завесить ей всё лицо, а сцену бала, где надо быть красавицей, сделают в контражуре, понятно, да? Силуэтами, чтоб вообще ни у кого лиц не было видно… А тётя Люда всё время настаивала на том… то есть Света. Ну ладно, я проговорилась, её зовут Люда, в общем, она настаивала, что у Золушки должна быть не одежда, а рваные лохмотья, типа над ней мачеха издевается… короче, хотела выставить себя на показ, то есть крыша уже конкретно поехала. И её предупредили, что если она не успокоится, то роль заберут, а её уволят из театра.

-         Но ведь она и правда сошла с ума?

-         А кто её знает… говорят, в остальном она была вполне вменяема. И, главное, как её припугнули, сразу же успокоилась, отыграла генеральную репетицию, все расслабились… зато  на премьере она им устроила – перед самым своим выходом скинула за кулисами наряд Золушки и выскочила на сцену совершенно голая! После этого её в дурдом поместили, пару лет там лечилась…

-         А сейчас? Ты сказала, что она опять работает в театре?

-         Ну да… просто у неё какой-то особенный голос, какой-то редкий… у нас же петь никто не умеет, мама вот ещё хорошо пела…

 

 

 

 

                                                   БУЛСПРИНГЗ

 

 

            Жене хочется горячего молока и кукурузных хлопьев… именно горячего, как в детстве. Он чувствует себя гораздо лучше, чем вчера, можно спуститься в кухню, а потом посидеть на веранде… пока не освободится его комната. Трейси уехала в Литл-Рок за покупками и будет только к вечеру, вот и прекрасно… и необязательно было вызывать Тони,  Джек и сам мог бы покормить животных, ну ладно уж… пусть пацан заработает десять баксов. Сосудистая дистония, надо меньше курить, но что-то рановато… доктор сказал, что и у молодежи сейчас сплошь и рядом… что в Йелвилле умер подросток – бежал по школьному двору и упал замертво. Но это же другое… просто сердце не успевает за растущим организмом, а тут, похоже, первый звонок… вот парадокс – как грохнулся в обморок, сразу жить захотелось… а так двадцать раз на день подумаешь, как побыстрей уже сдохнуть…

Солнце лупит в стекло, и в комнате такая теплынь… отличный денек, хорошо бы немного прогуляться, но вставать неохота,  даже глаза открывать неохота, такое чувство, будто он загорает на пляже… мысли вяло растекаются по подушке, Джек прямо чувствует их… такие вязкие ручейки туда-сюда… «неужели?»… «а вдруг и правда…»… «да нет, фигня это всё…»… «да непохоже, вроде мужик нормальный…»… «а, непонятно…»… и всё в таком роде. Как будто не мозги у него, а какая-то жидкая резина… но всё равно, это приятное ощущение… вот только от этих простыней пованивает духами Трейси… фу.

            Билл наглухо засел в Интернете, и это уже напрягает… даже не из-за комнаты… а просто вся эта неопределенность начинает действовать на нервы… да уж, не стоит лукавить –Билл его зацепил. И если он теперь передумает, будет обидно… нет, даже не то. Если вчерашний разговор лопнет, как мыльный пузырь, ну да… как пузырь – такой здоровенный, важный и радужно-переливающийся пшик…. вот спишется сейчас со своими, они отсоветуют… и что?! А ничего. Будет как с той железной дорогой, после которой он надолго возненавидел отца… а может, и навсегда. Правда, отцу его ненависть была до одного места, а Биллу тем более. Сядет в свой BMW и привет… сестра опять приснилась, на этот раз совсем молоденькая, как будто он гуляет с ней за ручку вдоль набережной... А эта игрушка,  железная дорога, на всю жизнь запомнилась. Ему было года четыре, или пять… и мама сообщила по большому секрету, что на день рождения отец купил ему железную дорогу. А в детском саду тоже была железная дорога, но детям её не давали, играть разрешалось только с воспитательницей, а это неинтересно. Причем, как сейчас помнит, мама сказала об этом зимой – за окнами падал снег и деревья стояли такие пушистые… а день рожденья у него в июле, выходит, он полгода ждал… и старался себя хорошо вести, слушаться взрослых. А перед засыпанием каждый раз представлял, как он с ней играет, и соседу Мишке рассказал, не удержался. И вот, когда торжественно распечатали коробку, что же там оказалось?! Прямые деревянные рельсы, по которым вручную надо катать тяжеленный деревянный паровоз с нарисованными окнами и дверьми… ужас. Почему он решил, что ему подарят ту удивительную дорогу, где почти настоящие пластмассовые вагончики ездят на батарейках по кругу? Где есть мосты и туннель? «А я думал, будет как у нас в садике…» - скривился Мишка, и это была уже последняя капля. Обманули, унизили, опозорили перед гостями! И улыбающаяся ряха отца, розово-щетинистая, ненавистная, заслонила весь мир… и он ударил её кулачком, потому что этот гад над ним издевался специально! Потом он сломал деревянные рельсы, в истерике топтал вагон, но хрен растопчешь такое… И почему-то злился только на отца, фрейдизм в чистом виде… Размазывая сопли, остервенело футболил по комнате паровоз, гости незаметно исчезли и отец взялся за ремень… выпорол и поставил в угол. А бабушка шамкала рядом, что в её бытность штавили голыми коленями на шухой горох, и как же ему не штыдно, што та, другая игрушка штоит што рублей и откуда у них штолько денег… а он рыдал взахлеб, задыхался соплями и странно, что от невыносимой обиды не лопнуло тогда сердце… и пожалуй, в его жизни больше не было таких глобальных разочарований.

А вот сейчас то самое… главное, вчера, когда они обсуждали эту поездку, Джек чувствовал себя совершенно спокойно.  Вел себя так, что не больно-то и надо… а теперь лежит в комнате Трейси, и закрытыми глазами видит только оранжевое… это мясо век, освещенное солнцем. А откроешь – и всё, что тут напридумалось, мигом упрется в салатовые обои в цветочек, в зеркальный трехстворчатый шкаф, набитый всяким её дерьмом, в картину художницы Рябоконь, изображающую спящего кота, на котором трахаются мыши…

Даже если не удастся забрать эти масонские цацки, Джек получит достаточно… а при удачном раскладе – сто тысяч долларов! Купит трейлер и уедет куда-нибудь на побережье… но сначала разведется с женой.  Или купит мобильный дом в недорогом штате, а можно и в Арканзасе, в Бул Шоалз, например… хотя сколько можно этих бычьих названий? Булспрингз, Бул Шоалз, Булвиль ещё на двадцать третьей дороге… Бул Шит < Бычий источник, Бычьи отмели,  Бычий городок, Бычье дерьмо, анг. > только нет, а что, тоже неплохо звучит… можно поселиться на берегу водохранилища, в Норфолке… чушь какая, как будто в этом дело… хотя дом, конечно… да всё херня! Свалить отсюда хоть ненадолго, вот в чем кайф, да ещё за чужой счет… ну сколько можно насиловать Интернет?! В конце концов, это неприлично, у Джека тоже могут быть дела в Интернете… нет, так лежать невозможно…

-         Дже-ек, ты не спишь? Ну как самочувствие?

-         В порядке. Собираюсь встать и прогуляться немного…

-         Джек, ты обдумал моё предложение?

-         А что, оно ещё в силе?

-         Я думаю, нам надо ехать в Одессу. Конечно, прошло много времени… но всё равно стоит рискнуть. Меня больше волновала этическая подоплека данного вопроса, но теперь я спокоен.  Понимаешь, я ведь являюсь Прошлым Мастером своей ложи в Рочестере,  а это очень высокий титул и ко многому обязывает… и это ещё не всё, я также являюсь офицером Шотландского Устава Северной Юрисдикции, причем тридцатой степени, недавно меня избрали Рыцарем Черно-Белого Орла, это тоже, знаешь ли… ты нормально себя чувствуешь, Джек? Ты закрыл глаза, может быть, мне уйти…

-         Я слушаю, Билл, это очень интересно. Только вряд ли я запомню…

-         Да, конечно! Я не буду тебя утомлять этими подробностями, тут дело вот в чем… формально любой брат подчиняется только Великому Мастеру Великой Ложи своего штата… не считая Досточтимого Мастера собственной материнской ложи, разумеется. Но согласно масонскому этикету, посещая другую страну, он должен проинформировать о своем прибытии Великую Ложу этой страны, понимаешь? Тем более офицер такого административного градуса, как я… и все спорные вопросы масонского характера он  должен согласовывать с Великим Мастером Великой Ложи этой страны… конечно, при том условии, что Ложу этой страны признает Великая Ложа его юрисдикции, в моём случае – Великая Ложа  штата Нью-Йорк. Ты следишь за моей мыслью, Джек?

-         Честно говоря, с трудом…

-         Сейчас поясню. Если бы речь шла, например, о Канаде или там… об Англии или даже, представь себе, о России… короче, о любой стране, Великую Ложу которой признает Великая Ложа Нью-Йорка, у нас с тобой ничего бы не вышло. Нет, мы могли бы поехать на поиски реликвий во имя всемирного братства, Джек…  я собирался это сделать, об этом мы вчера и вели беседу… но потом, следуя масонскому этикету, я сдал бы ценности Великому Мастеру Великой Ложи этой Украины, я, честно говоря и не знал, что это такая отдельная страна… но вот что я узнал, Джек! Великая Ложа Нью-Йорка не признала  Великую Ложу Украины!

Я выяснил, что Великая Ложа Украины была учреждена Регулярной Великой Ложей Италии, и где ты думаешь? Как раз в Одессе! Великим Мастером стал какой-то местный хирург… но у итальянской Ложи в масонском мире ужасная репутация, ее не признают многие Великие Ложи,  и не только в США, и в Европе, и в Латинской Америке, и даже в Турции и Израиле! И ещё один нюанс – оказывается, Великий Магистр Великой Ложи Италии Джулиано де Бернардо перехватил инициативу у Великой Ложи Франции, которая в девяностые годы учредила несколько дочерних лож в разных городах Украины, ну и вообще собиралась распространять там масонство… но итальянцы по быстрому вытеснили французов, они наоткрывали кучу своих лож и учредили Великую Ложу Украины… которую теперь почти никто не признает. Смешно, да? А Францию бы признали, конечно… вот такая история, и это в корне меняет дело, понимаешь?

-         Не совсем.

-         Ну как же! Мы можем попробовать вывезти реликвии братства! Ты рассказывал, что за небольшие деньги в Одессе можно сделать такой документ… такой сертификат, будто вещи не представляют ценности для страны. А они ведь и правда не представляют никакой ценности для профанов…

-         Для профанов? Это как?

-         Ну, для непосвященных, для не масонов, короче говоря… так вот, ты вчера говорил, что твой друг вывозил музейные вещи под видом изделий современных ювелиров, так ведь?

-         Ну да, но это было в начале девяностых… там вся комиссия была – две пожилые тетки из министерства культуры, за сто баксов любое разрешение подписывали, а иногда и просто за коньяк…  Сейчас они уже на пенсии, наверное… но система, скорей всего, осталась. Можно попробовать.

-         Ну да, оформить как современную имитацию русской геральдики, или там… коллекцию значков… но ты понимаешь, конечно, что это должно остаться строго между нами, в обоюдных интересах… жену не надо ставить в известность, согласен?

-         Насчет жены не сомневайся, да и вообще… я же не идиот. Извини, Билли, но какова их реальная стоимость? Я должен знать, во что ввязываюсь.

-         Трудно сказать… скорее всего, это начало девятнадцатого века… кстати, опять французы! Великим Мастером Одесской Ложи был некий граф Ланжерон, масон Шотланского Устава и мэр города…

-         Там есть пляж Ланжерон. И всё-таки? Какова реальная стоимость этих штук?

-         Ты же понимаешь, что любой предмет того времени теоретически считается музейным экспонатом, даже треснутый стакан или какой-нибудь ночной колпак … ты видел, что выставляют в провинциальных музеях? Сахарницу с отбитой ручкой и стул, на котором сидел Джордж Вашигтон, будучи проездом в их городишке… якобы сидел. Им же нужны единицы хранения. Я не знаю, сколько это может стоить, Джек, для масонов подобные реликвии бесценны… и потом, ты же сам говоришь, что художнику предлагали за них копейки! Но это в магазине. Искусствоведы могут решить иначе.

-         Понятно. А если к тебе прицепятся на таможне, что будешь делать?

-         Ну… тогда придется всё оставить. Но эта бумага, сертификат… он ведь будет настоящим, подлинным документом?

-         Конечно. Фотографии, печати, все дела…

-         Мы оформим его на тебя, Джек. Хотя ты абсолютно ничем не рискуешь, ты же не специалист…  и хозяин мог не знать, осталось от отца, и всё. Тебе понравилось – ты проконсультировался у искусствоведов, затем купил и всё оформил, как положено. Просто экспертная  комиссия ошиблась в датировке… А кто может заподозрить, что эти предметы представляют некую историческую ценность? Таможенники?

-         Ну да, наверное.

-         Значит, они направят их на повторную экспертизу, более тщательную… в Москву, например

-         Скорей всего, в Киев.

-         Всё равно нам их уже не видать. Я просто не хочу, чтобы в этом деле фигурировало моё имя, понимаешь? А с точки зрения законности всё чисто, тебе даже обязаны выплатить компенсацию и объявить благодарность…

-         Очень сомневаюсь.

-         Не важно. Если возникнут проблемы такого рода, ты всё равно получаешь сто тысяч долларов, за моральный ущерб. Согласен?

-         Согласен. Но я ничего не обещаю, может, он вообще уже умер…

-         Я готов рискнуть. А если нам вообще не удастся разыскать реликвии, ты получишь двадцать пять тысяч чистыми, ну и повидаешь старых друзей…

-         А скажи, Билли, ну привезешь ты эти штуки в Нью-Йорк, и что дальше? Насколько я понял, они представляют ценность только для масонов? У вас там есть какой-то музей? Нет, можешь не отвечать, если это тайна… просто мне интересно.

-         Это наша история, Джек. Существуют научные ложи, они занимаются исследовательской работой… я, например, провожу некоторые исследования, связанные с маркизом де Лафайетом, ведь до сих пор неизвестно, в какой ложе его возвели, то есть посвятили в братство… но ты прав, свой интерес у меня есть, конечно….  это… как сказать, в двух словах и не скажешь… в общем, это не материальный интерес, не денежный.

-         Хочешь прославиться?

-         Ну… ладно, я буду с тобой откровенен. Понимаешь, Джек, мне уже пятьдесят восемь лет, из них тридцать лет я отдал масонской деятельности, в сорок пять стал Досточтимым Мастером своей Ложи «Сыны Света»… и оставался на посту целых четыре года, у нас ведь как – ты избираешься Мастером Ложи всего на один год, так что мне ещё повезло. А потом всё как-то разладилось, пошло по ниспадающей… я езжу по стране с лекциями, занимаюсь исследованиями, благотворительностью, мало того – как Прошлый Мастер и Блистательный Офицер Шотландского Устава, веду просветительскую работу в штатах Северной Юрисдикции… а результат? В прошлом году меня наконец-то удостоили посвящений в тридцатый градус, в мои-то годы! Ну ещё наградили медалью Гургаса и памятным значком… В этом какой-то фатализм, понимаешь? Как будто никто не видит, сколько я делаю для братства! То есть видят, конечно, даже благодарят… но продвижение идет очень и очень медленно! На самом деле у меня есть некоторые подозрения, пару лет назад у меня вышел конфликт с одним молодым Досточтимым Мастером нашей ложи, такой наглый щенок, жуткий карьерист, ухаживает за племянницей Великого Командора и явно метит в Верховный Совет… короче говоря, я думаю, что это он мне вредит. И он уже посвящен в тридцать второй градус и стал членом «Святилища»! В общем, за три года продвинулся больше, чем я за десять… да не только он, многие братья нормально продвигаются,  уже четверо из нашей ложи доросли до тридцать третьего градуса, причем одного из них лично я посвящал в Ученики, когда был Мастером Ложи… а тридцать третий градус присваивается Верховным Советом  как высшая награда, за особые заслуги перед масонством, у меня-то уж точно их не меньше… Вот я и хочу совершить нечто выдающееся, такое, что уже нельзя будет не заметить… а то даже перед внуком неудобно, засел на старости лет в тридцатом градусе и ни с места… Джек, ты заснул, что ли?

Джек похрапывал и тоненько свистел. И безмятежно улыбался во сне… а по его лицу резво скользили солнечные блики, Биллу показалось, что они могут помешать сну. Перед тем, как выйти из комнаты, он тихонько опустил оконные шторы.

 

 

 

ЩУКИНСК

 

 

Какая спокойная ночь, воздух вообще не колышется, ни малейшего ветерка… когда они вчера гуляли с Белкой, дул сильный ветер и плохо дышалось, сдавливало грудь… к тому же порывы ветра смазывают видимость, а Белку вообще сдуло с моста. Бедняжка зависла в воздухе, скулит и перебирает лапками, не понимает, что произошло… она думает, что ещё живая, ходит только по твердому, нюхает всё вокруг… говоришь – иди сюда, иди на ручки! Ведь могла бы взлететь, но нет… будет прыгать и жалобно скулить, пока её не возьмешь... и сильно волнуется, когда происходит что-то странное, не любит быстрые перемещения и высоту. Утром попробовала взять её к трубе и только испугала, полдня потом собачка дрожала и не хотела вылезать из-под дивана. Гулять хорошо в тихую и сухую погоду, а остальное время лучше быть в доме, там и самочувствие нормальное, и за Таней можно наблюдать, и Белку дрессировать интересно. Она так быстро запоминает команды, хотя… может, она их ещё при жизни знала… и так смешно – пытается поиграть с Таней, тявкает на неё, путается под ногами, злится, а та ничего не замечает. Дома спокойный запах, это самое главное… приятно, когда Таня курит… хотя зря она это делает, конечно… очень приятно лежать на кухонной антресоли и вдыхать тёплые запахи пищи… вчера у дочки был выходной и она варила картошку, а вообще-то она редко готовит на плите, обычно пожует что-нибудь всухомятку и чай… понятно, устает на работе…

-         Белка, Белочка, ты куда это собралась?

Странно. Обычно ни на шаг не отходит, а тут вдруг свернула в переулок. Смотрит и виляет хвостом, как будто просит следовать за ней… Ты что, туда хочешь пойти? Ну да, пробежит чуть-чуть и оборачивается, что-то учуяла, наверное… ну ладно, пусть будет по-твоему… а где мы вообще находимся? Так бродишь по городу, в своих мыслях, вроде всё знакомое, но толком не фокусируешься… а, понятно, справа от нас трамвайное депо,  значит мы шли по Слободской улице, а этот переулок… а это и не переулок,  это Тишининский Тупик, он выводит к развалинам усадьбы, вернее, к пруду… усадьба на той стороне.

-         Да иду я, иду! Не переживай ты так…

Давно она не наведывалась в усадьбу, а ведь отсюда начинались её экскурсии... 

-         Слышь, Белка!  Когда я только начала работать в театре, меня главный попросил поводить по городу Областную Комиссию,  показать Музей, памятники старины, всё такое… а им так понравилось, что меня обязали проделывать это каждый раз, когда приезжал кто-нибудь важный… вот так тридцать лет и водила…  хочешь, устрою  тебе экскурсию? Вон, смотри… усадьба графа Тишинина, построена в 1767 году, с неё началась история Щукинска. Раньше тут не было никакого города, только рыбацкие хижины стояли на берегу и вот эта усадьба графа Тишинина… вернее, сначала она была деревянная… просто когда он узнал, что Екатерина Вторая решила осмотреть все  волжские города, он направил ей приглашение, всё равно же мимо будет проплывать на галере, ну вот… и быстро всё здесь перестроил – вместо деревянной усадьбы построил каменную, разбил английский парк, выкопал пруд, нанял столичных поваров и оркестр… короче говоря, встретил императрицу с такой помпой, что она тут же присвоила маленькой слободе статус города Щукинска с правом иметь свой герб и прочими привилегиями… нет, ты меня совершенно не слушаешь! Ну куда ты опять рвёшься… там дальше обрыв, там пруд… железяки разные торчат, видишь? Упадешь вниз и будешь скулить, да? Ты же сама не выберешься… ну пойдем, пойдем… ну что ты мне лижешь ногу, вот смешная…

Чем-то собака возбуждена, непонятно… такая вдруг активность. Надо же, в пруду устроили настоящую свалку, машины торчат из воды, ещё дрянь какая-то… и от самой усадьбы мало что осталось, сколько она себя помнит, власти собираются её восстанавливать, но теперь уже вряд ли, всё растащено на стройматериалы … у них во дворе из этих камней тоже сложен курятник, отец собирался покупать камень, а потом не выдержал, взял тачку и  привез… только кур так и не успел завести… Белка! Ты куда?!

Что это?! Что это?! Что же это такое… Господи… Белка плавно оттолкнулась от края обрыва  и медленно плывет по воздуху над прудом… и не сучит лапками, она их распластала, как парящая птица, что происходит?! И всё её тельце окружено каким-то белесым облаком… оно становится всё плотнее, как будто кусочек тумана… а внутри бегают огоньки, их становится всё больше и больше… голубые и белые искорки, как красиво! А сама  Белка уже почти не видна… боже! Всё пропало! Ничего не осталось… ни Белки, ни этих огоньков… значит?! Её забрали?! Какое ещё может быть объяснение…выходит, она это чувствовала, что-то должно случиться… поэтому так нервничала… а если это место… ведь не зря же она стремилась именно сюда… побежала в переулок, позвала её за собой, ну конечно! Она почувствовала это место… И она привела её сюда. Здесь забирают! Так… сейчас… наконец-то… надо разбежаться и оттолкнуться от края… как же она устала быть среди живых, господи, только сейчас по настоящему поняла, как устала! Ну… всё!!!

И…???  Висит над прудом, но почему-то ничего не происходит. Только сырой запах по ногам… странно… уже начинают болеть суставы… может быть, это собачье место… и здесь берут только собак?! … Кто-нибудь! Господи! Белка! Я про-шу-у-у-у! Забери-и-те меня отсюда-а-а-а!!! Я что, хуже соба-а-ки ?! Я больше так не могу-у-у-у-у!!!!!!

 

 

                                                       …………….

 

 

Таня три часа сидит над учебником, открытым на второй главе – «Культура Руси до монгольского нашествия». За целую неделю прочла всего десять страниц, как так можно… или ходить уже в читальный зал? Дома невозможно сосредоточиться, то телик включишь, то охота попить чаю, а потом покурить… вообще какой-то жуткий облом, главное, куча свободного времени, не надо стирать мамино белье и варить эти бесконечные бульоны с перетёртой картошкой… выходит, что когда она ухаживала за мамой, то получалось заниматься, всех нужных философов перечитала, и учебник по обществознанию, а сейчас ни фига… Ну и не высыпается по-человечески, это тоже… всё время хочется спать. Сон стал неглубокий и тревожный, ночью по дому гуляют сквозняки, так странно, все окна закрыты… наружная дверь плохо прилегает к полу, наверное, в этом дело… бабушка собиралась прибить вниз дощечку, но Таня раньше не замечала, да и мама не жаловалась… а сейчас дверь хлопнет – она просыпается, то вдруг кажется – стучат, и  она вскакивает посреди ночи,  то ветер воет в печной трубе, иногда так громко у-у-у-ууууу, довольно жуткие звуки…  а вчера какая-то собачонка тявкала под окнами, не давала спать до утра… а заснешь, снится всякая мерзость, то её душат, то волосы выпадают клочьями, то задолжала кому-то деньги… Но самое неприятное в другом – ей кажется, что в доме расплодились крысы. По комнатам они еще не бегают, слава богу, но из кухни постоянно доносятся какие-то скрипы и шорохи, и посуда позвякивает, или такое вдруг нежное – цок-цок-цок-цок… коготки по линолеуму. Это ужасно, много лет у них уже не было крыс, бабушка тщательно заделывала все дыры в полу цементом и битым стеклом, следила за этим, а они с мамой запустили дом…

Поскорей бы уже ребята переехали, почему-то Таня уверена, что если в доме будут жить люди, то всё наладится и она будет спать спокойно…. Крысами их вряд ли испугаешь, у почтальонши на кухне крысиный яд по углам разложен… но это же опасно, они переносят всякую заразу, нет… надо что-то делать. Крысы очень хитрые, бабушка рассказывала, что однажды у них завелась огромная крыса, потом выяснилось – беременная. И такая ловкая тварь, стоило оставить, например,  кастрюлю с едой и выйти на пару минут из кухни, молниеносно всё пожирала… хватала даже мясо с горячей сковородки, а бабушка никак не могла обнаружить её лаз, а потом у неё вывелись дети и пищали где-то под полом. Чем только бабушка её не травила, раскладывала на полу отравленные куски, пыталась выследить, чтобы просто прибить чем-нибудь, но без толку. Крыса раскрывала все её хитрости и ела только то, что предназначалось людям. Но все же бабушка её обманула, купила рыбу и устроила представление – стала ругаться, что ей подсунули протухшую, и придется всё выбрасывать… к этому времени  бабушка уже полагала, что крыса понимает человеческий язык, а кто их знает… нашпиговала рыбину ядом, завернула в газету и выбросила в мусорное ведро, а сама пошла одеваться, мол, вынесу ведро, чтоб дома не воняло. И когда вернулась в кухню, рыбы в ведре уже не было. А потом всю ночь из-под пола раздавались душераздирающие предсмертные вопли крысы и её потомства, а бабушка кайфовала… Вот как раз после этого случая она затеяла в доме ремонт, заделала все дыры и перестелила полы в кухне … лет десять назад это было, наверняка уже кучу новых прогрызли…

Может, на картах погадать, да ну… пусть лучше Надька погадает, у неё талант, а у Тани всегда муть получается, ничего определенного. Вот Надька тоже… устроилась продавщицей в булочную, а ведь в школе к чему-то стремилась, собиралась в Ярославль на курсы визажистов, Мураками почитывала… а теперь мат-перемат, все козлы и уроды, трахается с каким-то грузчиком… Милка еще ничего, с ней хоть поговорить о чем-то можно… вот ребята, конечно, супер. Вот почему у них не было таких симпатичных мальчиков, как Сережа? Ни в их классе, ни в старшем… да…она бы обязательно его соблазнила, и плевать, что потом… ну нашел бы себе кого-нибудь получше, зато она повстречалась бы с нормальным парнем какое-то время, а так вся молодость уходит… а может и не бросил бы. Женился же он на этой Леночке из… как его, она говорила… типа Хрюкова, или Хлюпина… короче, какая-то дыра белорусская…  она красивее Тани, конечно.

Или нет? Блин, мамино трюмо до сих пор завешено простыней… она хочет посмотреть на себя в профиль. Тане кажется, что нос длинноват, и в профиль это особенно заметно. Все говорят, что она красавица… но всё равно есть недостатки. Кончик носа, например, иногда шевелится при разговоре, особенно если она увлекается… говорят, что это мило, но это довольно смешно. Потом, губы у неё тонковаты, а это не сексуально… от этого всегда строгое лицо, а если накрасить, то ещё хуже получается, резче… глаза и брови сойдут, лоб тоже. Надо что-то делать с прической, а то висит бесформенная грива… а в последнее время Таня уже стала закалывать волосы бабушкиными шпильками, чтоб не мешались, полный отстой… к тому же в профиль длинные патлы смотрятся просто ужасно, фу, гадость… щек не видно, один длинный нос торчит. Если обрезать вот по сюда, как это будет… вот так, и шея откроется… или сделать совсем коротко? И такую ровную челку. Хм… будет точно как у Лены, нет, так нельзя, подумают ещё, что я специально… а если просто подкоротить немного и сделать химию? У Лены очень маленький подбородок, и шея как бы плавно в него переходит… и скулы почти не выражены. Пока молоденькая, вроде бы ничего, но у таких людей часто появляется двойной подбородок годам к тридцати… а ну-ка в профиль… нет, а у Тани такого не должно быть, если она не разжиреет, конечно… А фигура довольно угловатая. Может и не сама фигура, просто она привыкла сутулиться, сначала ведь была самая высокая в классе… потом уже нет, но привычка осталась. И мышц почти нет, бабки причитают – ты такая худенькая, тебе надо поправиться… а при чем тут это?! Икры тонкие, руки как плети, надо же делать какие-то упражнения, чтоб у тела появилась форма, а она ленится… вот и результат. Хорошо, грудь еще не обвисла… надо будет обязательно заняться, а то стыдно раздеться…Кожа у неё нормальная, чистая… только на ногах растут черные волосы, а сбривать как-то боязно. Надька вырывает пинцетом, но кожа после этого как у дохлой курицы… а эти клейкие ленты в аптеках стоят слишком дорого, ну ничего, может быть разбогатеет, пока у неё кто-нибудь появится… всё равно пока не с кем.  

Жаль всё-таки, что они переедут только после сорокового дня… хотя, с другой стороны… это же еще почти месяц… может, за это время Таня успеет привести себя в порядок, Надька пострижет… и надо пересмотреть весь свой старый гардероб, кое-что переделать. К тому же, если он поселятся здесь раньше, и на сорок дней в доме кто-нибудь будет находиться… то даже если Таня сделает вид, что уехала, наглые соседки могут вломиться в дом и сами устроить себе праздник, Сережа с Леной их не удержат… так что со всех сторон лучше подождать…

Вот почему она не может взять и откровенно признаться, что влюбилась в Сережу? Вот что теперь, будет сама себя обманывать, что это не так… что она даже об этом не думает, просто хорошие ребята… а ни фига подобного. И мысли какие-то супер-идиотские! Ей хочется, чтобы он тоже в неё влюбился, как будто в этом всё дело… а дальше что? Вот что дальше… ей через два месяца уезжать, блин! А им ведь тоже нужно будет ехать в Москву на сессию, дом останется без присмотра… хотя ладно, бабе Ляле можно оставить ключи. Ну вот, влюбилась, и что? Будет отбивать его у Леночки? В собственном доме, бред какой-то… о чем вообще она думает?! Вот не поступит, и даже на Консервный её назад не возьмут, сегодня уже предупредили… к лету, мол, ожидается прибавка к зарплате, но если уйдешь, место тебя ждать не будет, желающих много… просто ужас какой-то, мозги - как слизь… ничего не лезет в голову, любовь у неё теперь… сдохнуть лучше, чем не поступить и вернуться назад в Щукинск, лучше повеситься! Ну да, умом-то всё понятно… вот блин, уже полвторого ночи, а вставать в шесть утра, опять она не выспится, время как-то незаметно пролетело… Черт, что там такое?! Шкаф упал? Почему был такой страшный грохот в гостиной? Этого еще не хватало… Нет… вроде бы всё на месте, чертовщина какая-то… или так сильно хлопнула дверь? Но шум-то был ужасный, или это на улице,  а ей показалось, что в гостиной… пора уже нервы лечить… Так, всё. Надо заткнуть уши ватой, иначе она сегодня не заснет…

 

 

 

 

БУЛСПРИНГЗ

 

 

Потрясающий день, Джек нашел серебряные зубы! Очень старый протез, не исключено, что вообще колониальных времен, настолько грубо он изготовлен. Это мост передних зубов верхней челюсти, целых  восемь штук, причем все одинаковые, даже клыки ничуть не отличаются от остальных. Отличное пополнение коллекции!  А он как чувствовал, что найдет сегодня что-нибудь интересное, последнее время попадался только хлам – колечки от банок, гайки, ржавые железяки, ну в лучшем случае гильзы… ни одной монеты за прошлый год, ни  старой, ни новой… И это неспроста, это хороший знак, может и правда его жизнь сдвинулась с мертвой точки…

И как удалось сдержаться? Джек сам удивился, что не устроил Трейси скандал, то ли перед Биллом неудобно… то ли по принципу «не трожь говно…» Ну чего бы он добился? Поросячьего визга на весь дом… тупая жадная сука… нет, он всё ей выскажет, но только перед самым отъездом, зачем зря трепать себе нервы, и так уже два дня провалялся… поэтому Джек взял металлодетектор и отправился на поиски «сокровищ», и вот, пожалуйста… Вот же тупая ленивая сука! Ну сожги ты эти письма, или отвези подальше от дома и выброси, так нет, ей лень… проще засовывать в ящик комода. Все его письма к сестре, и поздравительные открытки за два последних года! Ну понятно, началось, когда он сказал, что Зине нужны деньги… кстати, а где же тогда письма сестры?  Хотя Трейси могла договориться на почте, что она сама их будет забирать…ну да, чтобы случайно не попали ему в руки… вполне могла, жирная блядь. Ничего…и даже хорошо, что это выяснилось. Вот не полез бы он искать салфетки, так бы всё и осталось, он же к ней в комнату обычно никогда не заходит…

Билл весь в делах, с утра выяснял расписание авиарейсов и составлял какие-то дикие комбинации, потому что до Одессы нет прямых рейсов … Джек ему говорит – прилетаешь в Киев и одна ночь поездом, какие проблемы? Так ни в какую… теперь выясняет, как побыстрей получить визы, хочет взять заодно и российскую, чтобы посмотреть Москву с Питером … отличная идея,  главное, Джек взял с него слово, что они обязательно заедут на пару дней в Щукинск. Интересно, там хоть что-то изменилось? Может, центр привели в чувство… хотя вряд ли. Наверняка такая же нищета и говнище... главное - найти сносную гостиницу, что тоже, конечно, сомнительно… ничего, не умрет, пару дней перетерпит экзотику. Все так быстро происходит, даже не верится… у Билла везде знакомые, звонит туда-сюда, что-то ему сообщают… да уж, масоны. Стивен с мясобойни тоже масон, и близнецы Брэдли недавно вступили… Джеку казалось, что масоны – просто ряженые придурки, на День Индюшки все члены местной масонской  ложи одеваются Звездочетами,  Хэллоуин справляют в виде средневековых рыцарей, а в канун Рождества почему-то наряжаются римскими патрициями… Стив и его зазывал в масоны, Джек спрашивает – а зачем? А чтобы приносить пользу всему человечеству. Это как же? Ежемесячные взносы платить? Вот ты масон, и что дальше? А они и сами не знают, что дальше… сделали ремонт в старом коровнике и ходят туда раз в месяц, у них там тайная ложа, видите ли. Слушают лекции, а про что? Нет, ты сначала вступи, тогда и узнаешь. Чтобы вступить, надо вызубрить наизусть какой-то трактат и  пройти ритуал посвящения, а какой ритуал? На месте узнаешь… совсем обнаглели.

«Да кто такие вообще масоны, какой в них смысл?»

«Масоны – каменщики, но не в буквальном смысле, а в том, что строят светлое будущее. Они все братья, все обязательно верят в Бога …»

«А конкретно? В какого Бога они верят, в Иисуса?»

«В нашей ложе все протестанты, но это не имеет значения, можно хоть в Аллаха., хоть в Будду, в любое высшее существо. В ложе запрещено говорить о религии, такие разговоры часто приводят к разногласиям и ссорам между братьями, главное во что-то искренне верить, нельзя быть атеистом…»

«А если я верю, что миром правит Сатана?»

«Боже упаси!»

«Ну а если я, допустим… верю в такой маленький серенький треугольник, который создал людей и с тех пор вообще не вмешивается в их жизнь? Для меня он – высшее существо, мне можно в масоны?»

«Ну ты же не серьёзно…»

«А вы – серьёзно?! Вот чем вы занимаетесь, кроме своего маскарада? Устраиваете воскресные пикники с женами и детьми? Я же должен понимать, куда я вступаю, а ты мне говоришь – сначала вступи, потом узнаешь… это серьезно, по-твоему?»

«Если ты станешь кандидатом, тебя вызовут на собрание, братья поговорят с тобой, зададут разные вопросы и решат,  достоин ты или нет…»

«А… вот оно как… получается – я не знаю, кто такие масоны, а они знают, подхожу я им или нет. Это круто, нешуточная у вас организация…»

Поговорили, на том и закончилось. Этот Билл Шоугер, конечно, птица другого полета… хотя тоже детский сад, так заморочен этими градусами, бедняга. Но там другие дела, там деньги, в конце концов… в значках этих хорошо разбирается… короче, у богатых свои причуды… Стив ведь тоже осматривал картины, а ничего не заметил… все местные видели его коллекцию, и каждый второй тут масон, между прочим… все лохи… Так… а если поискать ещё на старой дороге? Пожрать бы чего-нибудь. Жаль, что он не додумался взять с собой бутерброды… стоп! Трейси нет дома. Она же поехала искать сезонных рабочих… вчера пыталась устроить истерику в связи с его неожиданным отъездом, но Билли тут же заткнул её деньгами, причем очень щедро – дал на три месяца вперед и на двух рабочих вместо одного… у Джека чуть не вырвалось – приплати еще чуть-чуть, чтоб её кто-нибудь выебал, а то у меня не стоит … но сдержался.

            Ага, Билли распластался в его кресле, греет старые кости… и целая гора яблочных огрызков, совсем оголодал… вот сучка! Могла бы приготовить человеку что-нибудь вегетарианское… «Билли, как поживаешь?»

-         Джек! Ну наконец-то! У меня хорошие новости – нам не нужны визы, их отменили! Для граждан США на Украину теперь свободный въезд, причем на любой срок, представляешь? Это политика нового президента Ючьенко. Может, и при выезде не будут слишком усердствовать, как думаешь, а?

-         Не знаю… но это обнадеживает. А что с Россией?

-         В Россию виза нужна… сдаешь паспорт и через десять дней забираешь… нет, можно заполнить анкеты он-лайн, но всё равно ты должен лично получить визу в Вашингтоне, а я в Нью-Йорке, у нас с тобой разные юрисдикции… В принципе, процесс можно ускорить, это стоит вдвое дороже и делается в тот же день, нет, дело не в деньгах, я бы заплатил, разумеется… но туристическая виза дается только на месяц и нужно указывать срок пребывания, а если мы задержимся на Украине? Вдруг возникнут какие-то проблемы… в общем, сейчас нет смысла терять время на русскую визу, тем более, что мы можем получить её и в Киеве, это я узнал… в любой момент, если захотим… нет, даже не в этом дело, Джек! Я думаю, нам не нужно в этот раз появляться в России. Все эти визы, посольства, зачем лишний раз привлекать к себе внимание? Если на Украине визовый режим упрощен, нам надо сделать дело и возвратиться, так будет лучше, согласись... а в Москву съездим потом отдельно, и в этот твой город, где семья… за мой счет, договорились?

-         Да я и сам могу потом съездить, Билли…

-         Нет, я бы хотел побывать в Москве, можно будет взять моего внука, но сейчас мы летим туда и обратно, договорились?

-         Само собой.

-         Отлично! Тогда  едем в Нью-Йорк, и оттуда вылетаем в прямо в Одессу! То есть не прямо, конечно, с одной пересадкой в Вене. Я уже забронировал билеты на одиннадцатое марта, это моё счастливое число, Джек!  До Вены - восемь часов, а там пересаживаемся на самолет украинских авиалиний и через три часа будем на месте… это не опасно, как думаешь?

-         Что? Украинский самолет?

-         Ну, просто мне не советовали… хотя всё это ерунда! Я специально поискал статистику катастроф и не нашел ничего особенного,  вот турки – другое дело, за ними идут африканские страны, у них там самолеты все старые… потом, кажется, Индия, в общем, я нашел только информацию о том, что четыре года назад украинские военные случайно сбили русский самолет, ну и что? Швейцарский диспетчер тоже угробил самолет с русскими детьми, но все же преспокойно летают швейцарскими авиалиниями… да, получается, что русским не везет… 

-         Ты боишься летать самолетами?

-         Как сказать… от судьбы не уйдешь. Когда мне было шесть лет, я оказался в поезде, который сошел с рельсов, с тех пор ненавижу поезда… меня там сразу начинает тошнить. А к самолетам я отношусь нормально, лучше уж сразу отправиться на тот свет, чем жить, как мой дядя… ему все ноги тогда расплющило. Вот за рулем я чувствую себя совершенно спокойно – если и разобьюсь, так хоть некого будет винить.

-         Почему некого? Мало идиотов ездит, что ли?

-         Таких как я, мало! У меня уже около сотни аварий, и всегда по моей вине.

-         Так почему бы тебе не нанять хорошего водителя, Билли? Что-то и я уже начинаю волноваться…

-         А я доверяю только себе, такой у меня характер, Джек… о, не волнуйся! Когда в машине есть еще кто-нибудь, я веду очень аккуратно, что ты! Я расслабляюсь, только когда еду один… ну так вот,  Джек, мы вместе едем в Нью-Йорк, только я оставлю тебя там на пару дней, в хорошей гостинице, ты не против? Мне надо повидать семью и закончить кой-какие дела перед отъездом… О! Идея! Поехали со мной в Рочестер! Ты видел Ниагарский водопад? Это потрясающе! И не был на Великих Озерах?! Всё, решено, едем ко мне… так что можешь собирать свои  вещи.

-         В смысле? Ты хочешь ехать прямо сейчас?!

-         Конечно нет! Мы поедем утром, но тебе же надо спокойно собраться.

-         А что собирать? Джинсы и пару рубашек? Остальное можно купить на Привозе.

-         Где?

-         Привоз – это одесский рынок, там всё ужасного качества, вот черт… короче, это шутка, не важно, я потом тебе объясню, а Трейси что, уже вернулась? Я думал, она поехала договариваться с рабочими, но машина-то на месте…

-         Да нет, она с подругой, такая маленькая весёлая женщина заходила, а потом они вместе уехали на джипе.

-         Фу, слава богу… понятно, это Речел, парикмахерша. Не хочешь перекусить?

-         О, нет, спасибо! Я уже… я нашел кое-что в холодильнике.

-         Отлично. Значит, ты отказываешься от моего фирменного салата из спаржи с картофелем. Или нет? А, Билли?

-         О, спаржа…

-         Да, это очень полезно. А ещё картофель, фасоль, укроп, оливковое масло… и сок лимона,  представляешь?

-         Да, Джек… я сдаюсь. Но я буду тебе помогать!

-         Тогда идём…

 

 

 

[3 mar 2006 | 18:10 pm]

 

Друзья мои, пришла пора прощаться. Мне страшно повезло, надеюсь, что и вам когда-нибудь повезёт. Я становлюсь наёмным убийцей. Именно об этом я мечтал с самого детства, и вот мечта сбылась!

Помните, я рассказывал вам о таинственном госте? О молчаливом вегетарианце? Так вот, он вернулся и предложил мне контракт. Я уезжаю в далекий Шанхай, где  проживает множество наших сограждан, которых должен кто-то убивать.  Мой шеф (назовем его Тони) оказался тонким психологом – сразу почувствовал моё призвание, но он не мог взять на себя такую ответственность, не посовещавшись с начальством…

Я показал ему, как сворачиваю шеи петухам, как одним ударом убиваю кролика, также мастерски зарезал парочку баранов и голыми руками задушил теленка. Тони остался доволен, но всё же попросил убить человека. Естественно, я выбрал свою жену Кэт. А это нелегкое испытание, согласитесь. Вы когда-нибудь закалывали свинью в одиночку? Конечно, если её предварительно усыпить уколом или оглушить током, другое дело. Тогда можно и подвесить, и заколоть в горло по всем правилам, и собрать кровь для колбасы…  А так приходится бить промеж глаз металлическим дрыном и быстро втыкать ей в сердце здоровенный нож (надо ещё попасть!). Само собой, когда зверюга лежит на спине, а четыре помощника держат её за ноги, это проще простого… а колоть свинью в одиночку – почти самоубийство. Свинья отчаянно брыкается, и даже с воткнутым в сердце ножом обязательно проживет еще несколько минут. Раненная тварь безумно агрессивна, и может затоптать тебя насмерть. Так получилось и с Кэт. Когда я пырнул её ножом, Кэт смотрела телевизор. Но я точно не знал, как глубоко находится у неё сердце, и промахнулся. Жира у Кэт оказалось больше, чем у любой свиньи. С ножом, торчащим из груди, Кэт бросилась прямо на меня. Само собой, я испугался. К тому же я совсем не был уверен в точности попадания (и не зря!) Я успел отскочить, схватил телевизор и швырнул его в Кэт, но она поймала его на лету и аккуратно положила на диван, господи! Какой же я идиот! Я взял только один нож! А Кэт уже вытащила нож из груди и зловеще приближалась. И тогда я выпрыгнул в закрытое окно, изрезался, но сохранил себе жизнь. Когда изрыгающая проклятия Кэт выбежала из дома во двор, Тони пристрелил её из пистолета. При осмотре тела выяснилось, что у неё не было шансов умереть от нанесенной мною раны – были задеты только мягкие ткани. Вот такая неудача. Тони попросил убить кого-нибудь ещё, только сначала хорошенько всё продумать. Я выбрал нашего проповедника.

Я пришел к нему домой вместе с Тони, сказал, что прочитал все его брошюры и хочу поговорить о спасении души. Тони представил, как своего двоюродного брата. Проповедник  угостил нас кока-колой и расположился в кресле для беседы, но не успел её начать. Я подошел сзади, схватил его за волосы и, собрав все силы, крутанул шею. Шея хрустнула и безжизненно повисла, можно было и не тратить столько сил. Тони сказал, что этот проповедник – слишком лёгкая добыча, ведь он даже не сопротивлялся. И мы продолжили наши тренировки.

За три дня я убил около двадцати человек, в основном взрослых мужчин и женщин. Все эти люди мне были неприятны при жизни. Также среди убитых – двое соседских детей  восьми и пятнадцати лет (совершенно ошибочное мнение, что детей убивать легче, чем взрослых!) и четверо случайно подвернувшихся стариков. К старикам я не испытывал ничего личного, но они неприятны сами по себе.

Тони уверен, что полученный опыт пошел мне на пользу, хотя в дальнейшем я буду убивать в основном из огнестрельного оружия (которым я пока не владею).

Итак, друзья, мы уезжаем. К сожалению, во время действия нашего контракта я не смогу вести свой журнал, это запрещено. Я – абсолютно секретный агент, у меня новое имя и биография. Но когда я вернусь, мы снова будем вместе! Я куплю себе маленькое ранчо (например, в Техасе) и выйду на связь. Но надеюсь, что это случится не скоро. Ведь человек только тогда и счастлив, когда у него есть любимая работа. Желаю и вам всего хорошего. Хотя мой пример доказывает, что для достижения намеченной цели одного желания мало, нужна удача и большая работоспособность. Так что не жалейте себя. И тем более других. Прощайте.

Ваш Чиггер.

 

 

post comment